Русская линия
Русская линия Руслан Цветков14.10.2010 

Ставка на умеренный национализм

События последних недель, богатые сводками о непрекращающихся терактах, убийствах представителей власти и ответных операциях спецслужб, не дают повода говорить о стабилизации обстановки в республиках Северного Кавказа и особенно в Дагестане. Подтверждением этому вполне могут служить попытки главы этой республики М. Магомедова сформировать службу собственной безопасности (т.н. подразделение «0−800»), готовящееся введение на территории Дагестана дополнительной войсковой группировки, создание там особых комендантских зон ответственности и т. п. мероприятия. Оценивая эти меры, как превентивные, дабы не повторились события августа 1999 года, можно с удовлетворением говорить о силовом решении вопроса в неспокойном регионе. Однако, параллельно, если не с опережением, должны предприниматься и другие эффективные шаги и в первую очередь в сфере идеологии, экономики, финансов, молодёжной и национальной политики, т.к. давно ясно, что наведение требуемого порядка, особенно, на Северном Кавказе, возможно только в результате комплексных мер. За примерами далеко ходить не надо — под боком находиться Чечня, которая на удивление всем стала практически самым стабильным субъектом Федерации среди Северо-Кавказских республик. Её глава Р. Кадыров давно стал харизматичным лидером, с которым невольно сравнивают и остальных руководителей СКФО.

HTML-тег: Грозный – центр мираУспех Кадырова кроется не только в особых отношениях с премьером В. Путиным, не только в больших финансовых потоках, направляемых в Чечню, но и в совершенно неповторимом стиле управления республикой, когда его позиция, заявленная по тому или иному вопросу, становиться приоритетной и решающей. Опираясь на команду грамотных помощников и советников (узнать бы, где он их взял?), он сделал ставку на здоровый национализм и практически одержал победу. Отсюда вытекает, что не тупое перекачивание денег в регион, является определяющим фактором стабильности, а грамотная продуманная и выверенная идеологическая политика, лежащая в основе процесса возрождения региона. Приведу пример, для упрямых сторонников теории, что деньги решают всё.

В ходе, состоявшейся в августе 2-х дневной поездки полпреда президента России в СКФО А. Хлопонина в Дагестан, он прямо заявил, что «ни один регион, ни одна территория страны не имеет такого привилегированного режима, какие созданы для республик Северного Кавказа». Речь шла о весьма приличных суммах. В частности, о поддержанной в Москве инициативе М. Магомедова, о создание отдельной ФЦП по развитию Дагестана, что помимо отраслевых ФЦП по РД и ФАИП (федеральных адресных целевых программ), вкупе с плановыми бюджетными дотациями, означает многомиллиардный денежный поток. Т.о. федеральный центр, вопреки сложившемуся мнению, готов финансировать дотационную республику не меньше, чем Чечню. Но как показало общение Хлопонина с аппаратом правительства Дагестана, выделяемые деньги не готовы освоить местные чиновники, которые не имеют чёткой целевой программы финансирования республики. Т. е. Москва выражает желание раскошелиться, а Махачкала не может толком объяснить, сколько ей нужно денег, зачем и куда она их потратит. Сам М. Магомедов, видя бессилие своего правительства, признал, что многие его подчинённые привыкли работать по схеме «у нас существуют проблемы и их трудно решить», поэтому лучше, де, ничего не делать. В сочетании с захлестнувшими Дагестан преступлениями корыстной направленности чиновников в погонах и без, это демонстрирует слабость местной власти и объясняет низкий уровень доверия к ней со стороны населения и рост недовольства.

Застой образовался в Дагестане и в работе с молодёжью, например, в области спорта. В отличие от Чечни, глава которой видит молодых чеченцев чемпионами, прежде всего по боксу и вольной борьбе, здесь эта работа ведётся вяло, пущена на самотёк. Дагестанские газеты с тревогой пишут, что «лет через пять Дагестан останется далеко позади своих соседей. И не только в боксе, но и в вольной борьбе» и что республика «разбазаривает-то, что накапливалось десятилетиями». Кадыров же, популяризируя спорт и являясь, кстати, патроном республиканского спортивно-патриотического клуба «Рамзан», даёт спортсменам чёткие установки: «Чеченцы должны стать лучшими. Сначала в стране, затем в мире». Неудивительно, что чеченский бокс — это с недавних пор привычное явление в спорте. По свидетельству очевидцев, на последних, ставших ежегодными, соревнованиях на кубок Р. Кадырова, «чеченские бойцы боксировали столь горячо, словно в последний раз в жизни. В каждой схватке. Разорвали всех духом».

По-прежнему нерешёнными в Дагестане остаются многие проблемы идеологического характера, которые всё больше носят религиозно-нравственный оттенок. Например, несмотря на то, что в республике открываются мечети и исламские образовательные учреждения, даже между муфтиями и имамами, признающими Духовное Управление Мусульман Дагестана (ДУМД) отсутствует элементарное единомыслие (например, в чтении в мечетях общей пятничной проповеди, согласованной в ДУМД). Нет чётко выработанного отношения к ваххабизму и другим течениям

о толка — в обществе всё чаще ведутся разговоры об отмене антиваххабитского закона, принятого здесь в 1999 году. Власти не предпринимают серьёзных мер, чтобы оградить народ от пропаганды насилия и разврата, транслируемых по российскому (!) телевидению и свободной продажи полупорнографической продукции в киосках. Затягивается вопрос и с введением преподавания в школах основ ведущих религий, в первую очередь ислама.

В Чеченской республике эти вопросы давно отрегулированы. Традиционный ислам пользуется абсолютной поддержкой властей, ваххабизму объявлен смертельный бой, а на атеиста смотрят с недоверием. «Настоящий чеченец не может не быть мусульманином, не знать веры своих предков, не соблюдать традиций и обычаев народа» — такое решение Кадырова нашло поддержку и понимание в ещё недавно раздираемом противоречиями обществе. Без особенных протестов с чьей либо стороны, давно и положительно решён вопрос изучения основ ислама в большинстве чеченских школ, а чеченское телевидение является образцом нравственности и патриотизма. Даже во время трансляции сомнительных сцен по центральным каналам, они просто целомудренно блокируются (куда только смотрят наши, или точнее сказать, русскоговорящие либеральные правозащитники?).

Одним словом ставка на здоровый национализм и региональный патриотизм, базирующиеся на традиционных исламских ценностях, предполагающих разумную умеренность и сдержанность во всём, в сочетании с деловыми качествами лидера Чечни и его команды, дают хороший результат. А жёсткость, в сочетании с гибкостью, с которой он проводит свою политическую волю, находит поддержку, как в обществе, так и в Кремле. Если взять за исходное — задачу искоренения экстремизма и терроризма, то надо признать меры, предпринимаемые Р. Кадыровым, весьма эффективными. (В текущем году в Чеченской республике произошло резкое снижение активности БФ — по моим данным осуществлено всего 2 теракта. Для сравнения — в Кабардино-Балкарии за последний год количество терактов выросло в 4 раза, в Ингушетии и Дагестане почти в 2 раза). Глава ЧР фактически лишил бандитское подполье, паразитирующее на недостатках постсоветского общества, повода к объявлению его правительству «священного джихада»: существенно ограничил продажу спиртного; активно пропагандирует здоровый образ жизни, вполне отвечающий нормам шариата; является примерным семьянином и усердным прихожанином мечети. В интервью корреспондентам иностранных СМИ, Р. Кадыров заявил: «Как для верующего человека, для меня шариат имеет важное значение… Это чтобы вы знали. Я мусульманин, я истинно верующий человек. В этой жизни выше религии для меня ничего нет. Религия предписывает соблюдать закон. Мы живем в светском государстве, должны соблюдать и соблюдаем законы Российской Федерации»

В его словах, обращённых к членам БФ, звучит абсолютная уверенность в своей правоте: «Более 7 тысяч человек осознали, что выбранный ими путь является ложным и вернулись к мирной жизни. Они осознали, что провозглашаемые лжепатриотами идеи идут вразрез с тем, что они делают. Путь, который они предлагают, ведёт только к уничтожению самого чеченского народа и разрушение его многовековых устоев».

Очевидно, что многонациональный Дагестан не может полностью взять на вооружение приёмы соседней моноэтнической республики, однако нерешительное топтание на месте, затягивание в решении столь важных для республики вопросов, упущенное время, безусловно, играют на руку экстремистам, использующих столь явные недостатки дагестанской власти в своих целях.

+ + +

Видимым символом успешной политики Р. Кадырова, которую можно выразить двумя словами «Мы — лучшие!», является стела на въезде в столицу республики со стороны Гудермеса, в виде земного шара с надписью по экватору «Грозный — центр мира!». Всем несогласным с таким лозунгом, в т. ч. и мне, приходиться с этим мириться.

Но, а что если, например, установить витражи с подобными надписями в Махачкале, а то и в Москве. Для Москвы предлагаю суворовское «Мы — русские! С нами Бог!» Может быть, это, наконец, поможет сплотиться государствообразующему народу и тем самым свернуть шею всем врагам единого и неделимого Отечества! Ведь и у нас самих, в первую очередь русских, по словам знаменитого тренера по фигурному катанию Т. Тарасовой «потеряно чувство Родины, а без него не победить».

http://rusk.ru/st.php?idar=44328

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru