Русская линия
Русская линия08.10.2010 

Общественность против растления детей!

Президенту Российской Федерации
Д.А.МЕДВЕДЕВУ

Председателю Правительства Российской Федерации
В.В.ПУТИНУ

Председателю Государственной Думы
Б.В.ГРЫЗЛОВУ

Председателю Совета Федерации
С.М.МИРОНОВУ

11 июня 2010 года депутатами Государственной Думы во втором чтении был принят проект Федерального закона N 155 209−5 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Полностью поддерживая основную идею законопроекта о необходимости ограждения детей от информации, наносящей вред их здоровью и развитию, в то же время хотим обратить Ваше внимание на отдельные положения законопроекта, которые вызывают тревогу широких слоёв общественности.

В частности, законопроект предлагает к использованию для обучения и воспитания детей в образовательных учреждениях с 12-летнего возраста информацию эротического характера, а также информацию, содержащую отдельные бранные слова и выражения.

Из определенных пунктов законопроекта следует, что детям с 16-летнего возраста можно демонстрировать и информацию порнографического характера, если она носит образовательный характер, разрешены также эпизодические бранные слова и сцены насилия.

Таким образом, данный законопроект фактически легализует эротику и порнографию в образовательном процессе и создаёт правовую основу преподавания программ полового просвещения детей в образовательных учреждениях, против которого непримиримо выступает гражданское общество.

Полагаем недопустимым введение в российское законодательство положений, направленных на растление несовершеннолетних, которые на самом деле являются уголовно наказуемыми деяниями и необоснованно ограничивают право родителей на воспитание детей в соответствии с собственным мировоззрением.

Считаем возмутительным фактом то, что данный законопроект не был вынесен на всенародное обсуждение и рассматривается Государственной Думой без учёта мнения общественности.

Обращаемся к Вам с просьбой не допустить принятия данного законопроекта без учёта предложений родительских сообществ и общественных организаций, изложенных в заключении.

Приложение: Заключение Объединённый общественный комитет в защиту семьи, детства и нравственности в составе:

— Межрегионального общественного движения «Народный Собор»;

— Всероссийской общественной организации «Сообщество многодетных и приёмных семей России «Много деток — хорошо!»;

— Всероссийской общественной организации «Родительский комитет»;

— Межрегионального общественного движения в поддержку православных образовательных и социальных инициатив «Пчёлки»;

— Общероссийской общественной организации «Союз борьбы за народную трезвость» (СБНТ);

— Межрегионального общественного движения «Антиалкогольный фронт»;

— Ассоциации военно-патриотических клубов «Стяг»;

— Этно-культурного объединения православных казачьих обществ Москвы;

— Союза Православных хоругвеносцев и Союза Православных братств;

— Международного общественного движения СРУБ «Союз России, Украины и Беларуси»;

— Фонда содействия инициативе общественных организаций по установке памятника Патриарху Гермогену;

— Всероссийского Общественного Движения «Косовский Фронт»;

— Общероссийской Общественной Организации «За жизнь и защиту семейных ценностей»;

— Общероссийского общественного движения «Преображение»; - Объединения Православных Казачьих обществ;

— Общероссийской общественной организации «Всероссийское родительское собрание»;

— Межрегионального общественного движения помощи детям-сиротам при Духовно — просветительском центре им. Св-м. Владимира Амбарцумова;

— Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество»

— и ещё более 200 организаций….


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по проекту федерального закона N 155 209−5 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»,
внесённому в Государственную Думу депутатами Государственной Думы О.В.Морозовым, Е.Б.Мизулиной, Н.В.Герасимовой, А.К.Исаевым, Г. П.Ивлиевым, В.А.Васильевым, В.Н.Плигиным, О.Г.Борзовой, Т.В.Яковлевой, А.В.Бедновым, Е.А.Вторыгиным, М.А.Мукабеновым, Н.А.Останиной, Н.Н.Карпович, И.А.Яровой, И.К.Родниной
и принятому Государственной Думой во втором чтении
11 июня 2010 года

Названный проект федерального закона направлен на защиту детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию.

Полностью поддерживая основную идею законопроекта о необходимости ограждения детей от информации, наносящей вред их здоровью и развитию, и разделяя концепцию законопроекта, предусматривающую ограничение оборота информационной продукции в зависимости от возраста детей, в то же время полагаем, что отдельные положения законопроекта нуждаются в доработке.

В первую очередь это касается классификации информационной продукции, предлагаемой законопроектом, и ограничения её оборота в зависимости от возрастных категорий детей.

Так, согласно статье 7 законопроекта «к информационной продукции для детей до 6 лет может быть отнесена информационная продукция, содержащая информацию, не причиняющую вреда здоровью и (или) развитию детей (в том числе содержащая оправданные её жанром и (или) сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия)».

С данным положением трудно согласиться, так как дети в младенческом возрасте (как минимум до трёх лет) ещё не в состоянии отличить добро от зла и демонстрация насилия в самом безобидном виде способна нанести вред детской психике и отразиться на здоровье детей. То есть информационная продукция, содержащая изображение или описание насилия в какой бы то ни было форме, в младенческом возрасте не может быть отнесена к информации, не причиняющей вреда здоровью и (или) развитию детей, как это предложено в статье 7 законопроекта.

При этом в законопроекте не содержится определений понятий «насилие» и «жестокость», что создаёт возможность их неоднозначного толкования и субъективной оценки со стороны экспертов и специалистов в правоприменительной практике.

Согласно статье 9 законопроекта к допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, в которой содержатся оправданные её жанром и (или) сюжетом «не носящие возбуждающего или оскорбительного характера эпизодические ненатуралистические изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной».

Между тем, для двенадцатилетнего подростка любые изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной не могут не носить возбуждающего характера в силу физиологических и психологических особенностей этого возраста. Для детей в пубертатном периоде даже эпизодическое и ненатуралистическое изображение или описание половых отношений мужчины и женщины будет носить эротический характер с соответствующими растлевающими последствиями, то есть причинять явный вред их здоровью и развитию.

Законопроект же вообще не содержит положений, ограничивающих оборот продукции для детей, содержащей информацию эротического характера, в то время как именно эта продукция, являясь наиболее распространённой, оказывает едва ли не самое негативное влияние на формирование подрастающего поколения.

При этом часть 4 статьи 6 законопроекта устанавливает, что в соответствии с данным Федеральным законом осуществляется классификация информационной продукции, предназначенной и (или) используемой для обучения и воспитания детей в образовательных учреждениях, реализующих соответственно основные общеобразовательные программы, основные профессиональные образовательные программы начального профессионального образования, среднего профессионального образования, в образовательных учреждениях дополнительного образования детей. А согласно части 3 статьи 15 законопроекта требованиям указанной классификации должны соответствовать содержание и художественное оформление печатных изданий, полиграфической продукции, аудиовизуальной продукции, иной информационной продукции, используемой в образовательном процессе.

То есть данное положение, в нормативном единстве с вышеперечисленными положениями законопроекта, может служить правовой основой для введения полового просвещения в образовательных учреждениях. Законопроект фактически легализует эротику и порнографию в образовательном процессе. В случае принятия проектируемого федерального закона в данной редакции половое просвещение в образовательных учреждениях можно будет проводить в рамках существующих учебных программ, без каких либо дополнительных разрешений на законодательном уровне. При этом нормы законопроекта обезопасят образовательные организации от обвинений в растлении несовершеннолетних, которые всякий раз возникают со стороны родителей при периодически повторяющихся попытках введения таких уроков в школе.

Следует отметить, что гражданское общество давно и непримиримо выступает против «секспросвета». Предпринимавшиеся ранее попытки введения уроков полового просвещения в школах вызывали активный общественный протест и острый отклик в прессе.

Так, в 1997 году в Государственную Думу были переданы 20 000 подписей против проекта федерального закона N96700124−2 «Орепродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления», внесённого в Государственную Думу Российской Федерации депутатами Государственной Думы А.В.Апариной, И.Ф.Герасименко и другими, и Федеральной программы планирования семьи. В центре Москвы состоялся десятитысячный митинг общественности под лозунгом «Защитим детей от растления!» против программ полового образования подростков, как составной части программы планирования семьи. Были собраны десятки обращений от общественных организаций и граждан-избирателей.

В итоге законопроект был снят с рассмотрения, не дойдя до первого чтения, и депутаты Государственной Думы Российской Федерации проголосовали против финансирования Федеральной государственной программы планирования семьи.

Тревогу общественности вызывает тот факт, что половое просвещение подростков, разрушая свойственный юным защитный покров природной стыдливости, может провоцировать ранние сексуальные отношения, как бы с одобрения взрослых. По существу эти уроки подразумевают начало половой жизни с момента полового созревания, но с применением мер контрацепции. Обучение этому в столь раннем возрасте не может способствовать формированию ответственного отношения к репродуктивной функции, и как следствие, улучшению демографической ситуации в стране. Проводившиеся в некоторых образовательных учреждениях эксперименты по введению полового просвещения учеников вызывали возмущение родителей, судебные иски и обращения в правоохранительные органы.

Возможность введения «секспросвета» в школах и сейчас является одной из острейших тем, отрицательно воспринимаемых обществом. По мнению многих родителей, подобные законопроекты необоснованно ограничивают их право на воспитание детей в соответствии с собственным мировоззрением.

В пункте 3 статьи 9 законопроекта предлагается разрешить оборот информационной продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет, содержащей отдельные бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани. Таким образом, государство позволяет приучать своих юных граждан к ругательствам, фактически легализуя их, вместо порицания. Полагаем, что это непременно негативно отразится на развитии детей, став прочной моделью их поведения.

Помимо этого, часть 5 статьи 29 Конституции Российской Федерации содержит запрет цензуры в России. Поэтому использование термина «нецензурная брань», содержание которого в законопроекте не раскрыто, может привести к его расширительному толкованию и применению на практике не в пользу детей.

Вызывает недоумение и тот факт, что согласно части 4 статьи 11 законопроекта оборот продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет (то есть содержащей изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, ненатуралистических сцен жестокости и насилия, бранных слов и выражений), допускается и среди детей с шести лет, если это происходит в присутствии родителей или иных законных представителей. Получается, что государство позволяет растление своих юных граждан, если это происходит в присутствии старших, и даже готово способствовать этому в процессе обучения. Нет сомнения, что такая информация может нанести вред здоровью и развитию шестилетнего ребенка, оставив разрушительный след в его неокрепшей психике. Данную норму из текста законопроекта требуется исключить.

Спорными, на наш взгляд, являются положения статьи 10 законопроекта, допускающие к обороту продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет, информационную продукцию, в которой содержатся оправданные её жанром и (или) сюжетом: «не носящие оскорбительного характера изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной», эпизодически используемые бранные слова и выражения, ненатуралистические сцены насилия и жестокости.

При этом содержание информации сексуального характера, разрешенной для детей старше шестнадцати лет, охватывает понятие информации порнографического характера, определённое в пункте 9 статьи 2 законопроекта как «изображение или описание половых органов человека и (или) полового сношения либо сопоставимого с половым сношением действия сексуального характера…», и оборот которой запрещён пунктом 7 части 2 статьи 5 того же законопроекта.

В то же время указанный законопроект, как и проект федерального закона N295503−5 «Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера», внесённый депутатами Государственной Думы О.В.Морозовым, Е.Ф.Лаховой, Е.Б.Мизулиной, Н.Н.Карпович, С.С.Говорухиным, И.А.Яровой и другими, не относит к порнографии информацию порнографического характера, если она носит образовательный характер (пункт 9 части первой статьи 2 рассматриваемого законопроекта, пункты 3 и 4 статьи 2 законопроекта N295503−5).

Вряд ли найдётся много родителей, одобряющих показ детям порнографической продукции на школьной или студенческой скамье, даже если им исполнилось шестнадцать лет.

Кроме того, не ясно, что входит в понятие информации «оскорбительного характера» в сфере отношений мужчины и женщины и включает ли оно половые извращения?

Следует отметить, что в пункте 7 статьи 2 законопроекта информационная продукция для детей определяется как продукция, способствующая их надлежащему воспитанию. Следовательно, попытки родителей или лиц, их заменяющих, оградить детей от такого рода информации, например, сексуального содержания, да ещё преподаваемой в образовательном учреждении, могут квалифицироваться как невыполнение требований закона о надлежащем воспитании детей.

Это может послужить одним из оснований привлечения родителей к ответственности, предусмотренной действующим законодательством: в виде лишения родительских прав, ограничения в родительских правах и изъятия ребенка из семьи (статьи 69, 73 и 77 Семейного кодекса Российской Федерации), административной ответственности в виде штрафа (статья 5.35 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации) или уголовной ответственности до трёх лет лишения свободы, если это деяние сопряжено с жестоким обращением с ребенком (статья 156 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Кроме того, само понятие «надлежащее воспитание» изложено в законопроекте в соответствии с Конвенцией ООН о правах ребенка как «основанное на приоритете общечеловеческих ценностей — уважении к родителям, к России, ее истории, национальным традициям и культуре, к Конституции Российской Федерации и законам, равенстве прав и свобод человека и гражданина, терпимости, справедливости, на принципах укрепления мира, дружбы и согласия между народами, национальными, этническими, религиозными группами, уважении в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания» и представляет собой либеральную трактовку права ребенка на воспитание в широком смысле. Именно этим ценностям должна будет соответствовать информационная продукция для детей.

Возможность использования на практике столь широкого и неконкретного понятия в качестве правового инструмента вызывает сомнение экспертов и обеспокоенность гражданского общества.

Примечательно, что данный законопроект, не смотря на всю его неоднозначность, не был представлен на обсуждение широкой общественности.

Учитывая, что законопроект практически прошёл основную стадию рассмотрения и достаточно глубоко проработан, наиболее оптимальным выходом из сложившейся ситуации, на наш взгляд, могло бы быть предложение сместить классификацию информационной продукции, уже определённую в законопроекте, по возрастным категориям детей.

Так, самая младшая возрастная категория (дети до шести лет), по нашему мнению, не должна иметь доступа к информации, содержащей изображение или описание физического и (или) психического насилия.

С этой целью из статьи 7 законопроекта следует исключить слова: (в том числе информационная продукция, содержащая оправданные её жанром и (или) сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия)."

Информация, предназначенная в соответствии со статьёй 7 законопроекта для детей, не достигших шестилетнего возраста, могла бы более подойти для детей, которым уже исполнилось шесть лет.

Информационная продукция для детей старше шести лет, указанная в статье 8 законопроекта, могла бы быть предназначена для детей, достигших возраста двенадцати лет.

А информационная продукция для двенадцатилетних, перечисленная в статье9законопроекта, более подходит для детей, достигших шестнадцати лет (статья 10 законопроекта).

Возможны и иные способы изменения указанных положений законопроекта, но они связаны с дроблением уже предусмотренных в нём возрастных категорий детей и изменением содержания предназначенной для них информационной продукции.

К примеру, в отношении малолетних можно выделить детей до трёх лет в самостоятельную категорию с полным запретом доступа информации, содержащей насилие, не распространяя указанное ограничение на детей от трёх- до шестилетнего возраста.

С этой целью текст законопроекта требуется дополнить новой статьёй следующего содержания:

«Информационная продукция для детей до трёх лет.

К информационной продукции для детей до трёх лет может быть отнесена информационная продукция, содержащая информацию, не причиняющую вреда здоровью и (или) развитию детей.".

В этом случае в статью 7 законопроекта следует внести изменение, распространяющее требования по ограничению оборота информационной продукции, предусмотренные в данной статье, на детей в возрасте от трёх до шести лет.

Из статьи 9 законопроекта необходимо исключить пункты 3 и 4, допускающие к обороту информационную продукцию для детей, достигших возраста двенадцати лет, информацию, содержащую отдельные бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани, а также не носящие возбуждающего или оскорбительного характера эпизодические ненатуралистические изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной.

Редакцию пунктов 4 и 5 статьи 10 законопроекта, разрешающих к обороту для детей, достигших возраста шестнадцати лет, информационную продукцию, содержащую эпизодически используемые бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани, а также не носящие оскорбительного характера изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, требуется изменить. На наш взгляд, было бы уместно изложить указанные пункты в редакции пунктов 3 и 4 статьи 9 законопроекта, регулирующих оборот аналогичной информационной продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет.

Следует заметить, что в законопроекте ничего не говорится об опасности ранних половых отношений и вреде беспорядочных половых связей, их разрушительном воздействии как на здоровье, так и на развитие личности.

Поэтому полагаем, что разрешенная к обороту продукция для детей, содержащая информацию о половых отношениях мужчины и женщины, должна непременно сопровождаться контекстной информацией о необходимости построения полноценных отношений между мужчиной и женщиной, целью которых является создание семьи и рождение детей.

Пункт 3 статьи 8 законопроекта разрешает оборот информационной продукции, содержащей эпизодическое изображение или описание антиобщественных действий или преступлений при условии, что «не обосновывается и не оправдывается их допустимость и выражается отрицательное, осуждающее отношение к лицам, их совершившим». В воспитательных целях более правильным представляется осуждать плохие поступки, а не лиц, их совершивших. Иначе это будет прививать детям неприязнь к окружающим людям и порождать агрессивное поведение.

Иные положения законопроекта также содержат недоработки, на которые хотелось бы обратить внимание.

Предлагаемое в пункте 9 статьи 2 законопроекта определение порнографической продукции представляется спорным, так как оно существенно сужает указанное понятие. Согласно, например, классическому учебнику"Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть" (под ред.А.И.Рарога), порнография — это натуралистическое изображение «интимных сторон жизни человека, связанных с удовлетворением сексуальных потребностей».В законопроекте же порнографией называется только «… натуралистическое изображение половых органов и полового сношения либо сопоставимого с половым сношением действия сексуального характера…».

Учитывая, что указанный вопрос не является предметом проектируемого федерального закона, и должен быть урегулирован в Федеральном законе «Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера», проект которого находится на рассмотрении в Государственной Думе Российской Федерации, с целью исключения разночтений в определениях правовых понятий, полагаем целесообразным исключить определение порнографической продукции из текста данного законопроекта.

Часть 1 статьи 11 законопроекта допускает оборот информационной продукции, содержащей информацию, оборот которой запрещён в соответствии с частью 2 статьи 5 проектируемого федерального закона, в местах, доступных для детей, с условием применения административных и организационных мер, технических и программно-аппаратных средств защиты детей от указанной информации.

Между тем, информация, перечисленная в части 2 статьи 5 законопроекта, носит антиобщественный характер, распространение которой граничит с правонарушением. В частности, к информации, оборот которой запрещен среди детей, относится информация порнографического характера, информация, содержащая нецензурную брань, информация, призывающая к совершению преступлений и (или) административных правонарушений либо оправдывающая допустимость их совершения, информация, побуждающая детей к потреблению наркотических средств, занятию проституцией, к причинению вреда своему здоровью, самоубийству и т. п.

Законопроект же создаёт правовую возможность для широкого распространения указанной информационной продукции при соблюдении определённых условий.

Исходя из этого, в тексте данной нормы законопроекта следует сделать оговорку о том, что информационная продукция, содержание которой не соответствует действующему законодательству, распространению не подлежит.

В соответствии частью 3 статьи 11 законопроекта обязательная маркировка информационной продукции, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, не распространяется на учебники и учебные пособия, рекомендуемые или допускаемые к использованию в образовательном процессе в соответствии с законодательством Российской Федерации в области образования, на телепрограммы, телепередачи, транслируемые в эфире без предварительной записи (тема и основное содержание может быть известно заранее!), периодические печатные издания, специализирующиеся на распространении информации общественно-политического или производственно-практического характера. На наш взгляд, указанные положения необоснованно ограничивают требования законопроекта.

Трудно согласиться и с принятой во втором чтении поправкой в статью 1 законопроекта, которая исключает область рекламы из сферы действия проектируемого федерального закона. В настоящее время реклама является наиболее распространённой информационной продукцией, наносящей вред развитию и здоровью подрастающего поколения. Учитывая, что содержащаяся в ней информация адресована неопределенному кругу лиц (статья 3 Федерального закона «О рекламе»), государство обязано ограничивать оборот рекламной продукции в целях защиты здоровья своих юных граждан и охраны их интересов.

В части 2 статьи 12 законопроекта устанавливается, что знак информационной продукции, наносящей вред здоровью и развитию ребенка, демонстрируется в течение пятнадцати секунд в углу кадра непосредственно в начале демонстрации информационной продукции и после каждого прерывания демонстрации.

Такие меры предупреждения представляются недостаточными. К примеру, зрители телевизионной программы, включившие трансляцию не с самого начала, до перерыва не будут знать о том, что эта информационная продукция может нанести вред здоровью и развитию их детей. На наш взгляд, знак информационной продукции должен быть размещён в углу кадра на протяжении всей телепрограммы, телепередачи, демонстрации фильма, за исключением демонстрации фильма, осуществляемой в кинозале.

Недостаточными представляются и меры защиты детей от вредной информации, распространяемой в сети «Интернет», предусмотренные в части 4 статьи 12 законопроекта, которые заключаются в размещении в верхней части каждой веб — страницы (электронной страницы) сайта знака информационной продукции и (или) текстового предупреждения об ограничении её распространения. Полагаем, что данную норму следует дополнить положением, обязывающим владельца сайта, содержащего ограниченную к распространению информацию, размещать предупреждение об этом ещё до предоставления доступа к указанной информации.

Данное замечание распространяется и на аналогичные положения той же части4 статьи 12 законопроекта в отношении экрана мобильного радиотелефонного устройства сети подвижной радиотелефонной связи.

Статья 16 законопроекта содержит дополнительные требования к обороту информационной продукции, запрещённой для детей. Однако статья 5 законопроекта относит к информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, наряду с запрещённой информационной продукцией, ещё и информационную продукцию, оборот которой ограничен среди детей определённых возрастных категорий. К ней, в частности, относится информация, представляемая в виде изображения или описания действий сексуального характера, связанных с возбуждением, проявлением или удовлетворением полового влечения; в виде изображения или описания жестокости, физического или психического насилия, преступления или иного антиобщественного действия; информация, вызывающая у детей страх, ужас или панику и т. п.

Не смотря на то, что оборот указанной продукции законопроектом разрешен для детей различных возрастных категорий (что само по себе довольно спорно), не вызывает сомнения тот факт, что для детей младшего возраста подобная продукция является вредной, способной нанести психологические травмы. А потому к обороту указанной продукции должны быть применены дополнительные требования, аналогичные требованиям к запрещённой продукции, а именно: первая и последняя полосы газеты, обложка экземпляра печатной продукции, иной полиграфической продукции, ограниченной для детей, не должны содержать информацию, причиняющую вред их здоровью и (или) развитию, информационная продукция для детей старше шестнадцати лет должна допускаться к распространению в местах, доступных для детей младшего возраста, только в запечатанных упаковках и на некотором удалении от организаций детского профиля.

Часть 1 статьи 21 законопроекта предоставляет право осуществлять общественный контроль за соблюдением требований проектируемого Федерального закона общественным объединениям, зарегистрированным в установленном законом порядке.

Данное положение законопроекта не согласуется со статьей 18 Федерального закона «Об общественных объединениях», согласно которой общественное объединение считается созданным с момента принятия решения о создании общественного объединения, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов, принимаемых на съезде (конференции) или общем собрании. С этого времени общественное объединение осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права, за исключением прав юридического лица, и принимает на себя обязанности, предусмотренные данным Федеральным законом.

Законопроект же необоснованно ограничивает право общественных объединений, не прошедших государственную регистрацию, на осуществление своей уставной деятельности.

Названный проект федерального закона является составной частью пакета законопроектов, подготовленных в рамках «Концепции государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защиты их нравственности», разработанной Комитетом Государственной Думы Российской Федерации по вопросам семьи, женщин и детей, Комиссией Общественной палаты Российской Федерации по социальной и демографической политике и Общественным советом Центрального федерального округа.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что «Принятие и введение в действие предлагаемого законопроекта будет способствовать оказанию помощи родителям в воспитании детей, их защите от негативной информации, а также созданию необходимого в любом цивилизованном обществе и правовом государстве комплекса законодательно установленных гарантий физической, духовной и информационной безопасности детей, предупреждения агрессивного и иных форм антиобщественного поведения несовершеннолетних» (5).

Однако данный законопроект в части положений, касающихся доступа несовершеннолетних к информации сексуального характера, не соответствует поставленным целям и в случае его принятия в предлагаемой редакции может иметь негативные социальные последствия, способные привести к противоположному результату.

Общественный центр правовых экспертиз и законопроектной деятельности

http://www.narodsobor.ru/default.asp?trID=378&artID=12 290

http://rusk.ru/st.php?idar=44205

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Александр Мысов., строитель    11.10.2010 03:59
Полностью согласен и подписываюсь под обращением…
  сух    08.10.2010 13:28
ну и почему бы не создать альтернативный проект общественными православными организациями?
  Московкин О.В., инженер    08.10.2010 05:42
подписываюсь под обращением

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru