Русская линия
Известия Ирина Мак29.09.2010 

Изменить проект нельзя
Началось строительство депозитария Музеев Кремля

Вчера в Государственном историко-культурном заповеднике «Московский Кремль» прошла пресс-конференциягенерального директора МузеяЕлены Гагариной, приуроченная к началу строительства депозитарно-реставрационного центра музея на Боровицкой площади, в непосредственной близости от Кремля. Учитывая возмущение московской общественности принятым к исполнению проектом здания — помпезной ротондой, увенчанной куполом с балюстрадой (см. «Известия» от 21.09.10 «Боровицкую площадь уплотняют»), журналисты предвкушали скандал. Но не дождались: мнение руководства музея по поводу новостройки в целом совпадало с общественным.

Генеральный директор Музея Елена Гагарина даже не пыталась его скрыть. Однако, оправдывая начавшееся в понедельник строительство, говорила о необходимости разместить в новых помещениях тысячи экспонатов и целые коллекции, недоступные для посетителей из-за отсутствия свободных площадей.

— К сожалению, в Москве мы не имеем возможности показывать ни больших вставок, которые мы устраиваем за рубежом, ни того, что есть в наших собраниях, — сказала Гагарина, — большинство экспонатов хранятся в помещениях XVII—XVIII вв.еков, совершенно не предназначенных для этой цели, и там же располагаются реставрационные мастерские.

По аналогии с Лувром, под правым крылом которого располагаются четыре подземных уровня, и именно на минус четвертом этаже находятся реставрационные и экспертные мастерские, четыре этажа будущего депозитария тоже было решено «зарыть в землю». Глубже нельзя — под минус четвертым этажом идет метро. Залы первого этажа, с панорамным остеклением, скрытым за колоннами, предназначены для выставок и постоянной экспозиции. Колоннаду, кстати, удалось избавить от некоторых архитектурных излишеств — по требованию музейщиков, заставивших проектировщиков учесть их замечания. Однако не во власти музея было убрать с крыши балюстраду и сам купол, превышающий допустимую высоту здания (23, 8 метра против разрешенных несколько лет назад мэром 20 метров, увеличенных год назад Стройнадзором до 22, 4 метра).

Национальному комитету ЮНЕСКО, с которым в 2008-м был согласован проект (Борови-цкая площадь входит в охранную зону Кремля), было представлено здание без купола. Однако вряд ли международная инстанция будет возражать и против нынешнего про-екта. По словам Гагариной, представители ЮНЕСКО, приезжавшие не так давно в Москву, «были так обеспокоены тем, что у нас произошло с Торговыми рядами в непосредственной близости от Красной площади», что вопрос с депозитарием отошел на второй план.

Площадь на «стрелке» между Маховой и Манежной улицами, образовавшийся после того, как, зачищая в 1972 году столицу к приезду Никсона, здесь снесли несколько зданий, образовалась стихийно. По словам,

— Когда мы смотрим на площадь, — заметил заместитель гендиректора Музеев Кремля Андрей Баталов, — ничего, кроме стыда за отечество не возникает. Мы видим не площадь, а пустошь, дворовые фасады стоящих зданий, не рассчитанные на то, чтобы их созерцали.

Вторжение не остановить. Реализуемый проект депозитария, по словам Баталова, был лучшим из предложенных на последнем конкурсе. Остальные отличались еще большей помпезностью. Однако на том, первом конкурсе, в 1990-х годах, был представлен и принципиально иной проект — в так называемом интернациональном стиле: нейтральный стеклянный объем, который не выделялся бы на фоне других зданий. Он должен был «гаснуть» в исторической застройке. И Научно-методический совет, существовавший в то время при Минкульте, проголосовал тогда за этот минималистичный проект. Однако совет имел лишь совещательный голос. Решение о строительстве принималось на другом уровне. И даже не на московском — Елена Гагарина подчеркнула, что Москва к строительству депозитария отношения не имеет.

Проблема в том, что закон, позволяющий строительство в охранной зоне в режиме компенсационной застройки, никак не регулирует архитектурные особенности новых объектов. Этм пользуются те, кто принимает решения. В ответ на вопрос, почему музей допустил к исполнению проект, который очевидно не устраивает руководство музея, Андрей Баталов провел убедительную историческую аналогию с эпохой Романовых: «Наш музей основан в 1806 году императором Александром I. Его преемник Николай I принимал решение о строительстве нового здания Оружейной палаты. Музей не имел никаких шансов определять архитектуру. Она определялась в соответствии с представлениями императора и высших чинов государства».

Строительство началось, поскольку уже стартовали археологические изыскания (их про-водит ООО «Столичное археологическое бюро»). Археологи будут работать несколько месяцев, потом придут строители. Спустя 44 месяца в 2013 году депозитарий заработает.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru