Русская линия
Радонеж Сергей Белозерский15.09.2010 

Геростраты против Благовестников

На прошедшей неделе верхние строчки новостей занимала история с широко разрекламированным сожжением Корана, которое собирался устроить в годовщину терактов 11 сентября некий малоизвестный до того американский пастор; в конце концов, он отказался от своего намерения, но несколько страниц из Корана сожгли какие-то другие жадные до телевизионных софитов деятели.

Менее известно другое событие — канцлер Германии Ангела Меркель, наградила датского карикатуриста за рисование им карикатур на Муххамеда. Кто-то хвалит оба поступка как проявление смелости в отстаивании «западных ценностей».

На самом деле, ни ценностей, ни смелости тут нет. На том же Западе есть смелые люди — сотрудники гуманитарных миссий, которые, рискуя быть убитыми, помогают мусульманским беднякам в Пакистане, те, кто еще более рискуя, проповедуют Евангелие — но ни внимания прессы, ни наград от Агелы Меркель они не удостоились.

Это не знак пробуждения Запада перед лицом исламской угрозы; это печальный симптом утраты системы ценностей и ориентиров, которая определяет цивилизационную идентичность. Хотя Коран собрался сжигать человек, именующий себя пастором, его выходка — такой же плод секуляризма, как и датские карикатуры. Верующие люди проповедуют Евангелие; неверующим проповедовать нечего, и все, что им остается — глумление над чужими святынями за неимением своих.

Когда человек проповедует Евангелие в мусульманской стране, и его за это убивают, (впрочем, за это могут убить и в христианской стране), он не ставит себе целью кого-то оскорблять и раздражать — его цель иная: возвещать истинного Спасителя. Если это приводит к тому, что противники его проповеди, не имея иных доводов, его убивают, то он умирает за Христа и делается мучеником.

Нравственность или безнравственность поступка определяется его намерением: если дело предпринимается вовсе не с дурной целью злить кого-либо, а с благой целью помочь людям обрести вечное спасение — то это благое и праведное дело, даже если у кого-то оно вызывает убийственную ярость.

Если же человек не имеет другой цели, как оскорблять и раздражать, и не только не стремится проповедовать Евангелие, но, фактически, только затрудняет его проповедь, он служит не Богу — но своей личной гордыне и враждебности. Подобно «актуальным художникам», глумящимся над христианскими символами, он не стремится возвестить какое-то послание, которое считает истинным, а просто стремится выбиться, хоть ненадолго, в мировые знаменитости, учиняя безобразия и скандалы.

Сожжения Корана — как и рисование карикатур на Муххамеда — не несут за собой никакого положительного послания, никаких ценностей, никаких идеалов. Кто-то может сказать, что за ними стоят идеалы свободы — в свободном обществе каждый волен делать что угодно. Но это уже не свобода; это что-то другое. Как сказал великий британский мыслитель Эдмунд Берк, «Что такое свобода без мудрости и добродетели? Это величайшее из всех возможных зол; это безрассудство, порок и безумие, не поддающиеся обузданию»

Мудрость и добродетель — как было очевидно самому Берку и многим другим европейским мыслителям — коренится в христианской вере; цивилизация, все более отрывающаяся от своих христианских корней, неизбежно утрачивает то и другое.

Культурное, духовное и интеллектуальное противостояние той системе ложных ценностей и убеждений, которую представляет собой воинствующий исламизм, возможно только от имени истинных ценностей и убеждений — а в обществе, которое вообще избегает разговоров об истине, как «неполиткорректных», или могущих кого-то задеть, оно невозможно.

Нельзя не подивиться мрачной иронии ситуации, когда одни и те же люди выступают против любых открытых выражений христианской веры — якобы, рождественские ясли или стенды с Десятью Заповедями задевают иноверцев — но в то же время поддерживают сознательные и намеренные оскорбления вроде тех же карикатур.

Безобразники менее всего заслуживают похвалы за «смелость» — «смелым» можно назвать человека, который подвергает опасности свою жизнь; сжигатели Корана, из личного тщеславия, подвергают опасности жизнь других.

Уже нашлись мусульмане, решившие в ответ на эту выходку еще раз засвидетельствовать чрезвычайное миролюбие своей религии — в Кашмире мусульманская толпа сожгла христианскую школу. В этой школе, очевидно, работали мужественные люди — быть христианином в Кашмире трудно и опасно, это требует большой смелости. А вот подставлять этих людей под удар, чтобы покрасоваться перед телекамерами — большой смелости не требует.

Христианин видит в обезумевшей толпе погромщиков не врагов, а пленников нашего врага — пленников, которых пришел освободить Христос. Христос умер за этих людей, и им тоже должно быть возвещено Евангелие — а тщеславные выходки безответственных эгоцентриков этому только мешают.

У нас есть, чем ответить заблуждению — Истиной; секулярному миру отвечать нечем, ему остается только хулиганить.

http://www.radonezh.ru/analytic/13 054.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru