Русская линия
Радонеж Сергей Худиев03.08.2010 

О запрете думать головой

Как сообщают из США, руководство университета в американском городе Огаста (штат Джорджия) обязало 24-летнюю студентку Дженнифер Китон отказаться от проявления религиозных убеждений. Студентка неоднократно выражала свои христианские взгляды, в частности, на гомосексуализм и аборты. Дженифер выражала несогласие с тем, что гомосексуализм — это врожденное и неизменное состояние, а также открыто выражала убеждение, что аборты — морально неприемлемы.

В результате руководство факультета предупредило студентку, что если она не будет работать над расширением взаимодействия с лицами нетрадиционной ориентации, посещать гей-парады и выполнять другие предписания для студентов, то не сможет продолжить свое обучение.

Обсуждение этого случая в русском интернете показало, что довольно много людей у нас склонны соглашаться с руководством коллежда — дело в том, что студентка собиралась работать психологом, а такая работа требует, чтобы человек руководствовался «разумом и наукой» а не «религиозными догмами». Идеология, противопоставляющая «разум и науку» религиозным догмам" имеет у нас определенные корни — как-никак, она правила нашей страной семьдесят лет — и слегка модифицированный штамм той же идеологии, импортированный из-за океана, у нас имеет все шансы прижиться. Это тревожно, поскольку те же идеологические вирусы, которые на Западе вызывают насморк, у нас в стране вызывают воспаление легких. Поэтому нам стоит подумать над тем, что мы можем ответить.

Наши оппоненты клянутся разумом и наукой — что же, давайте как раз к разуму и науке обратимся. Рассмотрим обе проблемы — аборты и «врожденную ориентацию» не обращаясь к Библии, просто с позиции разума. Начнем с абортов.

Понятие «неотъемлемых прав человека» предполагает, что мы не можем определять понятие «человек» произвольно. Иначе эти права очень даже отъемлемы — мы просто объявляем определенную категорию людей «не-людьми», и лишаем их прав без каких-либо затруднений. Поэтому понятие «человек» в выражении «неотъемлемые права человека» может быть только объективным, природным, некой данностью, которую мы признаем, а не устанавливаем. Юридический словарь определяет «неотъемлемые права человека» как «представление о том, что люди обладают правами именно в силу того, что они люди, а не граждане определенного государства. Права являются неотъемлемыми, так как каждый человек по своей природе наделен ими. Эта основополагающая концепция наряду с концепцией „прирожденного чувства человеческого достоинства“ является основой идеи международной защиты и обеспечения прав человека».

Все люди — белые и черные, умные и глупые, алкоголики и трезвенники, блудники и почтенные матери и отцы семейств, беспомощные инвалиды и олимпийские чемпионы, речистые ораторы и немые, умники и тупицы, отличающиеся отменным здоровьем и стоящие на пороге смерти, дети, юноши, зрелые мужи и жены, старики и старухи, спящие и бодрствующие, люди правильных и неправильных политических или религиозных убеждений, и т. д. и т. п. обладают определенными неотъемлемыми правами. Определение человека, таким образом, должно описывать реальность, а не вводиться произвольно, «как нам удобнее» Единственное такое определение — живое существо, принадлежащее к человеческому роду. Если не существует качественно отличимой человеческой природы (как некоторые полагают) то разговор о правах человека теряет свой предмет; если существо, принадлежащее к этой природе, можно по каким-либо признакам исключать из числа людей, права теряют свою «неотъемлемость».

Например, популярный австралийский философ Питер Сингер отрицает за младенцами право на жизнь в силу того, что они «лишены таких определяющих черт личности, как рациональность, автономность и самосознание». Но тогда любой последователь этой философии может просто дать Питеру Сингеру в челюсть… нет, даже в челюсть давать не надо, это не этично, просто подождать, пока он уснет, и безупречно этично умертвить его в тот момент, пока он лишен таких определяющих черт личности, как рациональность, автономность и самосознание. Более того, остается непонятным, почему в качестве критериев для признания права на жизнь нужно принимать сингеровские, а не какие-то еще; непонятно, почему не объявить определяющими чертами человека цвет кожи, или уровень достатка, или дружественность к правителю, или что-либо еще. Там где мы устанавливаем сами, кто есть человек, а кто нет, а не признаем принадлежность к человеческой природе как независящую от нас реальность, понятие «неотъемлемых прав» лишается всякого смысла.

Является ли ребенок в утробе матери живым существом, принадлежащим к человеческому роду? Да. Обладает ли он, в силу этого, правом на жизнь? Да. Интересно, что даже Сингер, единомысленный ему британский медицинский деятель Джон Харрис и их отечественный подражатель Александр Никонов также не усматривают никакого радикального изменения статуса в процессе родов. Если мы соглашаемся с перинатальным абортом, то почему мы не соглашаемся с постнатальным абортом? Чем, грубо говоря, зародыш за 5 минут до рождения отличается от зародыша через 5 минут? Практически ничем.

Таким образом, отрицая право на жизнь ребенка в утробе матери, невозможно утверждать концепцию неотъемлемых прав — и оставаться последовательным. Право на жизнь идет первым — убитые не могут пользоваться правами — и отменяя его, мы делаем дальнейший разговор о неотъемлемых правах совершенно неосновательным. Человек, который отрицает за младенцем в утробе матери право на жизнь, но в то же время требует каких-то прав себе, впадает в абсурд.

В устах сторонников абортов разговор о неотъемлемых правах человека не является лицемерием — лицемер может иметь последовательные, связные убеждения, просто он не живет по ним. В их устах он является бессмыслицей, противоречием в определениях.

И вот мы имеем дело с мировоззрением, которое рассматривает пресечение жизни целой категории живых существ, принадлежащих к человеческому роду, как что-то правильное и даже похвальное — так, об известном абортмахере на поздних сроках, человеке, зарабатывавшем на жизнь умерщвлением уже готовых родиться детей, Джордже Тиллере в некрологе было сказано, что он «в пантеоне борцов за человеческую свободу он стоит рядом с Мартином Лютером Кингом». С другой стороны, это же мировоззрение рассматривает как акт глубокой несправедливости и попрания прав попытку ввести запрет на то, чтобы заниматься сексом в общественных туалетах.

Дело даже не в том, находим ли мы это мировоззрение согласным с нашей верой; дело в том, что оно вопиюще абсурдно с точки зрения здравого рассудка. Оно противно не столько нашей религии, сколько нашей привычке думать головой. И когда это мировоззрение подается в качестве обязательного, это не только угроза вере — это угроза разуму.

Далее — мы постоянно слышим, что «наука доказала, что сексуальная ориентация есть врожденное и неизменное состояние», а вот Дженнифер Китон отвергает науку во имя своего тупого библейского фундаментализма, за что и страдает. В этом утверждении нет ничего катастрофического для христианской веры — мало ли какие у людей врожденные нарушения. Однако у этого утверждения есть серьезные проблемы с точки зрения именно науки. Дело в том, что люди меняют свои сексуальные предпочтения — в обе стороны, и это вполне наблюдаемый факт. Вот, например, известная британская актриса Джеки Клуни, в течении 12 лет бывшая лесбиянкой, а ныне мужняя жена и мать четверых детей — и таких случаев немало. На это обычно говорят, что, что «ориентация» и «поведение» — это разные вещи. Верховный Суд США так не считает — и рассматривает ограничения по поведению именно как дискриминацию по ориентации. Но важнее другое — в этом случае тезис о врожденной и неизменной ориентации не соответствует критерию фальсифицируемости, то есть не является научным в принципе.

Критерий фальсифицируемости, предложенный в 1935 году философом науки Карлом Поппером, помогает отличить научные утверждения от ненаучных — скажем, вероисповедных или идеологических. Чтобы быть научной, теория не должна быть в принципе неопровержимой, она должна допускать постановку эксперимента (или получение данных) которые бы ее опровергали. Это очень важный критерий — например, люди, глубоко приверженные вере в то, что землю посещают инопланетяне, находят множество подтверждений своим взглядам — повсюду, от заброшенных городов Майя до до православных икон, от седой древности до наших дней они видят множество свидетельств инопланетных посещений — а власти, как водится, скрывают. В этом случае нам следует спросить — а могут ли какие-либо данные опровергнуть ваше убеждение? Если это в принципе невозможно, мы имеем дело с верой, а не с наукой. Этот же критерий применим к тезису, что «существует врожденная сексуальная ориентация, которую невозможно изменить».

Если абсолютно любое мыслимое и теоретически вообразимое поведение людей — контакты с лицами своего пола, чужого, перемена сексуальных предпочтений и т. д. вписывается в доктрину «сексуальной ориентации» то эта доктрина не соответствует критерию фальсифицируемости, и, таким образом, не является научной. В самом деле, возможно ли, теоретически, какое-либо научное опровержение этого тезиса? Обращение активной, известной лесбиянки к гетеросексуальной жизни? Ну так мы именно это и наблюдаем! Что-то еще?

Люди высказывают предположения, что в таких случаях люди либо а) тайные натуралы (ки), которые по каким -то причинам оказались вовлечены в гей-культуру, но потом им надоело б) геи, по каким-то причинам подавляющие свою идентичность в) бисексуалисты, то есть представители некой третьей категории, наклонной как к своему, так и к чужому полу. Но проблема с этим предположениями в том, что мы не можем подтвердить их или опровергнуть, они совершенно вненаучны. Та же Джеки Клуни в бытность свою лесбиянкой считала себя лесбиянкой, с удовольствием поддерживала сексуальные отношения с женщинами — как бы мы могли распознать в ней переодетую натуралку, вкравшуюся в ряды? Или, если предполагать б), то сейчас она народила четырех детей — как бы мы могли определить, что на самом-то деле она тайная лесбиянка, а с мужем общается исключительно из мрачного религиозного фанатизма? Впрочем нет, Джеки, похоже, не религиозна, по крайней мере, ничего об этом не говорит. Никаких объективных критериев, никаких анализов, которые могли быть определить «сексуальную ориентацию» тоже не существует. Можно ввести дополнительную сущность — бисексуалисты, и списать факт переходов на них; от проблем с фальсифицируемостью, однако, это нас никак не спасает. Сама Джеки в рассказе о своем опыте пишет «ради Бога, не называйте нас бисексуалами». Тезис «существует, к тому же, врожденная и неизменная бисексуальная ориентация» сталкивается с той же проблемой — его невозможно подтвердить или опровергнуть. Мы просто вводим новую принципиально необнаружимую сущность, чтобы спасти тезис о врожденной ориентации — создавая себе проблемы не только с фальсифицируемостью, но и с принципом методологического редукционизма, в просторечии именуемого бритвой Оккама.

Из этого не следует, что любое принципиально нефальсифицируемое утверждение заведомо ложно или бессмысленно. Вовсе нет. Существуют вероисповедные, эстетические, нравственные суждения, которые могут быть истинными и при этом ненаучными. Но они ненаучны, и выдавать их за научные есть грубая ошибка. Точно также тезис «существует врожденная и неизменная сексуальная ориентация» ненаучен — и упорно выдавать его за научный есть неправда.

Идеология, с которой мы имеем дело в этом случае, восстает не против «фундаментализма» или против «религии» вообще. Она восстает против здравого смысла, она продает за науку то, что наукой не является, и она ищет принудить людей верить в ложь и подчиняться абсурду — с очевидно разрушительными последствиями для их вполне земного благополучия. Совершенно не обязательно быть суровым библейским фундаменталистом, чтобы находить ее неприемлемой.

http://www.radonezh.ru/analytic/12 862.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru