Русская линия
Радонеж Алексей Харитонов31.07.2010 

Правосудие для всех

Конфликт в детском лагере «Дон» привлёк общее внимание на фоне ещё продолжающегося волнения вокруг убийства Юрия Волкова. Существуют разные версии происшедшего в лагере — по одной группа чеченских подростков стала приставать к 13-летней русской девочке, и, столкнувшись с отпором, стала её избивать. Им сделал замечание замдиректора лагеря. После этого его сильно избили. Местные жители приехали разбираться. Завязалась драка с применением подручных средств. Девять человек, в том числе семеро подростков, получили черепно-мозговые травмы и переломы.

Согласно чеченской версии, директор детского лагеря, на почве национальной ненависти, устроил драку, и призвал на помощь местных хулиганов, которые жестоко избили чеченских детей. В ролике, показанном по чеченскому телевидению, этот рассказ сопровождается фотографиями раненных — но, только, почему-то взрослых, здоровенных парней. Уполномоченный по правам человека в Чечне — Нурди Нухаджиев — решительно обвинил в происшедшем руководство лагеря. По его мнению, подоплека происшедшего является национальной, и что, окажись на месте чеченцев люди другой национальности, такого бы не было. Что же, с этим можно согласиться. Только какова эта подоплека?

Уголовная преступность существует в любом обществе, а уголовные преступления совершают, увы, представители любых этнических групп; эти события привлекли внимание не потому, что в России не происходит других убийств, или приставаний к девушкам, или драк — а потому, что у граждан есть всё более серьезные основания полагать, что государство уклоняется от своего долга преследовать преступников, если эти преступники принадлежат к определенным группам.

Порядочные люди и преступники есть везде; но существует два типа сознания: правовое и племенное. Для племенного «свой по крови» преступник — прежде всего, свой, за него надлежит стоять горой независимо ни от чего. Для правового — он прежде всего, преступник, а то, что он «свой по крови» ничего не меняет. Тот и другой тип сознания не появляется в чистом виде, но в разных общностях заметно преобладает тот или другой вариант. Племенной тип сознания является бедствием, прежде всего, для племени, потому что делает его заложником наиболее дурных, преступных и неуправляемых элементов в его среде. Очевидно, Кадыров с Нухаджиевым не давали приказа резать Юрия Волкова или домогаться к 13-летней девочке в лагере. Но в итоге им приходится вступаться за тех, кто это делает — и придётся и дальше, потому что не вступаться потребует мужества противостоять худым обычаям, а это очень редкий тип мужества. В итоге любой безобразник знает, что ему гарантирована поддержка соплеменников — которые выступят на его стороне (и уж точно не выступят против), причём к очевидному вреду себе. Ситуацию в итоге контролирует никакой не Кадыров, а любой случайный отморозок, которому захочется кого-нибудь зарезать или изнасиловать.

Центральные власти на это реагируют самым неудачным образом из возможных — они ищут умиротворить чеченцев уступками. Но это заведомо неработающая тактика, потому что договориться об уступках и правилах поддержания мира можно с кем-то, кто контролирует ситуацию. Но ситуацию, повторимся, контролирует не Кадыров — и не Нухаджиев. Ситуацию контролирует любой случайный хулиган, с которым вы договориться не можете — и который воспринимает любые уступки как приглашение к дальнейшим бесчинствам.

Поэтому абсолютно ничего, кроме ухудшения ситуации, от уступок произойти не может. И чем дальше власти будут прогибаться — тем дальше они будут упускать контроль над ситуацией, а граждане будут брать свою безопасность в свои руки, отчего будут страдать все чеченцы подряд — и виновные, и невиновные. Массовая драка, изгнание всех подряд представителей определенной этнической группы — явление безобразное, об этом нет спора. Но если бы государство выполнило бы свою функцию, то чеченские подростки, с безобразных приставаний которых всё началось, были бы тут же арестованы, оказались перед судом, и были бы наказаны. Теперь из-за них оказались наказанными множество других людей — в том числе, невиновных.

Поэтому в интересах всех — и русских, и чеченцев, всех, кто желает жить спокойно и мирно — чтобы власть в таких случаях не прогибалась. Или виновные чеченцы будут преследоваться по закону, или все подряд чеченцы, виновные и невиновные, будут становиться жертвами ответного насилия.

Чем раньше будет прекращен прогиб, тем меньше народа, как самих чеченцев так и всех остальных, пострадает.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru