Русская линия
Русская линия30.07.2010 

Спас себя — спаси других

Создание православных реабилитационных центров для наркозависимых в последние годы стало набирать силу — и это огромное благо. В Ростове таких центров — два, плюс — в Батайске и Новочеркасске. Но все они — мужские. А вот теперь появился и женский.

*Ростов без наркотиков*

…Небольшой одноэтажный домик в тихом переулке рядом с подворьем храма Серафима Саровского в Ростове. Чистенькие комнаты с аккуратно застеленными кроватями, напоминающие палаты пионерлагеря, на стенах — иконы, на тумбочках — православные издания, евангелие…

— Нас благословил архиепископ Пантелеимон, освятил наш центр, — рассказывает Станислав Горяинов, заместитель председателя общественной организации «Ростов без наркотиков». — С нами постоянно общается благочинный Ростовского округа, руководитель епархиального социального отдела протоиерей Иоанн Осяк, он наш духовник…

Реабилитация даёт результат, если вырвать наркомана из привычной среды, порвать контакты со всеми знакомыми. Поэтому применяется своего рода рокировка: ростовских наркоманов направляют в аналогичные православные центры в другие города (например, в Ставрополь, с которого и началось само движение — «Жизнь без наркотиков»), а на Дон приезжают наркозависимые оттуда. Почти одновременно с Ростовом женский реабилитационный центр был создан ещё и в Кисловодске: по этим направлениям и идёт обмен.

— Первое, с чего начинается реабилитация, — это воцерковление, — объясняет Станислав Горяинов. — Девчата посещают службы, ходят на исповедь, причащаются, вместе молятся. Принимают послушание — помогают в храме, действующей при нём социальной столовой, воскресной школе. А сейчас, видите, они заняты разборкой одежды, которую прихожане жертвуют для неимущих: сортируют, складывают в контейнеры, потом будут раздавать.

Обитательницы центра живут коммуной — вместе готовят, содержат в порядке дом и небольшой земельный участочек, разбили тут теплицу, чтобы выращивать зелень, связываются с хозяйствами, добывают сельхозпродукцию…

…Лене двадцать один год — худенькая, как былинка, огромные глаза.

— Начала колоться в шестнадцать лет, — голосок с бесцветными интонациями еле слышен. — Родители ничего не замечали. Объяснишь им, когда, например, заснешь за столом, мол, не выспалась, голова болит, а они верят. Замуж вышла, муж тоже кололся. У него мебельный магазин был, палатки на рынке ставил — все прогорело из-за наркотиков. Когда забеременела, бросила колоться и пока кормила — держалась. Но как только пришлось перевести ребенка на искусственное вскармливание, снова вернулась к наркотикам. Умудрялась в таком состоянии ещё и в институте учиться, машину водила — теперь лишена прав на три года. Родители в конце концов всё узнали, пытались меня лечить, клали в больницу — не помогало. В Интернете отец нашел информацию об этом центре — приехала сюда. Но очень трудно, тянет назад…

Чтобы помочь Лене справиться, с ней постоянно общается Станислав, вызывает на подмогу ребят из мужского реабилитационного центра.

Самое действенное средство, лучше капельниц и лекарств — когда бывшие наркоманы спасают, вытаскивают таких же безвольных и несчастных доходяг, какими сами были когда-то. Они все знают о той среде, говорят на одном языке, им известны все подвохи, отговорки, хитрости, уловки. Об этом же рассказывают на профилактических занятиях в школах, вузах, воинских частях, потрясая аудиторию открывающейся правдой, мощью подстерегающей опасности. Раскрываются при этом полностью, убеждая собственным примером, показывая на себе, как легко соскользнуть в ад, и как важна протянутая в решающий момент братская рука помощи.

«Братья, сестры…», — такое у них принято обращение друг к другу. При мне к Лене приехали двое братьев из мужского центра, стали с ней тихонько говорить, наставлять, убеждать. Она их слушала, опустив голову…

А за бабушкой Марины, приехавшей сюда из Кисловодска, присматривают сейчас сестры из тамошнего реабилитационного центра. Родителей у девушки нет — только бабушка, воспитавшая ее. Она тоже ничего не замечала за внучкой, а та пристрастилась вслед за друзьями.

— Я такой образ жизни вела!… - качает она головой. — А сюда меня словно высшая сила привела, в один миг решилась и приехала. Только сейчас по-настоящему стала понимать, что такое вера в Бога. Просто физически это ощущаю…

Для Станислава Горяинова, других активистов организации «Ростов без наркотиков» работа по спасению наркоманских душ и судеб — смысл жизни, служение. Надо видеть, как они крутятся, мотаются, занимаясь жизнеобеспечением реабилитационных центров, выпуском газеты, решая массу оргвопросов и при этом то и дело вытаскивая кого-то из депрессии, наставляя и направляя к возможностям и силе православной веры…

— Даже если мы не всех сумеем освободить от наркозависимости, а лишь часть обратившихся к нам, то это уже ценнейший результат. Спасшиеся станут помогать другим своим товарищам по несчастью. Значит, меньше будет потерянных людей, уменьшится наносимый молодому поколению ущерб. И с Божьей помощью эта цепочка никогда не прервется.

Впервые опубликовано в газете Ростовской области «Наше время», N247−249 от 16 июля 2010 г.

http://rusk.ru/st.php?idar=43244

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru