Русская линия
Завтра10.07.2010 

Судьба крейсера

Недавно всё человечество отмечало 65-летие Великой Победы над фашизмом. В прессе сообщалось, что британский крейсер-музей «Белфаст», участник Северных конвоев в 1941−45 гг., в канун этого великого праздника удостоился грамоты Главнокомандующего ВМФ РФ, а вдобавок одна из российских коммерческих фирм заявила о готовности выделить на ремонт «Белфаста» 800 тысяч евро. Казалось бы, прекрасный пример того, как надо хранить историческую память. Никто не забыт и ничто не забыто?

Но если бы! В то время, как бывшим союзникам и нынешним партнерам оказываются такие трогательные знаки внимания, наши российские корабли с не менее славной историей фактически уничтожаются. Так, в июле 2010 года исполняется 95 лет службы в ВМФ спасательного судна «Коммуна», которое в годы войны участвовало в обороне Ленинграда, подняло и отремонтировало 100 кораблей и судов, способствовало вводу в строй подводных лодок таких легендарных командиров, как Маринеско и Осипов. Несмотря на свой почтенный возраст, судно «Коммуна» по-прежнему находится в боевом строю флота, готово решать возложенные на него задачи поисково-спасательного обеспечения. Кроме того, оно несет на своем борту необитаемый подводный аппарат, подтвердивший свою эффективность в ходе последних выходов в море. Необходимо только провести плановый ремонт, но средств на него нет, так что уникальный корабль, скорее всего, будет утрачен отечественным флотом.

Не менее трагические перспективы и у крейсера-музея «Михаил Кутузов», одного из 14 кораблей знаменитого проекта 68-бис. За время своей службы, с 1954 по 1999 годы, он прошёл около 200 000 миль (длина более чем пяти земных экваторов), службу Родине на нем несли более 10 тысяч офицеров и матросов.

Борьба за то, чтобы сохранить этот корабль в составе флота, шла долгих пять лет. Были в ней и такие эпизоды.

9 мая 1998 года ветеран Лука Петрович Шапошников как участник обороны Москвы был приглашен на праздничный прием в Кремль. Лука Петрович подошел к Ельцину и изложил ему просьбу. Ельцин подозвал министра обороны Сергеева: «Разберись! Это по твоей части». Ровно через три недели на флот пришла директива главнокомандующего ВМФ РФ о реализации крейсера на металл. Президиум совета собрался. Что делать? Решили идти по пути личных контактов. Отпечатали на компьютере короткое обращение к премьер-министру Евгению Максимовичу Примакову. Через два дня утром оно уже лежало на столе премьера-министра. Как свидетельствует один из очевидцев, прочитав письмо, Примаков велел секретарю соединить его с главнокомандующим ВМФ и сказал примерно следующее: «Я вашу директиву Черноморскому флоту о реализации крейсера „Михаил Кутузов“ на металл — отменяю. Оставить его в составе флота в качестве корабля-музея!» Е.М. Примаков в своей далекой молодости учился в Бакинском военно-морском училище, и, верим, романтика моря, морской службы, любовь к кораблям осталась у него навсегда.

Весной 2000 года крейсер завели в плавучий док для подготовки к переходу в Новороссийск (к нашему предложению оставить крейсер в Севастополе, в наиболее удобных местах, стоянки главком ВМФ не прислушался). В доке фактически прошла операция конвертовки, несовместимая с неприкосновенным статусом корабля-музея. Если в западных странах и в США на кораблях-музеях старались сохранить каждую заклепку, понимая, как это важно для истории, то в случае с «Михаилом Кутузовым» мы стали свидетелями полного пренебрежения к кораблю. Под видом подготовки к переходу фактически начался грабеж крейсера. В доке были демонтированы и порезаны гребные валы. Винты (из цветного металла) сняли, разрезали и они исчезли. Исчезла некоторая номенклатура штатных изделий из отсеков корабля, дельные вещи, изготовленные из цветных металлов. На выходе из дока проверить комплектность приборов, оборудования, дельных вещей и даже наружных конструкций не было никакой возможности. Вопреки нашему настоянию не были введены в эксплуатацию системы отопления, фановая (водоотлив из гальюнов и умывальников), вентиляции и осушения, водо- и энергоснабжения. Напротив, были наглухо заварены все отверстия в бортах и там, где выходила донно-забортная арматура. Фактически ничего не было сделано для обеспечения нормальной жизнедеятельности экипажа, а также в плане взрывопожаробезопасности.

25 августа 2001 года крейсер под буксирами прибыл в порт и город-герой Новороссийск, место вечной стоянки. Был торжественный митинг. Лились бодрые речи, давались многообещающие заверения… Прошло девять лет. Крейсер оказался для города и Новороссийской ВМБ обузой. Предприниматели надеялись развернуть на крейсере увеселительные заведения, но получили отказ. Пыл казаков и духовенства поостыл. Денег от флота почти не поступает. Единственным спонсором крейсера стал комбинат хлебопродуктов из кубанского города Славянск.

Жизнь показала, что крейсер — это огромный и сложный архитектурный объект, требующий постоянного внимания и затрат, даже если он просто стоит, а экипаж, тем более, сокращен до нескольких десятков человек (вместо 800).

В 2014 году многие гости Олимпиады посетят город-герой Новороссийск, (всего-то каких-то 110 миль от Сочи), и что же они увидят в самом центре города? Гордый советский крейсер, занесенный в список 40 кораблей-музеев мира ЮНЕСКО, который открывается флагманским кораблем британского флота «Mary Rose» 1509 года постройки? Или, как сейчас, грязный, проржавевший остов, который ни кораблём, ни музеем назвать уже нельзя?

От Совета ветеранов крейсера «Михаил Кутузов»,
- президиум Совета, всего 10 подписей

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/10/868/32.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru