Русская линия
Пресс-служба УПЦ18.08.2003 

Конрад Райзер: «Всемирный совет церквей поддерживает на Украине только каноническую православную церковь»

Завершая свое пребывание на посту Генерального секретаря Всемирного Совета Церквей, доктор Конрад Райзер счел необходимым совершить визит на Украину, где изложил видение и оценку ВСЦ религиозной ситуации в этой стране.
Текст публикуемого ниже интервью Конрада Райзера увидел свет в «Вестнике Пресс-службы Украинской Православной Церкви» (. 23, 2003).
— Ваше Превосходительство, какова основная цель Вашего визита в Киев и какие встречи у Вас состоялись?
— Цель моей поездки заключалась в посещении Православной Церкви в России, Белоруссии и на Украине. Это мой первый визит на Украину. Он совершался перед окончанием моего пребывания на посту Генерального секретаря ВСЦ. Посещение Киева было включено в программу этого визита, и я очень рад, что имею возможность провести один день в этом прекрасном городе. Утром я был принят Его Блаженством Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром. Затем я имел возможность посетить Киево-Печерскую лавру, монастырь в Феофании, где нас тепло принял настоятель обители о. Серафим, был в Комитете по делам религий Украины и встретился с его председателем В.Д.Бондаренко. Разумеется, наша встреча с Блаженнейшим Митрополитом Владимиром была самой важной.
Украинская Православная Церковь — часть Русской Православной Церкви, которая, в свою очередь, является самой большей Церковью среди церквей — членов ВСЦ. Мы имели возможность узнать от Митрополита Владимира о современном состоянии Украинской Православной Церкви. Я рассказал Его Блаженству о развитии отношений между ВСЦ и Православными Церквами в последние годы и особенно о работе Специальной комиссии по участию Православных Церквей в ВСЦ, которая была учреждена на VIII Ассамблее ВСЦ в 1998 году. Год назад эта комиссия представила отчет о своей работе, и я имел возможность рассказать Митрополиту Владимиру о достижениях этой Комиссии, а также выразить надежду на улучшение отношений между ВСЦ и Православными Церквами. Это очень важно, особенно после того, как Грузинская Православная Церковь и Болгарская Православная Церковь прервали свои отношения с ВСЦ.
— Мы хорошо помним ситуацию 1992−1993 годов, а также поддержку, которую ВЦС оказал Украинской Православной Церкви, резко осудив беззаконие и насилие, творимые властями против канонической Церкви в угоду униатам и раскольникам. Каково Ваше нынешнее отношение к этим проблемам?
— Наше отношение осталось неизменным: Всемирный Совет Церквей однозначно поддерживает Украинскую Православную Церковь — единственную каноническую Православную Церковь в вашей стране. ВСЦ небезразлична боль, причиненная Украинской Православной Церкви разделением православных Украины, и наша организация осознает всю тяжесть последствий этой печальной ситуации для Украинской Православной Церкви и ее верных чад. Мы, естественно, сопереживали канонической Православной Церкви в тех тяготах, которые обрушились на нее десять лет назад. Тогда экуменическая делегация ВСЦ прибыла на Украину, чтобы выразить свою солидарность с Украинской Православной Церковью, хотя проблема и не была до конца решена. После этого ВСЦ не предпринимал активных шагов в отношении этого конфликта, полагая, что он должен найти разрешение усилиями самих православных и на основе православных церковных канонов. Сегодня мы подтверждаем нашу солидарность с Украинской Православной Церковью и поддерживаем ее позицию, однако считаем, что речь идет о внутренней проблеме Украинского Православия, в лоне которого и должно быть найдено взаимоприемлемое решение.
— Известно ли Вам о проблеме невозвращения властями Украины имущества и храмов, экспроприированных атеистическим режимом у Украинской Православной Церкви?
— Разумеется, и наряду с вопросом религиозного воспитания в школе это — одна из важнейших проблем, которая обязательно должна быть решена. Существует мнение, что трудности здесь возникают из-за конфликта между Украинской Православной Церковью и другими церквами. Государственные органы часто не могут принять решение, какой из церквей должно быть возвращено имущество. В подобной ситуации зачастую очень трудно найти выход, однако мы выступаем за то, чтобы власти Украины заняли твердую позицию и возвратили имущество тем, кому оно по праву принадлежит.
Сегодня мы имели возможность посетить Успенский кафедральный собор в Киево-Печерской лавре. Этот главный храм Украинской Православной Церкви до сих пор не возвращен ей и в силу этого не может использоваться для регулярных богослужений.
— Собираетесь ли Вы поддержать позицию канонической Церкви перед лицом государственной власти Украины, дабы экспроприированное церковное имущество было возвращено, в соответствии с международными нормами права, его законным владельцам — православным верующим Украинской Православной Церкви?
— Вопрос нашего обращения к украинским властям в ходе этого визита не поднимался, в том числе и во время встречи с Блаженнейшим Владимиром. Но если Украинская Православная Церковь сочтет необходимым поставить этот вопрос, то мы поддержим ее. Наша позиция ясна: конфискованное церковное имущество, которое используется не по его прямому религиозному назначению, должно быть возвращено Церкви, у которой было в свое время изъято. Эта проблема существует во всех постсоциалистических странах, где церковное имущество подверглось конфискации или национализации, и данный вопрос должен быть предметом переговоров между церквами и правительствами во имя скорейшего решения проблемы. Как вы знаете, в некоторых странах церковное имущество было практически полностью возвращено — прежде всего, храмы и прилегающие служебные постройки. Существует, однако, технически более сложная проблема, связанная с владением землей, которая была собственностью той или иной Церкви, но оказалась за пределами новых государственных границ.
В некоторых странах решение вопроса о возвращении Церквям их имущества может быть осложнено таким фактором, как ненадлежащее использование церковных зданий. Чтобы должным образом урегулировать имущественные конфликты, требуется учитывать даже самые незначительные детали. Тем не менее, ВСЦ неукоснительно придерживается принципиальной позиции, согласно которой все утраченное Церковью имущество должно быть ей возвращено, или возмещено равноценным имуществом, или адекватной финансовой компенсацией.
— Как Вы оцениваете религиозное законодательство Украины?
— Я слышал, что еще два года назад новая редакция «Закона о свободе совести и религиозных организациях» была представлена в парламент, но до сих пор новый закон не принят. Я понимаю, что некоторые положения этого Закона являются не совсем приемлемыми для некоторых религиозных общин. В наших беседах с Блаженнейшим Митрополитом Владимиром и с председателем Комитета по делам религий В.Д.Бондаренко мы говорили о процессе, который проходит в большинстве посткоммунистических стран и который связан с установлением новых правовых отношений между религиозными общинами и государством. Пока что не выработано единой модели разрешения подобных проблем, в каждом случае это происходит по-разному. Например, в Российской Федерации существует доминирующая конфессия статистического вероисповедного большинства — Русская Православная Церковь, по отношению к которой все остальные общины объективно будут составлять религиозное меньшинство. Та же ситуация и на Украине, где Православие является крупнейшей конфессией. Проблема в том, как строить отношения с «малыми» церквами, какими правами они должны обладать; каковы должны быть критерии государственной регистрации религиозных общин, а также ее продления или приостановления; каким образом государство может в интересах общества контролировать религиозную жизнь в стране? Ныне Украина стремится к сближению с объединенной Европой и, в частности, с Европейским Союзом и его структурами. Европейским Союзом определен достаточно жесткий перечень основных критериев, в соответствии с которыми должны строиться отношения между государством и религиозными общинами. Правительство Украины, со своей стороны, должно взять на себя обязанность следовать этим критериям. Мне известно о дискуссиях на эту тему во многих странах на постсоветском пространстве, в том числе в Российской Федерации, где также ожидается обсуждение обновленного закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», и я думаю, что этот процесс будет продолжаться.
— Что больше всего Вас поразило в этой поездке?
— Более всего меня поразили меня Лаврские пещеры, где почивают мощи святых угодников Божиих, глубокое почитание этих святынь многочисленными паломниками, что является зримым свидетельством духовного значения киево-печерских подвижников благочестия не только для Православия, но и для всего мира. Ныне я особенно хорошо отдаю себе отчет в том, насколько важна Киево-Печерская лавра для православных верующих Украины. Ибо молитвенный дух этой прославленной обители наставляет верующих на спасительный подвиг жизни по вере. Поэтому посещение Лавры стало в духовном смысле самым значительным событием моего пребывания на Украине.
В заключение хотел бы еще раз подчеркнуть, что прибыл сюда, испытывая чувство глубокого уважения к Украинской Православной Церкви, ее Предстоятелю и всем православным верующим.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru