Русская линия
Русская линия24.06.2010 

Анонс первого номера «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»

В середине июля 2010 года из печати выйдет первый номер нового периодического научного издания — «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований». Готовя этот журнал, редакторский коллектив ставил перед собой амбициозную задачу: создать периодическое издание, на страницах которого специалистами будут обсуждаться самые острые и самые болезненные вопросы истории России и Восточной Европы.

«Порою одни и те же исторические сюжеты толкуются историками и политиками разных стран столь противоположным образом, что кажется: к единому знаменателю прийти невозможно, — пишет в редакторском предисловию к первому номеру журнала директор фонда „Историческая память“ Александр Дюков. — Однако даже тогда, когда это действительно так, можно хотя бы понять аргументацию другого, сблизить позиции, прийти к общему представлению о независящих от трактовок фактах. Мы надеемся, что наш журнал станет площадкой, открытой для дискуссий между российскими, украинскими, белорусскими, латвийскими, литовскими, эстонскими, молдавскими, польскими историками, а также нашими западными коллегами, словом, — всеми, кому небезразлично наше общее прошлое, всем, для кого строгий язык науки важнее субъективных национальных или политических пристрастий».

«Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований» планируется выпускать четыре раза в год. Главный редактор журнала — А.Р. Дюков, заместитель главного редактора — О.Е. Орленко. В редакционный совет журнала вошли: д.и.н., декан исторического факультета Донецкого национального университета П.В. Добров (Украина), д.и.н., заведующий кафедры отечественной истории и методики преподавания истории исторического факультета Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского В.В. Кондрашин (Россия), к.и.н., директор Российского государственного архива социально-политической истории О.В. Наумов (Россия), д.и.н., ректор Российского государственного гуманитарного университета Е.И. Пивовар (Россия), к.и.н., директор Национального архива Республики Беларусь В.Д. Селеменев (Белоруссия), директор Центра проблем европейской интеграция Ю.В. Шевцов, (Белоруссия), д.и.н., руководитель Центра изучения России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН А.В. Шубин (Россия).

Ниже публикуется содержание первого номера журнала.

СТАТЬИ

Виктор Кондрашин
Голод 1932 — 1933 гг. в Российской Федерации (РСФСР)
Одной из актуальных и дискуссионных проблем новейшей истории России является голод 1932−1933 гг. В последние годы эта тема вышла за рамки чисто научных споров и приобрела общественно-политическое звучание. Тезис об исключительном характере голода 1932−1933 гг. на территории Украины («голодомор»), квалификация его в качестве «геноцида» именно украинского народа не выдерживает критики, это становится ясно при изучении архивных источников, касающихся положения крестьян в других регионах СССР. В центре внимания статьи — голод 1932−1933 гг. на территории бывшей РСФСР, его причины, региональные особенности, демографические последствия. Автор приходит к выводу, что «сталинское руководство СССР не хотело голода, но организовало его своими ошибками, а в ряде случаев — и преступными действиями. Итогом стала гибель миллионов крестьян, в основном в зерновых регионах, ставших главным источником для индустриализации».

Владимир Никольский
Фальсификация органами НКВД социального состава репрессированных в УССР в 1937 — 1938 гг.

Основу статьи составляют документы фонда 42 «Оперативно-статистическая отчетность» Государственного отраслевого архива Службы безопасности Украины (СБУ) и материалы Архивов временного хранения документов Управлений СБУ в Донецкой и Луганской областях. Анализ документов показывает, что в 1937 — 1938 гг. центральный аппарат НКВД УССР и его местные подразделения систематически искажали в отчетности социальный состав репрессированных (например, занижалась численность фактически арестованных рабочих). Фальсификации использовались для имитации направленности репрессий на «социально враждебные группы» и корректировок «лимитов» на репрессии.

Владимир Макарчук
Проблема границ Второй Речи Посполитой (1918 — 1939 гг.): аспекты международного права и европейской безопасности
Польша в период между мировыми войнами, по оценке Вячеслава Молотова (осень 1939 г.), получила унизительную характеристику «уродливого детища Версальского договора». Но, если абстрагироваться от циничной формулы советского наркома, следует признать, что границы Второй Речи Посполитой не могли считаться бесспорными. В ее состав в 1919—1939 гг. входили литовские (Вильнюс и окрестности), западно-украинские (Восточная Галичина и Волынь), отдельные германские этнические и исторические земли. В свою очередь, Варшава имела территориальные претензии к Чехословакии (Тешинская Силезия), лишь в марте 1939 г. отказалась от планов раздела с Венгрией Закарпатской Украины. Периодически в Польше рассматривались и планы экспансии на территорию СССР (Украина и др.). Международное право, относящееся ко времени между двумя мировыми войнами, допускало возможность изменения межгосударственных границ и активных методов давления заинтересованной стороны на своего контрагента. В этих условиях шовинизм и авантюризм польских правителей, их стремление не только удержать этнически чуждые территории, но и расширить их за счет соседей, оборачивался рисками как для самой Польши, так и для европейской безопасности в целом.

Дмитрий Суржик
Оружие слова. Советская спецпропаганда в годы Великой Отечественной войны
В статье рассматривается состояние советской спецпропаганды в предвоенный период, её эволюция в 1941—1945 гг., методы и способы работы. Так, в начале войны акцент в советских пропагандистских материалах, как и ранее (ещё в годы Гражданской войны и борьбы с иностранной интервенцией) делался на том, что солдаты противника — это рабочие и крестьяне, поставленные под ружье. При этом подразумевалось, что под воздействием советской пропаганды они скоро перейдут на сторону «государства трудового народа». Однако такой подход показал свою неэффективность и Москва сделала ставку на антивоенную агитацию, в т. ч. с привлечением антифашистски настроенных военнопленных.

Александр Дюков
«Докладные Берия» и проблема достоверности статистики советских репрессий
Итоговые справки о репрессивной политике НКВД-МГБ нуждаются в более тщательной источниковедческой критике, чем первичные материалы. Нередко обобщающие документы готовились не столько в информационных, сколько в политических целях, что приводило к существенным искажениям картины фактических репрессий. Отказ некоторых исследователей (например, эстонского историка Тыну Танберга или его российской коллеги Елены Зубковой) от учета этой возможности зачастую приводит к использованию ложных данных, что, в свою очередь, ставит под вопрос достоверность представленных ими выводов. Сравнивая имеющиеся в распоряжении ученых документы, автор статьи приходит к заключению: в комплексе докладных записок о положении в западных республиках СССР, подготовленных по заказу Л. Берия в мае-июне 1953 г., прослеживается тенденция к значительному завышению статистики репрессий — одного из политических «аргументов» в борьбе за власть после смерти И.Сталина.

Олег Росов
Операция «Перелом»: неизвестные подробности гражданского конфликта на Западной Украине
Советская сторона в 1944—1945 гг. была заинтересована в скорейшем прекращении вооруженного сопротивления на своих западных границах и была готова не только первой прекратить боевые столкновения, но и пойти на значительные уступки подполью, а главное — привлечь руководство «Организации украинских националистов» (ОУН) к общественной и государственной жизни страны. Об этом свидетельствуют малоизвестные материалы советской специальной операции «Перелом» по организации переговоров с полномочными представителями ОУН, санкционированных председателем Совета народных комиссаров Украины Никитой Хрущевым осенью 1944 года. Однако эта спецоперация потерпела неудачу — лидеры ОУН предпочли войти в тесный контакт со спецслужбами Великобритании и США, возобновить разведывательно-диверсионную деятельность на территории СССР уже не под нацистским, а под западным контролем.

Анна Колесникова
Образ врага периода «холодной войны» в детективно-приключенческих фильмах 1950-х — 1980-х гг.: зрительская аудитория и проблема исторической памяти
Проблема образа врага тесно связана с тем кумулятивным эффектом, который порождается в процессе его присутствия в информационно-визуальном поле и детерминирует феномен исторической памяти, характеризуя ее значимость для массового сознания. С одной стороны, образ врага носил черты продукта идеологии, сконструированной институтами власти, с помощью которой правящая элита, не затрачивая значительных ресурсов, решала сразу несколько стратегических задач (сохранение и увеличение власти, мобилизация человеческих ресурсов советского государства, подавления внутренней оппозиции и др.). С другой — можно говорить о взаимной обусловленности как идеологической, так и стихийно-массовой составляющей образа врага времен «холодной войны». В тот период это не только комплекс представлений, сформированный СМИ и долговременной пропагандой в ходе самого процесса глобального политико-идеологического противостояния СССР и стран Запада, но еще и историко-культурное наследие, «эхо войны», которое (конечно, с отдельными структурными изменениями) стимулирует феномен исторической памяти.

Александр Сенявский, Елена Сенявская
Поле боя — историческая память. Военная история России ХХ века в контексте психологической войны и современной геополитики
Авторы подчеркивают особое значение, в частности, для советского и российского общества памяти о военной истории — поскольку войны, и тем более мировые, являются апогеем напряжения сил, проверкой «на прочность» стран и исторической состоятельности народов и государств. Историческая память не бывает «линейной» и «статичной»: «воспоминания о войне» изменяются со временем, переставляются акценты, «забывается» и вытесняется из памяти все «неудобное» для национального сознания. При этом огромное влияние на историческую память, на оценки минувших военных событий оказывают политические элиты, находящиеся в определенный период у власти и ориентированные во внешней политике на сохранение либо пересмотр итогов прошлых войн. В этом процессе, как правило, задействованы текущие геополитические, политические, экономические и другие интересы.

ПУБЛИКАЦИИ

Дерманская трагедия: преступления Службы безопасности ОУН. Документы из украинских архивов.
Материалы из Центрального государственного архива общественных объединений Украины свидетельствуют о том, что убийства гражданского населения села Дермань Ровенской области Украины в 1944—1948 гг. носили не эпизодический и случайный характер, а были целенаправленной и спланированной акцией Службы безопасности ОУН. Публикация архивных документов подготовлена Олегом Росовым (Днепропетровск).

РЕЦЕНЗИИ

Станкерас Петрас. Литовские полицейские батальоны. 1941 — 1945 годы. М.: «Вече», 2009. 304 с.
Рецензент Владимир Симиндей отмечает как положительные стороны, так и существенные недостатки указанной книги, представляющей современную литовскую версию создания и деятельности местных военизированных структур, подчиненных нацистам. К числу позитивных моментов он причисляет развернутый научно-справочный аппарат издания, попытку представить формирование полицейских батальонов в ряду других смежных структур и на фоне военно-политической обстановки в оккупированной немцами Литве, а также изложение малоизвестных подробностей боевых столкновений польской Армии Крайовой с литовскими коллаборационистами. К негативным сторонам отнесено тяготение автора к прорисовке «благоустройства» полицейской среды на территории самой Литвы при неохотном и схематичном отражении карательных экспедиций литовских коллаборационистов за границами Литвы — основной их преступной деятельности на службе нацистам. Более того, П. Станкерас для оправдания злодеяний литовских полицейских батальонов (что само по себе аморально) использует недопустимый в науке прием, приводя в качестве подлинного документа известную в научных кругах фальшивку — так называемый «договор о сотрудничестве НКВД и гестапо», якобы заключенный в Москве 11 ноября 1938 года.

Рассекреченные документы архива Службы внешней разведки России в изданиях Московского института международных отношений (МГИМО)
Александр Дюков приводит критический анализ факсимильных публикаций в изданиях МГИМО материалов архива СВР, отмечая отсутствие систематизации и адекватных описаний документов, а также комментариев к ним. По его оценке, «целый комплекс ценных для понимания советской внешней политики документов оказывается в каком-то странном положении: вроде они и опубликованы, но воспользоваться ими исследователю крайне трудно. Весьма характерно, кстати, что эти документы до сих пор не использованы в каких-либо научных работах». А. Дюков попытался исправить это положение, подготовив публикацию упорядоченного по хронологическому принципу перечня из 121 опубликованного в изданиях МГИМО документа с описанием каждого документа, даты его создания и места публикации.

http://rusk.ru/st.php?idar=42563

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru