Русская линия
ИА «Белые воины» Александр Репников29.09.2010 

Загадки генерала Кутепова
29 сентября исполняется 128 лет со дня рождения генерала А.П. Кутепова

Генерал А.П.Кутепов (худ. Д.Трофимов)
Генерал А.П.Кутепов (худ. Д. Трофимов)
Когда один из составителей этой книги к.и.н. Р.Г. Гагкуев обратился ко мне осенью 2009 года с предложением написать рецензию на новый, седьмой по счету [1], том серии «Белые воины», посвященный генералу Александру Павловичу Кутепову , я предположил, что это издание будет особенно интересным [2]. Так и оказалось. Менее всего хочется просто пересказывать содержание частей книги, как это часто делают рецензенты. Читая текст, и обращаясь попутно, то к одному, то к другому источнику я, в итоге, решил поделиться некоторыми размышлениями. Тем более, что по сравнению с вышедшим в 2004 г. сборником статей о Кутепове [3], издание, подготовленное профессиональными историками выгодно отличается наличием целого ряда весьма интересных, впервые публикуемых документов и добротным научно-справочным аппаратом.

Книга заинтересует не только сторонников генерала, считающих, что Кутепов «как и святой мученик Александр [Каталитский]… не изменил своей вере и своим убеждениям» [4]. Обратят на нее внимание и те, для кого генерал остается «матерым» врагом Советской власти и вдохновителем забрасываемых в СССР террористов. Генерал был убежден «Нельзя ждать смерти большевизма, его надо уничтожать» и действовал в соответствии с этим убеждением [5]. Видный деятель эмиграции Б.В. Прянишников прямо пишет об одном из заданий: «Кутепов послал Бубнова в СССР с заданием убить Н.И. Бухарина» [6]. Для генерала борьба не закончилась после того, как белогвардейские корабли покинули Крым. Он смог организовать и спаять остатки эмигрировавшей и деморализованной поражениями Русской армии, совершив то, что впоследствии получит название «галлиполийское чудо» (в книге есть интереснейшее описание этих событий).

В отличие от других героев серии «Белые воины» (С.Л. Марков, В.О. Каппель, М.Г. Дроздовский, Ф.А. Келлер), генерал Кутепов остался в живых после Гражданской войны. Оказавшись (подобно другим героям серии — М.К. Дитерихсу, Ф.В. Винбергу, А.С. Гершельману, Ф.Н. Безаку) в эмиграции, он предпочел продолжить борьбу не на страницах мемуаров, а в самом буквальном смысле «не сложив оружия». Он, действительно, был бескомпромиссным и волевым человеком действия. Чем он и был опасен для большевиков, решившихся в итоге на операцию по устранению генерала.

Личность Кутепова и книга о нем, как мне кажется, достаточно значимы для всей серии, главным критерием отбора в которой является, по словам автора проекта А.Н. Алекаева, следующий: персонаж, помимо высоких личных качеств «должен быть верным присяге, Государю, исповедовать монархические принципы, быть нравственным человеком» [7]. Процитирую фрагмент из статьи К. Зайцева «Личность Кутепова». Он писал: «Кутепов был, конечно, монархистом и притом монархистом не по головному убеждению, а по внутреннему чувству, монархистом до мозга костей. Но вместе с тем он был в такой мере — я не скажу: одержим Россией — слишком он был для этого слова спокойно деловит, а поглощен Россией, насыщен ею, что монархизм его, при всей его почвенности и укорененности, не мешал широте его политического кругозора и размаху его политической работы. Россия была для него выше монархии, а сам он был слишком скромен в своем чувстве служения России, чтобы навязчиво диктовать ей свои вкусы, чтобы посметь предъявлять ей какие бы то ни было ультиматумы» [8].

Видных военачальников в эмиграции оказалось немало, но вот убежденных монархистов среди них было не так уж и много (например, А.И. Деникин в их число не попадает). В связи с этим возникает вопрос о дальнейших перспективах этой, несомненно, значимой и интересной серии. В настоящее время готовится существенно переработанное переиздание книги о генерале С.Л. Маркове (первая книга серии, вышедшая в 2001 году и уже ставшая библиографической редкостью). Ведется работа над книгой о генерале М.Д. Скобелеве, который хотя и не имеет отношения к Белому движению, но «за любовь к белому мундиру и белому коню» был назван современниками «белым генералом» [9].

Обложка книги *Генерал Кутепов*
Обложка книги *Генерал Кутепов*
Не секрет, что именно военные-монархисты отличались в эмиграции бескомпромиссностью по отношению не только к Советской власти, но и к своим оппонентам — либералам. Это подтверждают и персонажи (Винберг, Безак, Гершельман), которым была посвящена предыдущая книга серии «Верная гвардия. Русская смута глазами офицеров-монархистов» (М., 2008). Ф.В. Винберг, издававший в эмиграции монархическую газету «Призыв» и журнал «Луч света», участвовал в капповском путче и после его провала перебрался в Мюнхен. В марте 1922 года он стал одним из организаторов покушения на П.Н. Милюкова. Ф.Н. Безак, возглавлял в Германии Русский комитет и сотрудничал с Н.Е. Марковым и его организацией «Союз верных», находился в контакте с немецкими правыми кругами. Наконец, А.С. Гершельман, был связан с работой боевых групп генерала А.П. Кутепова, лично готовил некоторые из них к вылазкам на советскую территорию. Выпуск книги, посвященной Кутепову в этой связи вполне логичен, но, как мне кажется, после выхода переиздания книги о Маркове и новой книги о Скобелеве возникнет вопрос о следующей кандидатуре. Будет ли это генерал П.Н. Врангель, приложивший немало сил для становления РОВСа или генерал Е.К. Миллер, наследовавший РОВС после похищения Кутепова, или же (например) С.Н. Войцеховский, П.Н. Краснов или кто-то другой, ясно одно: серия постепенно дрейфует от периода Гражданской войны к 1930-м гг. и далее. С одной стороны, это способствует появлению таких книг, как книга о Кутепове. С другой, возникают объективные трудности, связанные с освещением ключевых событий, т.к. архивная информация, остается закрытой, что тоже вполне понятно. С этой проблемой составители книги о Кутепове уже столкнулись, и об этом будет сказано ниже.

Обратимся непосредственно к содержанию книги. Ее первую часть открывает обширный очерк Б.А. Штейфона «Генерал А.П. Кутепов», написанный после гибели Александра Павловича [10]. Этот очерк сначала хранился в Русском заграничном архиве в Праге, а затем, после его вывоза в 1945 году в СССР, в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ). Отказавшись от написания отдельной биографии генерала, составители предлагают читателям этот уникальный материал, описывающий путь Кутепова глазами его соратника. По мнению самого Штейфона, именно он был «единственным лицом, какое знало и угадывало генерала Кутепова лучше и достовернее, чем кто-либо другой» [11]. Штейфон, излагая биографию Кутепова, создает портрет не только офицера, который уже в молодости, игнорируя всевозможные «соблазны», «занят только службой» и «говорит только о службе» [12], но и неординарного, волевого, жесткого и подчас жестокого человека, который «уничтожал большевиков с твердым сознанием государственной в том необходимости» [13]. Кутепов предстает перед нами прямолинейной личностью и цельной натурой.

Подобная прямолинейность подчас вызывает у Штейфона критику. Кутепов «усвоил взгляд, что раз человек храбрый в бою, то тем самым он приобретает право на полное доверие и уважение абсолютно во всех иных случаях жизни. Александр Павлович добросовестно упускал из вида, что революция и Гражданская войны создали довольно обширный класс кондотьеров, людей несомненно отважных, но по своей моральной сущности явно беспринципных, а часто и порочных» [14]. В ряде случаев, которые приводит Штейфон видно, что Кутепов игнорирует элементарные правила конспирации. Обсуждает секретные вопросы при открытых окнах, под которыми стоят люди, прислушивающиеся к его разговору, или в комнатах по соседству с незнакомыми людьми, которым ничего не стоит установить прослушивающие устройства. Порой наделяет деньгами и полномочиями людей, которые отличаясь авантюризмом начинают рассказывать всем о поставленных перед ними задачах и швырять выданные им деньги на ветер.

Штейфон мягко, но настойчиво проводит в воспоминаниях мысль, что Кутепов при всех его военных талантах, был хорошим воином и организатором, но отнюдь не конспиратором. Посылаемые им в СССР боевые группы были рассчитаны или на быструю вербовку сторонников (желательно в военных кругах), или на эффектные террористические акции, но не на долгую, хорошо законспирированную работу, результаты которой могут проявиться (и то не всегда) только через большой промежуток времени. Отстаивая в споре со Штейфоном свою позицию, Кутепов говорил:

- Главное, я хочу связаться с кем-нибудь из Красной армии. Тухачевским или с кем-нибудь другим…

- Это, конечно, было бы очень хорошо, но я сомневаюсь, чтобы Тухачевский или какой-нибудь иной видный красный чин пожелал встретиться с Вашим агентом. Вероятно, такие связи заводятся иначе" [15].

С одной стороны, подобная позиция беспокоила советские спецслужбы, но, вместе с тем, она же и способствовала успеху чекистских операций по предотвращению засылки в СССР боевых групп. В советское время эта тема затрагивалась в книге Л. Никулина «Мертвая зыбь» и снятом по ее мотивам фильме «Операция „Трест“», а также в книге В.И. Ардаматского «Возмездие», положенной в основу многосерийного фильма «Синдикат — 2». Более подробно о противостоянии русской военной эмиграции можно узнать из вышедшего в 2005 г. сборника статей под редакцией д.и.н. С.В. Волкова [16]. Отмечу и продолжающийся проект по изданию документов «Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов» [17].

Генерал А.П. Кутепов
Генерал А.П. Кутепов
Вернемся к сборнику. В нем представляют интерес свидетельства о жизни и деятельности Кутепова до прихода большевиков к власти. В Первую мировую он командовал в Лейб-гвардии Преображенском полку учебной командой, ротой, батальоном и, самим полком. Обращу внимание историков на подробный рассказ о том, как в феврале 1917 года Кутепов, оказавшийся в отпуске в Петрограде, предпринял все возможное для сопротивления революции. При этом «Александр Павлович отлично понимает, что все сроки уже упущены, что преступный маразм высшей столичной бюрократии фактически уже передал город бушующей черни, но верный присяге, долгу, приступает к выполнению полученного приказания» [18]. На фоне бездействия власти и растерянности командующего войсками Петроградского военного округа генерала С.С. Хабалова, у которого от волнения «тряслась челюсть», действия Кутепова выглядят четкими. В.В. Шульгин вспоминал о Февральской революции: «С первого же мгновения этого потопа отвращение залило мою душу, и с тех пор не оставляло меня во всю длительность „великой“ русской революции. Бесконечная струя человеческого водопровода бросала в Думу все новые и новые лица… Но сколько их ни было — у всех было одно лицо: гнусно-животно-тупое или гнусно-дьявольски-злобное… Боже, как это было гадко!.. Так гадко, что, стиснув зубы, я чувствовал в себе одно тоскующее, бессильное и потому еще более злобное бешенство…

Пулеметов!

Пулеметов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулеметов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя…

Увы — этот зверь был… его величество русский народ…

То, чего мы так боялись, чего во что бы то ни стало хотели избежать, уже было фактом. Революция началась» [19]. Шульгин о пулеметах мечтал, а Кутепов приказал открыть огонь, чтобы подавить бунт, причем сам несколько раз был на волосок от гибели (эти события подробно описаны самим генералом в воспоминаниях, приведенных в книге [20]). Интересна и история «первого революционного солдата», одного из активных инициаторов перехода Волынского полка на сторону революции — Тимофея Кирпичникова. В комментариях к ней Р.Г. Гагкуев раскрывает подробности награждения этого персонажа [21].

Вернувшись на фронт, Кутепов до декабря 1917 находился во главе полка. Затем сражался с большевиками в рядах Добровольческой армии на Дону, был командиром Корниловского ударного полка, Новороссийским губернатором, командовал 1-м армейским корпусом. С эвакуацией из Крыма началась новая страница его биографии в Галлиполи. С переездом армии в европейские страны Кутепов со временем возглавил РОВС. Руководил подрывной работой в Советском Союзе. Штейфон, полагаю, был не далек от истины, когда делал вывод: «Прекрасный волевой генерал, выдающийся в областях строевых и боевых, человек высоких моральных качеств и патриот неугасимого горения, Александр Павлович волею судьбы принужден был выполнять обязанности, так мало соответствующие его характеру и его дарованиям».

Генералы П.Н.Врангель и А.П.Кутепов
Генералы П.Н.Врангель и А.П.Кутепов
Добавлю, что сам Штейфон, впоследствии, став командиром Русской охранной группы (Русский охранный корпус) сотрудничал с Вермахтом. Некоторые из военачальников и соратников Кутепова, упомянутых в воспоминаниях Штейфона также пошли по этому пути. Генерал В.Х. Даватц воевал в рядах Русского корпуса и погиб в ноябре 1944 г. во время бомбардировки союзной авиацией г. Сиеницы в Югославии (по другой информации «погиб в 1944 в бою с партизанами, у югославского села Сиеница») [22]. Читая в тексте краткие биографические справки о людях, близких к Кутепову, невольно задаешь себе вопрос — каков был бы его выбор, доживи он до того времени, когда армии Гитлера вступили в Париж? Некоторые его соратники (включая Штейфона) воспользовались ситуацией, чтобы продолжить войну с большевиками с немецкой помощью. Кто-то устранился. Генерал П.Н. Шатилов в 1940 г., после разгрома Франции был на 9 месяцев арестован гестапо. Генерал П.А. Кусонский 22 июня 1941 г. арестован гестапо, интернирован в концлагере Брейдонк в Бельгии, где скончался 22 августа 1941 г. вследствие избиений и пыток.

Ответить на вопрос о действиях Кутепова (будь он жив), сложно. Но, обратившись к монографии д.и.н. В.И. Голдина, посмотрим, как Кутепов отреагировал на развитие событий на Дальнем Востоке. 22 октября 1928 г. он писал А.С. Лукомскому о Советской России: «Там считают, что проникновение советской власти в Монголию, даже под флагом III Интернационала, в сущности есть продолжение национальной русской политики, которую вела наша дипломатия Императорского периода». «Я лично в общем держусь этого же мнения», поэтому «при обсуждении японских предложений, касающихся Монголии, следует внимательно взвесить вышеизложенные предложения, чтобы не восстановить против себя мнения национально мыслящих кругов в Советской России и не повредить интересам не только большевиков, но и национальной России» [23]. Генерал полагал, что «без особых гарантий со стороны Китая и Японии» для русских полезно «воздержаться от участия в войне между Китаем (или Японией) и СССР», но т.к. русские эмигранты, живущие на китайской территории, не смогут сохранить нейтралитет, то «русские национальные организации могут оказать помощь в борьбе с СССР лишь в случае определенной гарантии о ненарушении национальных интересов России» [24].

Разумеется, Кутепов был непримиримым врагом большевиков, и никогда бы не пошел с ними на компромисс. Ясно и то, что боевая организация Кутепова должна была учитывать международную ситуацию. Возникает вопрос, на который тоже нельзя ответить однозначно. Передо мной лежит номер журнала «Огонек» за 1927 год. Открывает его очерк известного В. Ульриха, посвященный суду в СССР над пятью кутеповскими боевиками. И название очерка — «Русские слуги Чемберлена и Фоша», и его содержание должны показать советскому читателю, что Кутепов «проживая постоянно в Париже, поддерживает тесную связь с английской разведкой и имеет своих представителей в некоторых соседних с СССР государствах» [25]. Под фотографией пятерки, сидящей на скамье подсудимых, подпись с искаженными фамилиями: Балмасов (Болмасов А.Б.); Смольский (Сольский А.А.); Строевой (Строев Н.П.), В.А. Самойлов, Александр фон Адеркас [26]. 24 сентября по их делу был вынесен приговор: «Принимая во внимание, что за последнее время усилились попытки террористических актов и что необходимо решительными мерами пресечь террор и диверсионные акты и обеспечить от них трудящихся Союза, а также ввиду того, что обвиняемые Болмасов, Сельский [так в тексте — А.Р.], Строевой и Самойлов являются активными деятелями монархических организаций, приговорила: Болмасова, Сольского, Строевого и Самойлова расстрелять. Адеркаса лишить свободы на 10 лет со строгой изоляцией, с поражением в правах на 5 лет» [27].

Утверждение о связи Кутепова с западными разведками неоднократно звучало в СССР, но документы, приводимые в сборнике «Генерал Кутепов» в очерке В.В. Голицына этого не подтверждают. «Часто упоминаемое в советских источниках планомерное сотрудничество Кутепова с „иностранными разведками“ является не более чем вымыслом», полагает Голицын [28]. Из документов, которые он вводит в оборот в своей статье, следует именно этот вывод. Но кто может исключить, что есть и другие документы, доказывающие, что Кутепов и его организация контактировали с западными разведками. Вялая, спустя рукава, деятельность французских спецслужб в отношении Кутепова и его организации (а именно такая оценка следует из приводимых Голицыным документов) выглядит по меньшей мере странной. Получается, что французы проявили легкомыслие, «английская разведка также ничего не знала о деятельности Кутепова», а в архивных документах немецких спецслужб, находящихся в РГВА «все упоминания о Кутепове носят общий характер» [29]. Т.о., выходит, что «всерьез» Кутепова и боевое крыло РОВСа воспринимали только в СССР? В силу закрытости документов мы здесь вступаем в область догадок и еще одна загадка, остается без окончательного ответа.

Основу раздела «Документы и материалы» составил блок документов, отражающих служебную карьеру генерала. Это фотокопия послужного списка, составленного накануне Февральской революции, характеристика и аттестация Кутепова командованием и т. д. Здесь же подборка документов о его участии в Первой мировой и Гражданской войнах. О деятельности генерала в период эмиграции рассказывают его письма Б.А. Штейфону за 1926−1929 гг. Завершает раздел серия статей — откликов на исчезновение Кутепова из журнала «Часовой» за 1930 г. Среди авторов князь А.П. Ливен, генерал-лейтенант А.П. Богаевский, генерал от кавалерии И.Г. Эрдели. В сборник также включены воспоминания сослуживцев и людей, хорошо знавших Кутепова. Это генерал-лейтенант Н.Н. Головин, генерал от кавалерии П.Н. Шатилов, генерал-майор М.А. Пешня и др.

Генерал А.П.Кутепов
Генерал А.П.Кутепов
Во вторую часть издания — «Судьба генерала Кутепова» вошел очерк исследователя В.В. Голицына «Похищение и убийство генерала А. П. Кутепова». Автор пытается прояснить ряд деталей, связанных с похищением генерала, привлекая ранее не публиковавшиеся архивные документы, затрагивающие проблему. Интересно обращение В.В. Голицына к статье «Неизвестные страницы истории советской разведки», опубликованной в 1989 г. в N 49 газеты «Неделя». Автором значился некий Леонид Михайлов. Статья рассказывала о работе на ОГПУ Скоблина и Плевицкой [30]. Также впервые были подробно затронуты обстоятельства похищения и смерти генерала Кутепова. Голицын отмечает, что впоследствии материалы статьи вошли в книги Л.М. Млечина «Сеть Москва — ОГПУ — Париж» и «„Фермер“ сообщает из Парижа» и делает предположение, что Леонид Михайлов это псевдоним Леонида Млечина [31]. К слову, книга «Сеть Москва — ОГПУ — Париж», вышедшая в 1991 году тиражом в сто тысяч экземпляров в качестве книжного приложения к альманаху «Конец века», достаточно специфична [32]. В аннотации значится, что в ее основе лежат «никогда не публиковавшиеся документы, личные дела агентов советской разведки, которые работали на Москву все предвоенное десятилетие» [33]. Далее уточняется, что содержимое книги это «сокращенная стенограмма 32 допросов, а также дополнительные документы, предназначенные исключительно для служебного пользования» [34]. Отрывки из материалов, заявленных Млеченым, как документация ОГПУ приводятся без дат и в купированном виде. Большое количество имен и псевдонимов (мало что говорящих рядовому советскому читателю в 1991 году, да и сейчас, впрочем, тоже не особо известных) превращали книгу в головоломку. Специалисты же не могли использовать преподнесенные таким образом документы. В.В. Голицын также утверждает о наличии у Млечина фактических ошибок (неверные названия парижских улиц, перепутаны фамилии помощников Кутепова и т. д.), но, к сожалению, не конкретизирует эти ошибки [35]. Завершая данную тему, отмечу, что Леонид Михайлович Млечин не является сыном советского функционера и журналиста Виталия Александрович Сырокомского, как пишет Голицын [36]. Он его пасынок, на что указывает даже разница в имени и отчестве.

Есть нечто закономерное и в том, что в советское и постсоветское время о событиях, связанных с кутеповской организацией и чекистскими операциями против нее можно было узнать из книг литераторов и писателей (Никулин, Ардаматский, Млечин, С.Ю. Рыбас, В. Костиков), а не историков. Обращаясь к трактовке борьбы советских спецслужб с РОВСом, обращу внимание на роман П.Н. Краснова «Ложь», вышедший в Париже в 1939 году и недавно переизданный в России. В нем один из главных героев — генерал Акатов при помощи певицы Магды Могилевской (явный намек на Плевицкую) и предателя из числа бывших белых офицеров оказывается похищен, вывезен в СССР и предан суду. Описана и процедура похищения Акатова, которого сначала заманивают в ловушку, потом вывозят в предместье Парижа и далее вывозят в Советский Союз на пароходе [37]. В книге Краснова есть отсылка и к реальным событиям. Советский следователь говорит Акатову: «Генерал Кутепов, похищен нашими агентами в Париже 26-го января 1930-го года, доставлен в наш союз и здесь убит… Евгений Карлович Миллер, похищен нами в Париже, 22-го сентября…» [38].

В последние годы информацию об этих событиях можно обнаружить на официальном сайте Службы внешней разведки Российской Федерации, а также в газетах «Независимое военное обозрение», «Новости разведки и контрразведки» [39] и др. В 2008 г. появилась книга А.С. Гаспаряна «Операция „Трест“. Советская разведка против русской эмиграции. 1921−1937 гг.», в которой изложен авторский взгляд на похищение Кутепова, роль Скоблина в этих событиях и т. д. Но это только первые шаги. Ссылки на источники цитат, в книге Гаспаряна отсутствуют и приводится только общий библиографический список. В этой связи отмечу еще раз, что наличие научного аппарата выгодно отличает книги, выходящие в рамках проекта «Белые воины» в целом и книгу о Кутепове в частности. Можно даже сказать, что это первое столь фундаментальное исследование о нем, вышедшее в России.

В.В. Голицын справедливо отмечает закрытость многих документов, связанных с РОВСом и деятельностью Кутепова. Вместе с тем, есть как минимум две кандидатские диссертации, в которых эта тема затронута [40]. В диссертации А.М. Борейко использованы материалы Государственного архива Российской Федерации, а также Центрального архива Федеральной службы безопасности Российской Федерации (сообщения советских спецслужб политическому руководству СССР о состоянии РОВС, протоколы допросов разоблаченных чинов РОВС, добытые оперативным путем внутренние документы РОВС — переписка старших начальников, материалы заседания военных советов, приказы, оповещения, информационные листки. Один из разделов диссертации так и называется — «РОВС при Кутепове».

О том, что чекисты всерьез опасались Кутепова и его организацию свидетельствует даже тот факт, что В.В. Шульгина во время допросов в 1945—1946 гг. неоднократно и подробно расспрашивали о генерале и его деятельности, а в приватной беседе интересовались и «Внутренней линией» [41]. Отмечу еще одно пересечение судьбы — вместе с Шульгиным в 1947 году во Владимирский централ прибыл и сын А.П. Кутепова [42].

Оформление книги «Генерал Кутепов» традиционно связано с основными вехами жизни ее главного героя. Участник «Ледяного похода» Кутепов, сохранил связь с Марковским полком, и оставался в эмиграции «первым марковцев». Поэтому в нижней части корешка книги помещен марковский погон, уже использованный в оформлении первой книги серии «Марков и марковцы». На обложке книги изображен Галлиполийский крест.

Памятник 342 россиянам, умершим во время пребывания в Галлиполи в 1920-1921 годах российского корпуса генерала А.П.Кутепова
Памятник 342 россиянам, умершим во время пребывания в Галлиполи в 1920—1921 годах российского корпуса генерала А.П.Кутепова
Данный выпуск серии снабжен именным указателем (это нововведение, отсутствующее в первых выпусках серии, весьма полезно), а также (по ходу текста) краткими биографиями, написанными на высоком научном уровне и содержащими в ряде случаев малоизвестную информацию. Вместе с тем, некоторые казалось бы общеизвестные моменты требуют уточнения. Например, в книгу помещен очерк журналиста Н.Н. Брешко-Брешковского. В биографической справке сказано, что он «в годы Второй мировой войны сотрудничал с нацистами» [43]. А вот д.и.н. В.Л. Телицын с этим категорически не согласен. Он заявляет: «Мы, проведя специальное исследование материалов нацистских спецслужб… не нашли ни одного упоминания о службе Брешко-Брешковского в гитлеровской пропагандистской машине. Ничего нет и в немногочисленных некрологах, появившихся во французской и германской периодике (уж где-где, а там бы не преминули бы отметить этот аспект его жизни). „Источник“ я все же нашел, им оказались… воспоминания бывшего советского разведчика Л. Любимова…» [44]. Так что вопрос о том, сотрудничал Брешко-Брешковский с нацистами или нет, требует уточнения.

Полагаю, что многие из загадок генерала Кутепова, его соратников и противников вряд ли когда-нибудь будут разгаданы. Можно с большой долей вероятности утверждать, что в той ситуации, которая сложилась после похищения Кутепова демонстративный процесс над ним в СССР был невозможен. Это не только нанесло бы непоправимый вред репутации СССР и отбросило бы далеко назад советско-французские отношения, но и помешало бы дальнейшим операциям спецслужб.

Согласно разным версиям, Кутепов погиб при покушении и покоится во французской земле, или же скончался на борту советского парохода от сердечного приступа. Наиболее вероятной, по мнению составителей, представляется первая версия.

Организатор похищения Кутепова — Я.И. Серебрянский будет арестован в 1938 году. Потом освобожден в конце лета 1941 года и уже вновь арестован после смерти Сталина по делу Л.П. Берия. Он умрет на допросе в 1956 году. К тому времени многие из руководителей ИНО ОГПУ причастные к этой и другим операциям давно были расстреляны, унеся с собой многие тайны. Сегодня попытка разобраться в борьбе разведок того периода напоминает попытку сложить картинку при отсутствии большого числа фрагментов и присутствии «чужих» картинок. Однако трудность задачи, не означает, что не нужно этого делать и книга «Генерал Кутепов», несомненно оставит свой след в историографии.

Книгу завершает раздел «Проект „Белые воины“: десятый год работы», в котором интерес представляет интервью руководителя проекта А.Н. Алекаева. А.А. Маров сообщил о ситуации с увековечением памяти генерала А. П. Кутепова на его родине в Череповце. В рубрике «„Каппель и каппелевцы“. Послесловие» составители приводят новые документы и материалы, относящиеся ко второму выпуску серии.

Примечания
1 Восьмой, если считать отдельным томом дополненное переиздание книги, посвященной В.О. Каппелю.
2 Генерал Кутепов. М.: НП «Посев», 2009. Автор проекта серии — А.Н. Алекаев; научный редактор серии — В.Ж. Цветков; координатор проекта — Р.Г. Гагкуев.
3 Генерал А.П. Кутепов: Воспоминания. Мемуары. Минск, 2004.
4 Цветков В.Ж. Предисловие редактора // Генерал Кутепов. С. 6.
5 Цит. по: Ипполитов Г. М. Деникин. М., 2000 (ЖЗЛ). С 450.
6 Прянишников Б.В. Незримая паутина. ОГПУ — НКВД против Белой эмиграции. М., 2004. С. 207.
7 Проект «Белые воины»: десятый год работы // Генерал Кутепов. С. 565
8 Зайцев К. Личность Кутепова // Генерал А.П. Кутепов: Воспоминания. Мемуары. С. 343−344
9 Проект «Белые воины»: десятый год работы // Генерал Кутепов. С. 565.
10 Штейфон Б.А. Генерал А.П. Кутепов // Генерал Кутепов. С 9−226.
11 Там же. С. 9.
12 Там же. С. 15.
13 Там же. С. 26.
14 Там же. С. 25.
15 Там же. С. 185−186.
16 Русская эмиграция в борьбе с большевизмом / Сост., науч. ред., пред. и комм. С.В. Волкова. М., 2005.
17 Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 1. Так начиналось изгнание. 1920−1922. Книга первая. Исход. М., 1998; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 1. Так начиналось изгнание. 1920−1922. Книга вторая. На чужбине. М., 1998; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 2. Несбывшиеся надежды… 1923 г. М., 2001; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 3. Возвращение… 1921−1924 гг. М., 2002; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 4. У истоков «Русского общевоинского союза». 1924 г. М., 2007.
18 Штейфон Б.А. Генерал А.П. Кутепов // Генерал Кутепов. С. 20.
19 Шульгин В.В. Дни. Л., 1926. С. 135−136.
20 Кутепов А.П. Первые дни революции в Петрограде: Отрывок из воспоминаний, написанных генералом Кутеповым в 1926 году // Генерал Кутепов. С. 401−420.
21 Подробнее см.: Гагкуев Р.Г. К истории одного награждения: унтер-офицер Т.И. Кирпичников и генерал Л.Г. Корнилов // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды: сборник научных статей. СПб., 2010. С. 40−47.
22 См.: Даватц В.Х. На Москву // В кн: Добровольцы: роман. / Раевский Н.А.; На Москву: повесть. Даватц В.Х. М., 2007. С. 3.
23 Цит. по: Голдин В.И. Солдаты на чужбине. Русский Обще-Воинский Союз, Россия и Русское Зарубежье в ХХ-XXI веках. Архангельск, 2006. С. 154.
24 Там же. С. 155. Может показаться, что требование Кутеповым гарантий выглядит наивно, т.к. их можно сначала дать, а потом нарушить. В.И. Голдин уточняет, что генерал «подразумевал официальные заявления Китая и Японии и их реальную помощь в формировании значительных и самостоятельных русских отрядов для направления на советскую территорию для борьбы с большевиками» // Там же.
25 Русские слуги Чемберлена и Фоша. Очерк председателя суда над зарубежными монархистами В. Ульриха // Огонек. 1927. N 40. С. 3.
26 Там же. С. 15.
27 Прянишников Б.В. Незримая паутина. С. 201.
28 Голицын В.В. Похищение и убийство генерала А.П. Кутепова // Генерал Кутепов. С. 517.
29 Там же. С. 516−517.
30 Там же. С. 498.
31 Там же. С. 499.
32 Книга была подписана к печати 4 июня 1991 г., т. е. еще в СССР.
33 Млечин Л. Сеть Москва — ОГПУ — Париж. М., 1991. С. 2.
34 Там же. С. 3.
35 Голицын В.В. Похищение и убийство генерала А.П. Кутепова // Генерал Кутепов. С. 499.
36 Там же.
37 Краснов П.Н. Ложь. М., 2006. С. 236−237; 242−247.
38 Там же. С. 248−249.
39 Некоторые из этих публикаций В.В. Голицын упоминает и использует в своей статье. Обращу также внимание на интервью В. Карпова (на момент интервью — консультант СВР РФ, полковник внешней разведки), в котором упоминается об операции по похищению Кутепова. См.: Тайный груз на борту теплохода «Мария Ульянова» // Новости разведки и контрразведки. 1997. N 20. С. 11. В. Карпов излагает следующий вариант гибели Кутепова: «На борт советского парохода его ввели под видом сильно загулявшего на берегу члена команды. Корабль взял курс на Новороссийск, куда Кутепова не довезли. Он скончался в дороге от сердечного приступа, что потом было поставлено в вину советским разведчикам. Их допрашивали в 37-м ежовские следователи» // Там же. В этом же интервью Карпов утверждал, что организовавший похищение Кутепова Я.И. Серебрянский был «в 1937 году расстрелян как враг народа». Эта информация опровергается более поздними публикациями. В одной из них сказано: «30 марта 1956 г. на очередном допросе у следователя Военной прокуратуры СССР генерал-майора юридической службы Цареградского сердце Серебрянского не выдержало, и выдающийся разведчик-нелегал скончался на 64-м году жизни» // Антонов В. Яков Серебрянский — трижды узник Лубянки // Военно-промышленный курьер, 1.11.2006 (статья размещена на официальном сайте СВР России http://svr.gov.ru).
40 Шабанов Я.В. Российское зарубежье и фашизм в Европе в 1920-х — 1930-х гг. (по материалам Русского Общевоинского союза). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1997; Борейко А.М. Русской Общевоинский союз и советские органы государственной безопасности (1924 — вторая половина 1930-х годов). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 2002.
41 См.: Тюремная одиссея Василия Шульгина: материалы следственного дела и дела заключенного / Сост., вступ. ст. В.Г. Макарова, А.В. Репникова, В.С. Христофорова; коммент. В.Г. Макарова, А.В. Репникова. М.: Русский путь, 2010.
42 Там же. Согласно акту об условиях этапирования В.В. Шульгина во Владимирскую тюрьму МВД при прибытии заключенных из города Москвы В.В. Шульгин, П.А. Кутепов и К.Д. Волков при сопровождении из вагона заключенных этапировались без изоляции друг от друга до прибытия в тюрьму.
43 Брешко-Брешковский Н.Н. Герой Харькова и Курска // Генерал Кутепов. С. 452.
44 Телицын В.Л. «Хвалу и клевету приемли равнодушно…» // Брешко-Брешковский Н.Н. Царские бриллианты. Роман в трех частях. М., 2007. С. 12−13.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

профессиональный автоломбард автоломбард в спб