Русская линия
ИА «Белые воины» Михаил Быков27.11.2009 

Имя им — легион

Тринадцать советских военнослужащих погибли во Вьетнаме в войнах народа этой страны против Франции и США. Но в списке русских солдат и офицеров, сражавшихся и сраженных на земле Индокитая, есть еще, самое малое, одна фамилия.

Там, где восходит Солнце

Вторая — и пока последняя — Мировая война закончилась 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури». Акт о капитуляции последними из союзников Гитлера подписали японцы.

Восточная часть Второй мировой всегда оставалась в тени. Несмотря на все попытки американцев — как во время войны, так и до сих пор — многократно преувеличить масштаб событий на этом театре военных действий. «Преувеличить» даже столь радикальным образом, как атомная бомбежка Хиросимы и Нагасаки.

Не помогает. Всему миру очевидно, что главные битвы разворачивались в те мрачные годы в Европе. Все остальное — бои с армией Роммеля в Северной Африке, топтание войск в Персидской Азии, наконец, война за атоллы и острова на Тихом океане не имели решающего значения.

В то же время нельзя умалять подвиги наших союзников на второстепенных фронтах, нельзя неуважительно относиться к тем солдатам и офицерам, что дрались, гибли и побеждали на далеких флангах Великой Битвы. Солдатская кровь — везде солдатская кровь!

Ясно также, что наличие Третьего фронта на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии избавило Советский Союз от опасности японского вторжения на Дальнем Востоке, а значит, позволило нам сконцентрировать силы на Западе — против гитлеровских дивизий.

И также ясно, что наша страна выполнила обещание, данное британскому премьеру Черчиллю: не позднее, чем через три месяца после падения Берлина активно вступить в боевые действия против японцев на востоке. 9 мая сдалась Прага, а 9 августа наши войска атаковали позиции японской императорской армии на территории Кореи и Китая. К этому времени Япония вела глухие оборонительные бои против американских войск. Позади уже были поражения на Гвадалканале и атолле Мидуэй, проигранная битва на Окинаве. Уже упала атомная бомба на Хиросиму. Уже был готов к вылету в квадрат Нагасаки еще один бомбардировщик ВВС США с «особенной начинкой» на борту…

Но что предшествовало этим относительно известным среднестатистическому землянину событиям? Что заставило японцев превратиться в… «восточных немцев»?

Если коротко, то происходило следующее. После серьезного экономического кризиса 20-х годов к власти в Японии пришли военные. Хунта, как сказали бы сейчас. Несмотря на наличие императора и формального правительства реальную политику диктовали генералы. Традиционным объектом японских интересов был Китай. Ничего не изменилось и на этот раз. Именно в оккупации китайских земель видели военные путь к выходу из экономического тупика. В 1931 году японская армия отрезала от Китая Манчжурию, где тут же было создано марионеточное государство Манчжоу-Го. В 1933 году Япония покинула ряды Лиги Наций (прообраза ООН — прим. авт.). В 1937 началась полномасштабная японо-китайская война, продолжавшаяся семь лет. Японские войска захватили китайское побережье и доминировали в ходе всей войны за исключением последних нескольких месяцев весны-лета 1945 года.

Аппетиты росли, и на гребне доктрины «Азия для азиатов» в июле 1941 года японцы вторглись в пределы французской колонии Индокитай. В результате вторжения Франция лишилась южных провинций Вьетнама и Камбоджи, а представители коллаборационистского французского правительства Виши подписали с Японией сомнительное соглашение, по которому японские войска сохранили право на присутствие в Индокитае. В это же время Страна Восходящего Солнца вступила в союз с Третьим рейхом и Италией.

В ноябре американцы предъявили ноту японскому правительству с требованием вывести войска из Китая и Индокитая, что было равносильно объявлению войны. Ребенку было ясно, что японцы откажутся. Они и отказались. Заодно решили: раз войны не избежать, то надо начать ее первыми. 7 декабря 1941 года они бомбили Перл-Харбор…

В 1945 году преимущество союзников над Японией в Тихом океане окончательно оформилось. Но вот в Китае и Индокитае японцы чувствовали себя куда более уверенно. Была образована единая сухопутная линия фронта: от Пекина до Сингапура, насыщенная пехотой и техникой. В Китае японцам противостояли части национально-освободительной армии Чан-Кай-Ши и коммунистические партизанские соединения Гоминьдан. Противостояли по большей части неважно. В Индокитае японцам могли помешать только нарождающиеся отряды национального освобождения Лаоса и Вьетнама, остатки французских регулярных войск да один-единственный полк Французского Иностранного легиона.

С легкой руки Луи-Филиппа

После наполеоновских войн во Франции скопилось довольно военного люда из самых разных стран, воевавшего в корпусах армии Бонапарта. Кроме них полчища военно-маргинального сословия пополнили наемники Карла Х Бурбонского, участники национально-освободительных восстаний в Италии и Польше.

Вся эта публика, обладавшая отменным боевым опытом и лишенная мещанских представлений о морали, казалась королю Луи-Филиппу Орлеанскому весьма опасной силой в случае каких-либо политических неурядиц во Франции. И — справедливо казалась!

9 марта 1831 года король подписал декрет о создании принципиально нового военного формирования — Иностранного легиона, в котором интересам французской короны, а впоследствии, и интересам всех пяти французских республик могли служить нефранцузы (не подданные и не граждане — прим. авт.). По замыслу короля Легион должно было использовать только в военных конфликтах за пределами страны.

Где только не воевал Легион! Один из первых опытов — Восточная, она же — Крымская война 1853−1856 годов. Затем легионеры мотались между Африкой и Латинской Америкой, Азией и Океанией. Вся колониальная система Франции держалась, во многом, на штыках полков Иностранного легиона. Особенно много легионерской крови пролилось в Северной Африке. И в конце 19 века, и в первой половине 20-го «Иностранцы» наводили порядок в Алжире и Марокко.

За всю историю Легиона в его рядах служило свыше 600 000 человек. Более 36 000 погибло в боях.

Иностранный Легион и сегодня, несмотря на глобальные изменения геополитического характера, представляет грозную силу. В 60-х годах, после падения колониальной системы ветеран 13-й полубригады Легиона министр обороны Франции генерал Пьер Мессмер сохранил спецсоединение, преодолев сильнейшее сопротивление либеральной части общества. И Легион пригодился. В Габоне и Кот д, Ивуаре, Сенегале и Чаде, Джибути и Гвиане. Жестокий режим генерала Бокассу в Центральной Африке был уничтожен в результате специальной операции «Барракуда».

После падения Варшавского блока и развала СССР казалось, дни Легиона сочтены. И вновь прогнозы оказались ошибочными. После 1991 года «Иностранцы» воевали в Чаде, Руанде, Заире, Аравии. Не обошлась без них операция в Ираке.

Сегодня Французский Иностранный легион — это четыре пехотных, два инженерно-саперных, парашютно-десантный, бронетанковый полки, 13-я полубригада и специальный отряд. Части дислоцированы в Латинской Америке (Французская Гвиана), Африке (Джибути), на Коморских островах. Но преимущественно полки Легиона стоят в самой Франции — В Авиньоне, Ниме, Оранже, на Корсике. Наверное, столь нехарактерная для Иностранного Легиона дислокация имеет какое-то внятное объяснение.

Главный же аргумент в пользу существования Легиона в принципе — прост. Еще во времена Наполеона во Франции был принят закон о всеобщей воинской обязанности. Закон работает уже более 200 лет. Молодые французы отдают долг Родине, не подвергаясь при этом военным рискам в мирное время. За них в «горячие точки» отправляются солдаты Иностранного Легиона. Удобно и практично, не так ли?

Кто же в таком случае приходит на вербовочные пункты? Как ни странно, в достатке самих французов. Так было изначально, и так есть по сей день. В нынешнем Легионе почти 50 процентов — франкоговорящие. Раньше контракты с удовольствием подписывали те французские граждане, кому законы их государства казались излишне предвзятыми. Теперь поиграть в войну многие готовы из-за денег. Зарплата легионера-новичка — свыше тысячи евро, ветераны получают по четыре и больше. Это без надбавок за вредность за пределами Пятой Республики.

А кем заполнялись остальные вакансии? В разное время — по-разному. Были периоды, когда в Легионе скапливались преимущественно немцы, сейчас около 30 процентов солдат — из Восточной Европы и стран СНГ. Например, только в 1998 году и только из России записалось 57 человек.

Но случалось, когда русский кадр заполнял места в Легионе куда интенсивнее.

Русские волны

Появление первой волны легионеров из России отмечено сразу после революции 1905−1907 годов. Правда, этнические русские были в меньшинстве, на вербовку шли, в основном, жители западных губерний Империи — белорусы, евреи, украинцы. Самый известный легионер этого этапа — философ Николай Лосский

Следущий призыв случился в начале 20-х годов, когда завершившаяся Гражданская война выбросила из России сотни тысяч человек, значительная часть которых принадлежала военному сословию. Генерал Кутепов, командовавший Русским корпусом в турецком Галиполли, сумел удержать подавляющее большинство своих солдат и офицеров от скоропалительных решений. Но ведь не только в галлиполийском лагере осели воины Белых армий.

Из Донского корпуса, выживавшего на греческом острове Лемнос, не менее 1000 казаков пополнили ряды Иностранного Легиона. Всего же вербовочные контракты подписали порядка 8 000 русских эмигрантов. По сути, существующий сегодня 1-й бронетанковый полк возник на кадровой основе Русской армии Врангеля после того, как французам удалось вывести кутеповские части из Турции в Болгарию и Югославию и рассоредоточить их.

Спустя считанные месяцы после прибытия «белого пополнения» французские военные власти начали отмечать резкий качественный скачок в уровне боевой подготовке Легиона. Русские солдаты и офицеры, обладавшие колоссальным боевым опытом двух, а некоторые — и трех войн, не только выгодно отличались от разношерстной публики в белых кепи, но и начали влиять на нее в самом лучшем смысле.

Не случайно, что пять легионеров этой волны дослужились до высших чинов: Андоленко, Нольде, Фавицкий, Румянцев и крестный сын Максима Горького, старший брат Якова Свердлова Зиновий Пешков.

Свердлов-Пешков командовал частями Легиона в Марокко, имел Большой крест Почетного Легиона и Военный крест — высшую боевую награду Франции.

В 1926 году в США Зиновий Пешков выпустил книгу под названием «Звуки горна. Жизнь в Иностранном легионе». Год спустя мемуары вышли во Франции, назывались они «Иностранный Легион в Марокко».

Предисловие к книге написал Андре Моруа. В нем были, в частности, такие строки: «Иностранный Легион — больше, чем армия военных, это — институт. Зиновий Пешков говорит о Легионе с горящими глазами. Он рассказывает о солдатах в госпитале, которые, умирая, вскакивают, чтобы приветствовать своих офицеров.»

Было, о ком рассказывать!

Полковник Русской Императорской армии Козлов служил в Легионе в чине простого сержанта. Ему предлагали офицерское звание и должность, но он отказывался, объясняя, что в Великую войну был несколько раз ранен и контужен в голову. Частые кровоизлияния в мозг могут помешать ему на посту командира. Но немногих офицеров в Легионе так слушались и так уважали, как сержанта Козлова. За ним шли без всяких сомнений. В последнем бою русский полковник был трижды ранен, но строй не оставил. Четвертое ранение оказалось смертельным. Он навсегда остался в песках Северной Африки в жаркую ветрами зиму 1923 года.

В 1932 году поручик Александров-Дольский погиб от нелепой пули, выпущенной наобум убегающим марокканцем. Но прежде поднял свой взвод в атаку, под жестоким огнем в упор довел его до вражеского бруствера и опрокинул противника.

В 1940 году вышел в отставку легионер Земцов, награжденный Военным крестом. В 1941-м он вернулся в Легион добровольцем и получил второй Военный крест — посмертно…

Вторая мировая

Франция вступила в войну 3 сентября 1939 года, а капитулировала — 22 июня 1940-го. Боевые действия велись не только в Европе, но и в Северной Африке. Участие в них принимал и Иностранный Легион. К слову, на африканском театре военных действий французы и легионеры дрались еще два месяца после того, как Париж сдался. Среди тех офицеров, что отказались признать капитуляцию, были и чины Иностранного легиона, в частности, генерал Зиновий Пешков. Все они прорвались в Лондон, к Де Голлю.

Даккарская операция в Марокко, которую 3 августа 1940 года начали англичане силами армии «Комитета Свободной Франции», созданного генералом Де Голлем, оказалась неудачной. В первую очередь потому, что сил у «Комитета» в тот период было слишком мало: всего два батальона Иностранного Легиона. Тем не менее, бои продолжались до весны 1941 года.

Де Голль тогда не мог похвастаться, что множество сынов Франции встали под его знамена. Естественно, что эмигранты, оглядываясь на французов, вели себя пассивно. Картина совершенно изменилась после июня 1941 года. Русские пошли в добровольцы.

Однако, у некоторых русских рефлекс добровольчества сработал несколько раньше — в 1939 году.

Дорога лейтенанта Элизе

Полковник Кубанского казачьего войска Федор Елисеев прожил длинную жизнь. Он родился в 1892 году, в 1910-м поступил вольноопределяющимся в 1-й Екатеринодарский полк ККВ, в 1913-м вышел хорунжим (первое офицерское звание в казачьих войсках — прим. авт.) из Оренбургского казачьего училища. Воевал в Первую мировую, награжден шестью боевыми орденами. С марта 1918 года — в Белом движении. Командовал сотней, полком, дивизией. После Гражданской войны бежал из плена по маршруту Екатеринбург — Финляндия. В 1924 году осел во Франции. После войны, в 1949 году переехал в США, где и ушел из жизни в марте 1987 года.

Все, знавшие Елисеева, отмечали его удивительное жизнелюбие. Оказавшись в эмиграции, казачий полковник не впал в хандру, не поддался обстоятельствам. Будучи сам изумительным кавалеристом, вскорости он организовал группу казаков-джигитов, которой и руководил вплоть о 1939 года. Казачий конный цирк сначала гастролировал по Европе, а, начиная с 1934 года, срывал аплодисменты в Индии, Индонезии, на Филиппинах, в Китае.

Известие о том, что Франция вступила в войну, застало казаков-циркачей на Суматре. Елисеев тут же подал документы на зачисление во французскую армию. По действовавшим правилам иностранцы не могли быть в ней офицерами, за исключением тех, кто принял французское гражданство и окончил французское военное училище. Однако, в канун войны французское правительство выпустило декрет, из которого следовало, что вступить в армии офицерами могут все офицеры союзных армий по Первой мировой войне, но с понижением в чине. Русский полковник Елисеев мог быть только французским капитаном. Впрочем, какая разница?

4 марта 1940 года Елисеев с семьей прибыл в Сайгон. Там он сдал экзамен, и его дело отправилось на утверждение в Париж. Но пока бумаги плыли во Францию, Париж пал, а документы пропали. Он так и не стал капитаном французской армии. Лишь в 1943 году полковник Елисеев был вызван в штаб французских войск в Индокитае, где ему предложили поступить в Иностранный легион в чине лейтенанта. Причем, пехотного.

В 1941 году японский экспедиционный корпус, действовавший на самом юге Китая, был выдавлен войсками Чан-Кай-Ши в Индокитай, колонию Франции. На самом севере Вьетнама малочисленные колониальные французские войска и 5-й полк Иностранного легиона оказались на пути японцев. Однако последние предпочли уладить ситуацию мирным путем. Французской администрации был навязан договор, по которому японцы получили право находиться на территории Индокитая. В качестве союзников вишистской Франции, помогающих защититься от возможного вторжения британских и американских войск.

Все было шито белыми нитками, однако стороны играли в дипломатию и соблюдали корректность.

Вечно так тянуться не могло. К 1945 году французское командование в Индокитае установило прочную связь с генералом Де Голлем и американской миссией в Китае. Гитлеровская коалиция трещала по швам. Советские танки подошли к границам рейха. Союзники уже высадились в Нормандии.

Уйти из Индокитая японцы просто не могли. Оставаться в неопределенности и ждать удара — не хотели. Было принято радикальное решение: в ночь на 9 марта 1945 года японцы атаковали все французские гарнизоны на территории Индокитая, подавили вялое сопротивление и взяли в плен до 15 000 человек.

Избежал удара только один отряд — батальон 5-го пехотного полка Французского Иностранного Легиона в лагере Тонг, в 40 километрах от Ханоя. За шесть часов до нападения батальон снялся с лагеря и двинулся на север — в сторону Китая.

Этот путь занял более двух месяцев. С непрерывными арьергардными боями, при подавляющем численном превосходстве противника, в отсутствии артиллерии и боеприпасов.

Лейтенант Элизе, как звали Елисеева в полку на французский лад, до Китая не добрался. 2 апреля 53-летнего русского полковника последний раз видели среди отступающих под японским огнем легионеров. В этот день он притащил в расположение батальона раненого шеф-капрала Колерского. В Легионе не принято было спасать раненых — такова мрачная традиция «Иностранцев». Но Елисеев опирался на традиции другой армии. В ее Уставе первой строчкой было записано: «Погибай, но товарища выручай!».

В тот же день лейтенант Элизе — уже раненый — вновь попал под пулеметный огонь японцев и, спасаясь, углубился в джунгли. Тропа в зарослях показалась дорогой, а оказалась тупиком. Казак вернулся было назад, но и там, и впереди слышалась японская речь.

Федор Елисеев попал в плен 3 апреля 1945 года. Прошел все испытания, на которые обречен военнопленный японской армии. Был освобожден в конце августа 1945 года. Все эти месяцы в батальоне он числился пропавшим без вести.

Впоследствии оказалось, что из 1300 легионеров, вышедших в поход на Китай, дошло только 700. Триста человек погибло в боях, столько же попало в плен. Сред сотен офицеров лагеря для военнопленных в Ханое только двое попали туда ранеными после боев: су-лейтенант, бельгиец о национальности и наш Елисеев.

Спасенный Елисеевым поляк Колерский умер в переносном госпитале в ту же ночь — от потери крови.

После освобождения самой большой наградой для казачьего полковника было то, что семья его — жена и сын — уцелели в Ханое. Самым большим разочарованием — разграбленная квартира, из которой пропали боевое казачье седло и кавказская шашка с серебряным вензелем императора. Единственное, что удалось сохранить от России. Кто знает, смогли ли утешить его в этой потере девять боевых наград, полученных за службу в Иностранном Легионе, среди которых — орден Военного Креста 2-й степени с золотой звездой на ленте?

Никакой награды не получил другой легионер из русских — капитан 5-го пехотного полка Иностранного легиона Владимир Комаров. Он был внуком генерала Комарова, прославившегося тем, что в 1885 году у крепости Кушка с полутора тысячами солдат и казаков разгромил 5-тысячный отряд афганцев, перешедших русскую границу.

Комаров-младший погиб в бою с японцами 1 апреля 1945 года невдалеке от тихой вьетнамской деревеньки Дьен-Бьен-Фу, где и был похоронен. В Легионе не принято награждать посмертно. Еще одна странная традиция «Иностранцев».

Опубликовано в журнале «РУССКИЙ МИР.RU» N 8, август 2008.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Лебедевъ    27.11.2009 19:42
Статья бравая и интересная. Только, автор Евангелие в последний раз, наверное, давно в руках держал – иначе бы название для статьи другое подобрал…

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru