Русская линия
ИА «Белые воины» В. Павлов30.04.2008 

Бой у станции Медведовской
Главы из книги «Марковцы в боях и походах»

3 апреля Пятый час утра.
До железной дороги оставалось с версту, когда к генералу Маркову подъехал верховой из дозора и доложил: — «В железнодорожной будке виден свет, но на железной дороге никого и ничего не замечено».
Генерал Марков останавливает колонну и, приказав ей ждать распоряжений, сам с несколькими верховыми едет вперед. В колонне, шедшей до сего момента спокойным, равномерным шагом, сонные бойцы столкнулись и проснулись. Стоят. Тишина. И в этой тишине, как темная, тихая и зловещая молния, проносятся слова: «железная дорога». Напряжены нервы всех.
Не доезжая нескольких десятков шагов до будки, генерал Марков соскакивает с лошади и в сопровождении трех человек идет быстро к ней и входит в нее. В будке два человека. Один — у телефона. Генерал устраняет последнего от телефона.
- Я — генерал Марков! Кто на станции? — спрашивает он.
Ответ — бронепоезд и два эшелона с красногвардейцами. В ответе ничего нового.
- Колонне — вперед и остановиться, не доходя шагов 200 до железной дороги! — приказывает генерал Марков. Офицер карьером мчится к колонне и передает приказание. Колонна быстро идет к переезду.
Телефонный звонок. Генерал Марков берет трубку. Со станции спрашивают:
- Спокойно ли на посту? Нет ли кадет?
- Совершенно спокойно, — был ответ. Однако, со станции передали, что «для верности» к переезду подойдет бронепоезд.
- Пришлите, товарищи. Оно будет вернее, — согласился генерал Марков.
Немедленно посыпались короткие, твердые распоряжения подъехавшим к будке начальникам.
- Сейчас подойдет красный бронепоезд. Его мы не должны упустить, — заявил генерал Марков.
Полковнику Миончинскому приказано одно орудие перевести через полотно железной дороги и поставить на позицию для стрельбы по бронепоезду в упор, в бок ему, другое — у переезда — для стрельбы вдоль железной дороги. Полковнику Бонину — сорвать телефонные и телеграфные провода в сторону Екатеринодара. Выслать конных подрывников для подрыва железнодорожного полотна в ту же сторону и как только возможно дальше, причем добавлено:
- Это задание нужно выполнить: в нем наше спасение.
Третье приказание для Инженерной роты — завалить у будки шпалами железнодорожную линию.
Генералу Боровскому — выслать сильный заслон в сторону станции Медведовской для обеспечения дороги, по которой идет армия; часть сил расположить вдоль железной дороги; часть перевести через дорогу и выставить их также заслоном в сторону станции. Конвою и «Артиллерийской роте» занять станицу Медведовскую. Кубанскому стрелковому полку оставаться в готовности.
Приказания выполнялись быстро. Через 5 минут орудие шт. капитана Шперлинга уже стояло на позиции в 15 шагах от полотна, и было нацелено. Рядом с ним два батарейных пулемета.
Генерал Марков на полотне железной дороги; ходит нервными шагами Лежащие в цепях бойцы видят его характерную, в высокой папахе фигуру- Он зорко всматривается в сторону, откуда должен подойти бронепоезд. Он, конечно, думает: все ли нужные распоряжения сделал я? Он посылает конного офицера в обоз армии с приказанием: команде выздоравливающих немедленно идти в станицу. Он вдруг подходит к цепи 4-й роты и, заметив по блестящим погонам полковник Биркина, приказывает ему со взводом немедленно идти вдоль полотна с правой его стороны к станции и «атаковать» ее, но, если будет встречен бронепоезд, ничем не выдавать свое присутствие. Полковник Биркин, смущенный таким приказанием, тем не менее, быстро двинулся вперед со своими 10 человеками. Из станицы прискакал всадник с донесением: красных там нет, и скачет назад с приказанием — конвою наступать на станцию.
Тишина. Тьма. Прошло с полчаса времени. В лежащих цепях Офицерского полка многие уснули.
Полковник Биркин со своим взводом был уже на полпути до станции, когда заметил тихо идущий бронепоезд. Не выдержали нервы, и часть его взвода побежала вправо, к небольшому леску, находящемуся шагах в ста, оказавшемуся кладбищем. Полковник Биркин с оставшимися с ним прижались к земле в железнодорожной канаве. Слегка шипя, бронепоезд прошел мимо лежащих, рассыпая под себя искры из топки. Потеряв половину своего взвода, полковник Биркин уже не решился исполнить приказание генерал Маркова — атаковать станцию.
- Бронепоезд! — пронеслось по цепи ближайшей к железной дороге роты, и… в мгновение люди вскочили и побежали от дороги. Начальники едва удержали их шагах в полутораста.
- Кто там? — раздался громкий голос с бронепоезда. В ответ — полное молчание. С поезда застрочил короткой очередью пулемет, а сам он, не останавливаясь, медленно продолжал приближаться к железнодорожной будке.
Генерал С.Л. Марков в бою у станции Медведовской Генерал Марков давно уже увидел противника и… приготовился. В руке у него ручная граната. Он снял свою белую папаху и пошел навстречу бронепоезду. Он встречает его на том месте, на которое нацелено орудие штабс-капитана Шперлинга.
- Кто на пути? — спрашивают с бронепоезда.
- Не видите, что свои! — отвечает генерал Марков и, подойдя вплотную к паровозу, бросает ручную гранату в машинистов. Граната взрывается.
- Орудие — огонь! — кричит генерал Марков, отбегая от паровоза.
Первый снаряд попадает в колеса паровоза, второй в самый паровоз. Бронепоезд останавливается, но открывает огонь из двух орудий и пулеметов во все стороны. Затрещали пулеметы артиллеристов, винтовки близлежащих цепей. От попаданий снарядами в вагоны, последние загорелись. Разнеслось «ура» 4-й и Инженерной рот. Они атаковали врага.
Гарнизон бронепоезда защищался геройски и погиб полностью. Составляли его матросы. Впрочем, одному из них посчастливилось: он выскочил из горевшего вагона в тлеющей на нем одежде и натолкнулся на генерала Маркова. Генерал приказал оказать ему помощь.
Генералом Марковым уже отдано приказание: Офицерскому полку атаковать станцию, Кубанскому — быть готовым поддержать его. Стоявшей на дороге колонне армии послано приказание — быстро переезжать полотно железной дороги.
Вдруг генерал Марков увидел полковника Биркина.
- А вы что тут делаете? — закричал он. — Я приказал вам атаковать станцию!
- Вам помочь хотел, Ваше Превосходительство! — поспешно ответил полковник Биркин.
- Не надо мне никакой помощи! Впрочем, оттащите скорей заднюю платформу с орудием и вагон со снарядами. Скорее, пока не загорелись!
Соседний вагон пылал. Полковник Биркин со своими людьми и артиллеристами, отцепили и откатили вагон и платформу, на которую моментально вскочил полковник Миончинский с артиллеристами, повернул орудие в сторону станции и открыл огонь.
Уже светало, и виден был вышедший со станции поезд. Шрапнели рвались как раз над ним, и тот быстро дал задний ход и скрылся. Подвезти свои войска красным не удалось.
- В атаку на станцию! Живо! — крикнул генерал Марков полковнику Биркину.
- Шмидт! Что вы делаете? — кричит генерал Марков. — Там снаряды!
Прапорщик Шмидт явно перестарался, и чуть было не зажег вагон со снарядами, подложив под него охапку соломы.

Офицерский полк быстро развернулся фронтом на станцию и перешел в наступление. Уже было светло. Первой атаковала станцию, вправо от железной дороги, 5-я рота, но, попав под меткий пулеметный огонь и понеся потери, отошла к кладбищу. Остановилась, идущая влево от нее 4-я рота. Левый фланг полка, его 1-я, 2-я и 5-я роты, преодолев огонь противника его в окопах, отчаянным порывом смяли его. Преследование по поселку. Действовали штыки. Красные бежали к своим эшелонам. Тот эшелон, который пытался выехать к переезду, еще не успел разгрузиться, когда цепи Офицерского полка ворвались на станцию. Красные поспешно стали снова вскакивать в вагоны. Эшелон ушел, обстреливаемый с близкой дистанции. Но в другой эшелон успели вскочить
немногие из бежавших красных, так как он сразу дал быстрый ход уходил под огнем в упор. Не успевшие вскочить, спасались бегством через железную дорогу, но и там они попадали под удар 4-й и 5-й рот. До 2000 красной пехоты с бронепоездом понесли полное и кровавое для них поражение.
На станции красные оставили состав, груженный продуктами питания, бельем, медикаментами и пр. и великий соблазн овладел победителями: чины Офицерского полка, обносившиеся, изголодавшиеся, стали разбирать все им нужное. Часть их рассеялась по домам поселка в поисках пищи. 1-я рота, имевшая до боя около 100 человек, потерявшая при атаке около 15 человек, вышла на северную окраину поселка всего лишь в количестве 20 человек. В Офицерском полку в это время совершенно не было порядка.
Такое положение застал приехавший на станцию генерал Деникин. Не стесняясь в выражениях, он обрушился на офицеров…

На переезде


Когда Офицерский полк шел в наступление на станцию Медведовская, «главные силы» армии — «колонна на колесах», стала быстро переезжать через переезд. Кругом падали излетные нули красных, снова раня проезжавших раненых и тех, кто был у переезда. Но это продолжалось короткое время.
Под пулями к генералу Маркову подъехал генерал Деникин и генерал Алексеев. Они благодарили его. Но генерал Маркову было не до них. У него масса забот, хотя и одержана победа, пробита брешь в кольце красных, но возможная опасность существует с юга. Как далеко подрывники взорвали полотно железной дороги? Может оттуда подъехать другой бронепоезд противника и войска. Генерал Марков подгоняет обозы. С подвод несется: «Ура генералу Маркову!»
Он озабочен скорейшей разгрузкой с бронепоезда всего нужного для армии: до 360 артиллерийских снарядов, до 100 000 ружейных патронов, большого количества пулеметных лент, продуктов питания. Артиллеристы, обрадованные захватом двух орудий, решили ими пополнить свою батарею до 4-х орудийного состава и уже принялись было скатывать орудия с платформ, но генерал Марков сказал твердо: «Орудия испортить!»
Свозят раненых и убитых. В Офицерском полку — 15 человек убито, до 60 ранено. На кладбище быстро роют могилу и хоронят убитых. Артиллеристы хоронят своих 4-х убитых тут же у переезда.
Но времени оказалось вполне достаточно, чтобы без помехи со стороны противника мог спокойно пройти обоз и за ним 2-я бригада.
Вернувшись со станции, генерал Деникин, снова подъехал к генералу Маркову. Теперь уже генерал Марков спокоен. Задача, данная ему и его бригаде, выполнена блестяще, и он мог переговорить с Командующим и рассказать ему в общих чертах, как прошло все дело, и какие потери понесла бригада. Сказал и о себе: «один свой же мерзавец так хлопнул из винтовки у меня над ухом, что я чуть не огрел его нагайкой. Отделался я шумом в ухе».
К генералу Деникину прибыл разъезд с донесением от начальника Кавалерийской бригады, генерала Эрдели. Бригада при переходе железной дороги к северу от станции Медведовская, в темноте нарвалась на красных, понесла потери и вынуждена была бросить орудие. Генерал Деникин приказал бригаде двигаться в станицу Дядьковскую, куда направляется армия и выслать Черкесский конный полк в распоряжение генерала Маркова, остающегося со своей бригадой в арьергарде.
Через некоторое время генерал Деникин уехал в станицу, а за ним вскоре и генерал Марков, отдав последнее распоряжение: Черкесскому полку выслать разъезды и оставаться у переезда до получения приказания; Кубанскому и Офицерскому полкам, Инженерной роте и батарее перейти в станицу.
  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru