Русская линия
ИА «Белые воины» Руслан Гагкуев14.09.2007 

«От предложенной должности Каппель отказался…»
Глава из книги «Каппель и каппелевцы»

Конец 1917 — май 1918 года — пожалуй, наиболее сложный период для описания биографии В.О. Каппеля. С одной стороны, в это время он начал свою вооруженную борьбу против советской власти в рядах Народной армии Комитета Учредительного собрания, с другой — некоторое время фактически состоял на службе в РККА. Тем не менее, не хотелось бы преувеличивать значение этого кратковременного пребывания В.О. Каппеля в рядах формируемой красной армии. Никаких документальных данных о том, что он принимал какое-либо участие в ее становлении, а тем более в боевых действиях, нет.
К маю 1918 года подполковник Владимир Оскарович Каппель находился в Перми, где проживал вместе со своей семьей. В это время вооруженное противостояние между большевистским центром и очагами антибольшевистского сопротивления на окраинах бывшей Российской Империи только набирало силу.
Весной 1918 года военное руководство большевиков принимало энергичные меры по привлечению в ряды РККА офицеров Генерального штаба. Существенную роль на начальном этапе комплектования штабов и штатов военных частей весной-летом 1918 года сыграла регистрация «генштабистов» в отделении Службы Генштаба при Управлении по комсоставу Генерального штаба1. Так, с мая по сентябрь 1918 года в делопроизводство по службе Генерального штаба было прислано 17 подобных списков, в которые было включено до 400 человек, с указанием фамилий генштабистов, сообщавших о своем желании получить назначение на соответствующие должности в новых постоянных формированиях создающейся красной армии2.
В одном из таких списков под N 4, составленном 9 мая и поступившем 24 июля 1918 года в Управление по комсоставу Генерального штаба, значился и подполковник Генерального штаба В.О. Каппель. Из документа следовало, что к маю 1918 года он проживал в Перми и хотел бы служить в красной армии. При этом указывалось желательное место предполагаемой службы: «В штабе округа Приуральского, Приволжского и Ярославского"3.
Согласно данным исследователя В.В. Каминского, 3 мая 1918 года генерал-квартирмейстер Главного управления Генерального штаба при красном Генеральном штабе, бывший генерал-майор Генштаба С.А. Кузнецов направил начальнику штаба Уральского военного округа, также бывшему генерал-майору Генерального штаба Г. М. Тихменеву телеграмму следующего содержания: «Прошу предоставления должности [в] Мобилизационном управлении штаба военрук[а] Приуральского Генштаба Каппелю, выпуска 1913 года, бывшему подполковнику, занимавшему должность пом[ощника] нач[альника] Опер[ативного отдела] Юго-Западного фронта».
Примерно через две недели С.А. Кузнецов направил по месту жительства В.О. Каппеля телеграмму следующего содержания: «Начштаб Приволжского [Н.В.] Пневский предлагает Вам должность заведующим отделом [Окружного] штаба [в] Самаре [c] окладом 700 рублей ежемесячно. В случае согласия немедленно телеграфируйте [в] ГУГШ».
Первоначально В.О. Каппель утвердительно ответил на данное предложение. 20 мая 1918 года в отделе делопроизводства по службе Генерального штаба была зарегистрирована входящая телеграмма N 389 за подписью Каппеля: «1302. Согласен. Сегодня выезжаю [в] Самару. Каппель». Уже упоминавшийся С.А. Кузнецов 23 мая отправил начальнику Окружного Приволжского штаба Н.В. Пневскому следующую телеграмму: «10 008. Каппель согласен. Девятнадцатого выехал [из] Перми [в] Самару. 242». Однако уже 27 мая в отделе делопроизводства по службе Генерального штаба была получена телеграмма начальника штаба Уральского военного округа Тихменева, в которой сообщалось, что «Каппель [от] предложенной должности отказался…"4.
Тем не менее, в мае 1918 года В.О. Каппель все же оказался в Самаре в штабе Поволжского военного округа красной армии. Об этом свидетельствуют воспоминания бывшего однокурсника Владимира Оскаровича по Академии Генерального штаба генерал-майора П.П. Петрова (на тот момент — подполковника):
«В мае 1918 года, я встретил его в Самаре; в штатском платье он пробирался к семье на Украину (семья В.О. Каппеля к тому времени проживала в Перми. — Р.Г.).
В это время в Самару только что прибыл с бывшего Северного фронта штаб 1-й армии, который переформировывался в штаб Поволжского военного округа и начинал работу по выработанному в Москве плану создания армии. Штаб прибыл почти в том составе, который был на войне, согласился начать работу с условием, что будет ведать только частями, создаваемыми для внешней борьбы (против продвигавшихся в глубь страны германских частей. — Р.Г.).
В.О. Каппель нашел в штабе кроме меня еще нескольких своих товарищей по Академии и решил присоединиться к нам.
Все мы тогда плохо знали или закрывали глаза на то, что делалось на юге, и считали, что в интересах русского дела надо держать в своих руках, хотя бы и в стеснительных условиях, военный аппарат. Вспышки Гражданской войны нас непосредственно не касались (выделено мной. — Р.Г.)"5.
Почему в мае-июне 1918 года В.О. Каппель все-таки оказался на службе в штабе Поволжского военного округа красных, до конца остается не ясным. Возможно, обоснованы данные о том, что его жена была взята чекистами заложницей. Вероятно и то, что Владимир Оскарович принадлежал к одной из тайных офицерских антибольшевистских организаций и, поступив на службу в штаб Приволжского военного округа, выполнял ее задание6. Однако это лишь предположения. При этом следует учитывать, что В.О. Каппель возвратившись с фронта, оказался сначала в Перми, а затем в Поволжье, где в начале 1918 года, в отличие от Юга России, не было своей Добровольческой армии. Примкнуть к какому-либо антибольшевистскому центру Каппелю было затруднительно.
П.П. Петров вспоминал о сложившейся весной 1918 года обстановке, расколовшей офицерство: «Одни в своей ненависти к большевикам считали всякую работу с ними предательством по отношению к прежней Русской армии и формируемой Добровольческой армии, другие считали возможным принять участие в работе с условием, что новые части создаются только для выполнения задач на внешнем фронте; третьи считали возможным работу без всяких условий, полагая, что нужно создать хорошие части, прекратить хаос, забрать в руки военный аппарат, с тем, чтобы использовать его по обстановке; наконец, четвертые просто искали работы. Только небольшая часть шла в красную армию охотно и то большею частью в различные комиссариаты.
Никто не отдавал себе отчета, что советская власть потребует службы от всех военных без всяких рассуждений и условий, а это случилось скоро"7.
В первой половине 1918 года десятки и сотни русских офицеров поступали на службу в красную армию при условии, что их опыт и знания будут использоваться только для борьбы против дальнейшего германского продвижения вглубь России, но никак не для борьбы против вооруженной контрреволюции. Однако уже в скором времени их надежды дать отпор внешнему противнику были разрушены — окрепнув, новая власть, используя все возможные методы, начиная от взятия семей в заложники и заканчивая угрозой расстрела, заставляла офицеров бороться с «внутренним врагом». Безусловно, что часть офицеров, поступавших на службу в красную армию, была озабочена и «вопросами своего профессионального трудоустройства, поиском наиболее приемлемых условий службы и, не в последнюю очередь, условий материальных"8. Но едва ли такое стремление можно приписать В.О. Каппелю — все это никак не согласуется с его дальнейшим поведением.
Во-первых, Каппель, согласно свидетельству П.П. Петрова, как и многие другие чины штаба Поволжского округа, при попытке заставить его воевать с «внутренним врагом» скрылся. Во-вторых, при первой возможности он оказался в Народной армии — первой серьезной антибольшевистской силе в регионе. Служба в ней по сравнению со «слабыми частями красной армии» едва ли была более выгодным вариантом продолжения карьеры9. То состояние военного дела, которое было в Народной армии летом 1918 года, не позволяет сделать вывод о ее более выгодном положении по сравнению с РККА. В-третьих, не следует забывать и о политических взглядах Владимира Оскаровича.
Между тем быстрое развитие событий в стране и регионе уже вскоре полностью изменило картину в Поволжье. Обусловив свою службу в штабе Поволжского военного округа неучастием в борьбе с «внутренним врагом», В.О. Каппель и другие военные специалисты уже в скором времени попали в тяжелую ситуацию, убедившись на деле, чего стоят обещания новой власти.
«В конце месяца на Волге заговорили о чехах. В Оренбургской губернии действовал неуловимый [А.И.] Дутов. Уральское войско вступило в борьбу с большевиками и имело несколько успешных дел.
В Самару прибыл [Н.И.] Подвойский и сразу же показал нам цену тех условий, на которых мы собирались работать.
Начались требования на специалистов и офицеров Генерального штаба для руководства революционными красными отрядами всевозможных наименований. Кого посылали против уральцев, кого против чехов.
Мы отказались; наше право на отказ защищал даже один из окружных комиссаров.
Нам пригрозили расправой; мы решили воспользоваться первым случаем, чтобы скрыться. Тогда еще не было общих регистраций; не было призыва всех офицеров*.
Нам помог приход чехов. Перед приходом часть штаба была отправлена в Симбирск, а часть осталась"10.
С занятием частями Чехословацкого корпуса Самары, говоря словами начальника Академии Генерального штаба генерала А.И. Андогского, сказанными в аналогичной ситуации в Казани, «…забрало было сброшено» и выбор был сделан. Уже в скором времени В.О. Каппель оказался в рядах формирующейся Народной армии Комитета Учредительного собрания.

Примечания
* По некоторым данным В.О. Каппель и некоторые другие военные специалисты даже были арестованы красными за отказ выступить на «внутренний фронт» и приговорены к расстрелу. От расправы их спас только приход частей чехословацкого корпуса (См. «…Витязей смелых создали». Два эпизода из боевой жизни В.О. Каппеля. Собрал В. Андрюхин // Понедельник. 1993. Февраль. N 9. Нижний Новгород. Материал предоставлен М.А. Жоховым).

1 Каминский В.В. Служил ли В.О. Каппель в красной армии? // История белой Сибири: Тезисы 4-й научной конференции. 6−7 февраля 2001 г. Кемерово, 2001. С. 135.
2 Кавтарадзе А.Г.Военные специалисты на службе Республики Советов. 1917−1920 гг. М., 1988. С. 191.
3 Кавтарадзе А.Г. Указ. соч. С. 191; Каминский В.В. Указ. соч. С. 135 (РГВА. Ф. 11. Оп. 6. Д. 96. Л. 58).
4 Каминский В.В. Указ. соч. С. 136 (РГВА. Ф. 11. Оп. 6. Д. 125. Лл. 36, 57−59, 77).
5 Петров П.П. Указ. соч. С. 244−245.
6 Петров А.А. Указ. соч. С. 124.
7 Петров П.П. Указ. соч. С. 10.
8 Каминский В.В. Указ. соч. С. 137.
9 Там же. С. 137.
10 Петров П.П. Указ. соч. С. 244−245.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru