Русская линия
ИА «Белые воины» Руслан Гагкуев10.09.2007 

На фронте Великой войны
Глава из книги «Каппель и каппелевцы»

С началом Великой войны В.О. Каппель находился в действующей армии. Недавний выпускник Академии Генерального штаба получил назначение в штаб 5-го армейского корпуса (командир — генерал от кавалерии А.И. Литвинов), где с 23 июля 1914 года по 3 февраля 1915 года он исполнял обязанности обер-офицера для поручений.
До наших дней чудом сохранились письма-открытки, которые Владимир Оскарович отправлял с фронта домой, адресуя их чаще всего на имя тещи — Елены Александровны. 3 августа 1914 года он писал родным: «Шлю Вам, дорогая Елена Александровна, и всем дорогим мне близким и родным: Сергею Александровичу и Косте (брат жены. — Р.Г.)* сердечный привет. Сейчас несколько минут стоим в Гомеле, а затем продолжаем свой путь дальше. Олю и Танюшу (дочь. — Р.Г.) крепко целую, желаю всем всякого благополучия. Уважающий и любящий Вас Ваш В. Каппель». «Шлю сердечный привет Вам и С.А., а также Косте, — писал он в еще одной открытке, с видом отеля в Люблине. — Желаю полного Вам благополучия, очень хотел бы повидать всех дорогих родных, но, кажется, это будет не скоро. Желаю всего — всего лучшего. Искренне преданный Вам Ваш В. Кап[пель]"1.
Увидеть родных Владимиру Оскаровичу действительно предстояло не скоро. Уже в скором времени штабс-ротмистр Каппель оказался непосредственно на фронте: с 9 февраля по 28 сентября 1915 года он был старшим адъютантом штаба 5-й Донской казачьей дивизии (исполняющий должность начальника штаба — полковник Е.И. Балабин)**. Ее начальником при мобилизации армии был назначен генерал-майор Г. М. Ванновский, которой провел во главе дивизии почти всю войну и пользовался в армии заслуженной славой храброго кавалериста. В сентябре 1914 года он одним из первых за Великую войну офицеров был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. О напряженности боевой работы дивизии на фронте говорят записи в сохранившихся полевых книжках капитана Каппеля и многочисленных оперативных донесениях на имя начальника дивизии генерала Ванновского2.
В октябре-ноябре 1915 года В.О. Каппель исполнял обязанности старшего адъютанта штаба 1-го кавалерийского корпуса (командир — генерал от кавалерии В.А. Орановский), действовавшего в составе 1-й армии Западного фронта. С 9 ноября 1915 года Каппель вновь получил назначение старшим адъютантом штаба теперь уже 14-й кавалерийской дивизии (в конце 1915 — начале 1916 года временно исполняющим должность начальника дивизии был генерал майор М.П. Перевощиков, а с февраля 1916 года начальником дивизии был назначен генерал-лейтенант А.А. Толпыго) и находился на этой должности до 14 марта 1916 года3. В ноябре 1915 года Владимир Оскарович временно исполнял должность начальника штаба дивизии4. Его записей в полевых книжках запечатлели боевые будни дивизии:
«30 ноября 1915 года. Деревня Тоболки. Приказание 14-й кавалерийской дивизии N 882. Временно командующий дивизией приказал конные занятия производить ежедневно, из них два — строевые учения, а остальные использовать для поверки службы походных застав и высланных от них дозоров, а также и службы сторожевых застав, полевых караулов и постов. Не менее двух раз в неделю производить занятия рассыпным строем — рассыпание в цепь, применение к местности, наступление и проч.
Временно исполняющий должность начальника штаба капитан Каппель.
5 декабря. Командирам полков и конно-артиллерийского дивизиона. Командующий дивизией приказал завтра в День Тезоименитства Государя Императора в частях дивизии отслужить молебен и произвести церковные парады.
Капитан Каппель"5.
Примечательно, что вплоть до начала 1915 года старшим адъютантом 14-й кавалерийской дивизии был тогда еще капитан, будущий маршал Советского Союза Б.М. Шапошников. Предшественник В.О. Каппеля на этой должности впоследствии вспоминал: «Видимо, не всем ясно, что представлял собою тогда старший адъютант Генштаба в штабе дивизии. Ему принадлежала ведущая роль в осуществлении задач оперативного характера, в решении мобилизационных вопросов, в организации боевой подготовки частей дивизии… Работая в штабе дивизии, офицер Генерального штаба не имел права отрываться от войск. Он зачастую замещал начальника штаба дивизии. Напомню, что во время Первой мировой войны начальник штаба Верховного главнокомандующего принял решение: на должностях старших адъютантов Генерального штаба в штабах дивизий держать старших по годам и уже опытных капитанов"6.
Капитану Владимиру Каппелю на тот момент было 32 года.
Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии М.В. Алексеев в феврале 1916 года, после неудачно проведенной операции, писал начальнику штаба Главнокомандующего армиями Западного фронта генерал-лейтенанту М.Ф. Квецинскому о роли офицеров Генерального штаба в армии: «…Основное назначение корпуса офицеров Генерального штаба заключается в выполнении работ, необходимых высшим воинским начальникам для управления подведомственными им войсками на театре военных действий и на полях сражений, в сборе и обработке данных, необходимых начальникам для принятия правильных решений. Изучение позиции и расположения противника составляет одну из главнейших обязанностей офицеров Генерального штаба, причем начальник соответствующего штаба должен принимать все меры, чтобы получить возможно более точные сведения о неприятеле. Направление и объединение службы связи относится также к обязанностям офицера Генерального штаба.
Не могу, к сожалению, не высказать, что впоследствии история поставит справедливо в вину корпусу офицеров Генерального штаба все те случаи, когда операция, не будучи продумана и проработана, вызывала только бесцельные и безрезультатные потоки крови.
В целях ограждения достоинства и поддержания доброй репутации офицеров Генерального штаба перед Родиной и историей, прошу Вас принять все меры к тому, чтобы все силы офицеров Генерального штаба были возможно шире использованы в вопросах подготовки операции, притом в таких подробностях и с такою тщательностью, чтобы неожиданности могли иметь возможно менее места. Забота о том, чтобы войскам были обеспечены все средства для достижения поставленных им тактических и стратегических целей при возможно малых потерях, должна лежать также на офицерах Генерального штаба.
Тогда естественно выработаются планомерные требования к воздушной разведке, последние свяжутся с задачами, предъявляемыми к войсковой разведке, и плану атаки укрепляемой позиции будет предшествовать тщательное изучение ее. Тогда штабы предъявят разработанные соображения артиллеристу, инженеру и саперу и совместно с ними установят план работ артиллерии и подготовят широкое участие инженерных сил. Словом, только при таком способе работы, проведенном от старших штабов до дивизионных включительно, офицеры Генерального штаба будут в состоянии с чистой совестью сказать, что они исполнили свой долг в деле подготовке операций. Нужно иметь ввиду, что чем слабее подготовка войск, чем моложе и неопытнее офицерский состав (как у нас теперь в армии), тем важнее предварительная разработка всех вопросов и инструктирование войск.
К такой работе я горячо зову офицеров Генерального штаба, к работе вдумчивой, усердной, основанной на изучении противника и всех условий, влияющих на боевые действий войск. Прошу памятовать о той нравственной ответственности, которая ложится на всех нас, офицеров Генерального штаба за недостаточно полную подготовку операций"7.
Служба в штабах казачьей и кавалерийской дивизий помогла В.О. Каппелю приобрести серьезный боевой опыт и неоднократно отличиться: обе воинских части вели тяжелые бои на наиболее сложном для Русской армии Западном фронте. Отвечая на запрос из штаба 5-го армейского корпуса, какими наградами он награжден, Каппель писал в мае 1916 года: «Ордена мне пожалованы: Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом — Высочайшим приказом 1 марта 1915 года, Святой Анны 2-й степени с мечами и Святого Станислава 2-й степени с мечами — Высочайшим приказом 7 июня [1915 года], Святой Анны 4-й степени с надписью за храбрость — приказом 5-й армии [от] 27 января [1915 года] N 185"8. Согласно наградному листу В.О. Каппеля за ноябрь 1916 года, он был также награжден мечами и бантом к ордену Святой Анны 3-й степени (25 апреля 1915 года) и ордену Святого Станислава 3-й степени (10 февраля 1916 года)9.
18 марта 1916 года капитан В.О. Каппель был переведен на должность штаб-офицера для поручений в Управление генерал-квартирмейстера штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта10. Именно в это время в штабе фронта под руководством его главнокомандующего генерала от кавалерии А.А. Брусилова началась разработка самой успешной за Великую войну операции Русской армии, известной как Брусиловский прорыв. Вместе с другими офицерами штаба фронта Владимир Оскарович принимал деятельное участие в подготовке этого наступления. Уже после его начала, с 16 июня по 12 августа он был временно командирован в 3-ю армию, в штаб Сводного корпуса генерал-лейтенанта Н.И. Булатова. В нем он первоначально занимал должность «штаб-офицера по части Генерального штаба», а затем — начальника оперативного отделения11.
15 августа Владимир Оскарович был произведен в подполковники и тогда же возвратился в штаб Юго-Западного фронта на должность помощника начальника Оперативного отделения Управления генерал-квартирмейстера12. На этой должности он встретил Февральскую революцию.


О политических взглядах В.О. Каппеля мы можем судить только по воспоминаниям лиц, хорошо знавших его по Великой войне, или же прошедших с ним войну Гражданскую. А.А. Федорович, ссылаясь на такие свидетельства, писал, что февраль 1917 года очень тяжело отразился на моральном состоянии Владимира Оскаровича.
«В.О. Каппель был убежденным монархистом, преданным вере православной, Батюшке-Царю и своей родине России. […] Будучи сам убежденным монархистом, он не навязывал это никому, не говорил об этом. […]
В.О. Каппель до своего конца исповедовал монархические взгляды. Февральскую революцию он пережил в нравственном отношении очень тяжело, может быть, тяжелее, чем октябрьскую, так как вторая явилась естественным продолжением первой. В.О. Каппель понимал, что после февраля оздоровление страны может быть только тогда, когда сильный и умный диктатор, придя к власти, уберет с Российского пути звонко болтающее правительство Керенского. […]
Но, будучи убежденным монархистом, Владимир Оскарович понимал, что говорить в то время об этом, звать к этому, значит, только вредить принципу монархии. Взбесившаяся страна, от полуграмотного солдата до профессоров и академиков, открещивалась от этого. Всякое напоминание об этом заставляло настораживаться. «Призрак реакции» только разжигал эту злобу к старому. Надо было не говорить, а действовать… а потом, когда страсти остынут, звать русский народ к настоящей русской жизни, возглавляемой потомками тех, кто триста лет вел страну по пути славы и правды.
Владимир Оскарович слишком чтил ушедший в феврале строй, чтобы дешевыми, звонкими фразами говорить о нем — это был для него слишком серьезный вопрос, к которому следует относиться особенно бережно. Каждый злобный, грязный и, в большинстве, до идиотизма глупый выкрик в адрес прошлого глубоко ранил его душу и оскорблял его. Давать лишний повод к этому он не имел права по своим убеждениям; спорить, доказывать было бесполезно; погибнуть за это во время таких споров он не считал себя вправе, так как в душе и уме уже созрело решение встать на путь борьбы с советской властью, конечным этапом каковой было восстановление старого порядка. Но он об этом молчал, и только совсем немногие, самые близкие люди знали это. «Говорить о монархии теперь — это значит только вредить ей», — говорил он им"13.
Позднее, в отличие от многих других офицеров, монархические взгляды не помешали В.О. Каппелю ради борьбы с большевизмом встать в ряды сначала Народной армии эсеровского Комуча (воевавшей под красным знаменем), а затем продолжить борьбу с советской властью в составе армий Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака.
Другой сослуживец Владимира Оскаровича — П.П. Петров***, воевавший вместе с ним в рядах Народной армии, вспоминал о его политических взглядах:
«Часто приходилось потом слышать вопрос: кто он был, монархист? Он не особенно любил говорить об убеждениях, кажется, не ошибусь, если скажу, что его симпатии были на стороне монархического образа правления, но он, безусловно, готов был честно служить и при другом, лишь бы преследовались национальные цели. Как воспитанный в принципах вреда в армии всякой политики, он всегда чуждался ее, был противником партийности в армии. В рядах его частей охотно служили люди разных направлений… Всегда с горечью говорил о тех, кто не хотел служить в Народной армии в Самаре и пробирался в тыл, выставляя причиной нежелания служить состав местной власти. Не вмешиваясь в политику, он принужден был раз заявить этой власти, что она должна быть бережнее к составу Народной армии, который — отнюдь не подданные эсеров…"14


Подробности службы подполковника В.О. Каппеля в штабе армий Юго-Западного фронта в 1917 году малоизвестны. Вероятно, что его не оставило в стороне августовское Корниловское выступление, участники которого — Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, С.Л. Марков, И.П. Романовский и другие — вскоре стали во главе зарождавшегося на Юге России Белого движения. Накануне этих событий 2 августа В.О. Каппель был перемещен на должность начальника Разведывательного отделения штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта15.
Согласно заявлению солдат 3-го ординарческого эскадрона, состоявшего при штабе Юго-Западного фронта в Бердичеве, подполковник В.О. Каппель, наряду со своим непосредственным начальством — Главнокомандующим фронтом генералом А.И. Деникиным, начальником штаба генералом С.Л. Марковым и генерал-квартирмейстером генералом М.И. Орловым, попал в число «приверженцев старого, монархического строя, несомненных участников контрреволюционного заговора», которых надлежало немедленно снять с занимаемых должностей16.
Тем не менее, в отличие от своего руководства, арестован Каппель не был. 29 августа, в день когда А.И. Деникин и С.Л. Марков были посажены под арест, Владимир Оскарович был допущен к временному исполнению должности начальника Оперативного отделения Управления генерал-квартирмейстера штаба фронта17. Однако уже 2 октября В.О. Каппель оставил службу и «убыл в разрешенный ему отпуск» к семье в Пермь. В скором времени им было представлено медицинское свидетельство о болезни, согласно которому срок его отпуска был продлен до 19 марта 1918 года. Очевидно, что на фронт Великой войны В.О. Каппель уже не вернулся18. Окончательный развал армии произошел уже без него.
Октябрь 1917 года Владимир Оскарович встретил, по всей видимости, в кругу семьи в Перми.

Примечания
* С братом жены — Константином Сергеевичем Строльманом, В.О. Каппеля связывали дружеские отношения. В одном из писем с фронта летом 1916 года он писал: «…Очень благодарю тебя за присланные тобой карточки. В твоей работе замечается большой успех, и сделаны они очень не дурно. Присылкой этих карточек ты мне доставил большое удовольствие. В настоящее время жизнь наша стала несколько разнообразнее, и служба на новом месте представляет большой интерес. Мы не без успехов продолжаем свою работу на реке Пилице и все же с нетерпением ждем начала новой активной работы (очевидно, речь идет о командировке Каппеля в июне-августе в штаб Сводного корпуса генерал-лейтенанта Н.И. Булатова. — Р.Г.). Желаю всего наилучшего и крепко жму твою руку. Твой В.К.» (Харитонова Е.Д. Указ. соч. С. 48).
** РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 4583. Лл. 119−120. Наградной лист В.О. Каппеля. Соратник Владимира Оскаровича по Белому движению В.О. Вырыпаев, а вслед за ним и биограф генерала А.А. Федорович ошибались, утверждая, что В.О. Каппель начал войну в должности старшего адъютанта 37-й пехотной дивизии и закончил ее в должности начальника штаба той же дивизии (Вырыпаев В.О. Указ. соч. 1964. N 29. С. 14; Федорович А.А. Указ. соч. С. 20.).
*** Петров Павел Петрович (1882−1967).Из крестьян, родился в деревне Солпеково Виделибской волости Порховского уезда Псковской губернии. Окончил земскую школу, выдержал экзамен на вольноопределяющегося 2-го разряда (1903), окончил Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище (1906) и Императорскую Николаевскую военную академию по 1-му разряду (1913). В 1909 году выпущен из училища подпоручиком в 3-й Финляндский стрелковый полк; поручик (1909), штабс-капитан (1913). В 1914 году прикомандирован для командования ротой к 170-му пехотному Молодеченскому полку. Великую войну начал в его составе. Позднее служил в штабе 29-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса, затем в штабе 1-й армии; капитан (1915). В сентябре 1915 года командир роты 61-го пехотного Владимирского полка, затем командир батальона 295-го пехотного Свирского полка. С 11 ноября — помощник старшего адъютанта отделения генерал-квартирмейстера штаба 1-й армии. Награжден многими наградами, в том числе орденами Святого Георгия 4-й степени (1916) и Георгиевским оружием (1917); подполковник (1917). По демобилизации 1-й армии вместе со штабом по распоряжению Л.Д. Троцкого переехал в Самару для организации новых частей Поволжского военного округа (март 1918). Служил в управлении округа до июня 1918 года. С освобождением Самары от большевиков, поступил на службу в Народную армию Комуча; командир 3-го Самарского стрелкового полка, генерал-квартирмейстер штаба Самарской группы войск; полковник (декабрь 1918). В декабре 1918 — мае 1919 года — начальник штаба 6-го Уральского армейского корпуса. Принимал участие в весеннем наступлении армий адмирала А.В. Колчака. С начала по конец июня 1919 года временно исполнял должность дежурного генерала штаба Западной армии, затем назначен помощником начальника снабжения Западной армии. С 18 сентября — начальник 4-й Уфимской стрелковой дивизии Уфимской группы войск. Во главе дивизии принимал участие в боях на Тоболе, Сибирском Ледяном походе, во время которого был назначен на пост командующего 3-й армией, но командование ее частями так и не принял по причине их разбросанности, а затем расформирования армии; генерал-майор (декабрь 1919). С марта 1920 года начальник снабжения Дальневосточной армии, начальник русской военной миссии на станции Маньчжурия. В Приморье начальник штаба Белоповстанческой армии (май-июнь 1921). 29 мая 1922 года командирован генералом Г. А. Вержбицким в Харбин, к генералу М.К. Дитерихсу, с просьбой к нему, прибыть во Владивосток. Начальник штаба Земской рати Приамурского земского края (август-ноябрь 1922); принимал участие в Хабаровском походе. 1 ноября 1922 года эвакуировался с армией в Хунчун. Жил в Дайрене, Харбине, с 1923 года в Мукдене. Начальник канцелярии Дальневосточного отдела РОВСа в Мукдене. В 1930 году переехал в Шанхай, с 1933 года жил в Японии. Председатель общества русских эмигрантов в Японии (1937) и заведующий русской школой в Токио при православном соборе. Исполнял обязанности начальника отдела РОВСа в Японии. В 1947 году переехал в США. Жил в Сан-Франциско, работал преподавателем русского языка в армейской школе в Монтерее (1948−1955). Председатель Общества ветеранов Великой войны (1953−1962). Автор воспоминаний «От Волги до Тихого океана в рядах белых». Умер 24 июля 1967 года. Похоронен на Сербском кладбище города Колма близ Сан-Франциско (Буяков А.М., Купцов И.В., Юшко В.Л. Белый генералитет на Востоке России в годы Гражданской войны. М., 2007).

1 Харитонова Е.Д. Указ. соч. С. 47−48.
2 РГВИА. Ф. 5049. Оп. 1. Д. 179, 237, 239, 240, 242, 246 и др.
3 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 4583. Лл. 119−120. Наградной лист В.О. Каппеля. РГВИА. Ф. 3524. Оп. 1. Полевые книжки капитана В.О. Каппеля: Д. 141, 143, 145, 146 и др.
4 РГВИА. Ф. 3524. Оп. 1. Д. 44. Л. 10; Д. 141. Лл. 31−70.
5 РГВИА. Ф. 3524. Оп. 1. Д. 141. Лл. 70, 84.
6 Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. М., 1974.
7 РГВИА. Ф. 3524. Оп. 1. Д. 44. Лл. 39−40.
8 РГВИА. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2815. Лл. 36−36 об.
9 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 4583. Лл. 119−120.
10 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 4583. Лл. 119−120; Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2815. Л. 266; Д. 2841. Л. 111; Оп. 2. Д. 1045. Л. 85 об.
11 Петров А.А. Указ. соч. С. 123.
12 РГВИА. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2841. Л. 143; Оп. 2. Д. 1045. Л. 85 об.
13 Федорович А.А. Указ. соч. С. 14−15, 20−21.
14 Петров П.П. От Волги до Тихого океана в рядах белых (1918−1922 гг.). Рига, 1930. С. 250.
15 РГВИА. Ф. 2067. Оп. 2. Д. 2067. Л. 85 об.
16 Революционное движение в Русской армии. 27 февраля — 24 октября 1917 г. Сб. док. под ред. Л.С. Гапоненко. М., 1968. С. 361 (РГВИА. Ф. 2067. Оп. 3. Д. 13. Лл. 212−212 об.).
17 РГВИА. Ф. 2067. Оп. 2. Д. 2067. Л. 85 об.
18 Петров А.А. Указ. соч. С. 124; РГВИА. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2841. Л. 226.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru