Русская линия
ИА «Белые воины» Руслан Гагкуев,
Сергей Балмасов
18.01.2007 

«Честь и слава нашей доблестной коннице!» (продолжение)
Отрывки из книги «Генерал Ф. А. Келлер в годы Великой войны и русской смуты»

Кампания 1916 года началась для России с новых требований союзников о помощи. 1 апреля в Ставке Верховного главнокомандующего в Могилеве собрались главкомы фронтов, чтобы определить план будущих действий. Предполагалось нанести главный удар по германской армии на участке Западного фронта из района Молодечно в направлении Вильно. Юго-Западному и Северному фронтам отводилась вспомогательная роль. Однако неудачи союзников внесли существенные коррективы в сроки наступления русских армий. Было решено, что Юго-Западный фронт начнет наступление первым на неделю раньше других, и именно на его участке развернутся основные события предстоящей операции. Такой поворот произошел во многом благодаря настойчивости нового главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерала А. А. Брусилова.
Свое наступление Брусилов начал с прорыва сильно укрепленных позиций противника, рассредоточив силы и средства армий не на одном направлении, а на четырех сразу — главном и вспомогательных, чтобы не дать неприятелю возможности маневрировать. Фронт состоял из четырех армий: 8-й, 11-й, 7-й и 9-й, общей численностью войск более 630 тысяч человек. Каждая из четырех армий фронта имела участок прорыва. Основной удар должна была наносить 8-я армия через Луцк и Ковель. Южнее ее 11-я армия наступала на Золочев, 7-я на Станислав, 9-я на Коломыю. Позиции австрийцев обороняла полумиллионная группировка войск, вооруженная мощной артиллерией и пулеметами. Линия обороны состояла из нескольких рядов укрепленных полос, каждая в две-три линии окопов, расположенных один от другого на расстоянии 5−10 км.
Наступление началось 22 мая и продолжалось почти четыре месяца. Первой перешла в наступление 9-я армия в Буковине, но наибольший успех выпал на долю 8-й армии. За три дня фронт здесь был прорван на участке длиной около 80 км и в глубину — более 30 км. 7 июня был взят Луцк, 17 июня — Черновицы. К концу мая 11-я армия дошла до истоков Буга, 7-я подошла к Галичу, 9-я к Карпатам. «Тактические результаты этой битвы были громадными. Взято было в плен 8924 офицера, 408 000 нижних чинов, захвачено 581 орудие, 1795 пулеметов, 448 бомбометов и минометов. Отнята у противника территория более чем в 25 000 кв. километров. Таких результатов не достигла ни одна наступательная операция наших союзников в 1915, 1916 и 1917 годах"1.
Брусиловский прорыв был крупным успехом русского оружия. Наступление Юго-Западного фронта вынудило немцев перебросить на восток десятки дивизий и ослабить натиск у Вердена. Австрийцы прекратили свое продвижение в Италии. Россия в очередной раз спасла своих союзников от поражения. Но перейти к наступлению по всему фронту не удалось: война вновь приняла позиционный характер. Многие историки связывают с Брусиловским прорывом начало решительного перелома в ходе Мировой войны в пользу держав Антанты.
Новый год начался для 3-го кавалерийского корпуса относительно спокойно. В январе-феврале 1916 года он одновременно с занятием позиций на Юго-Западном фронте вместе с частями 12-го армейского корпуса охранял границу с Румынией2

***


Незадолго до начала наступления Юго-Западного фронта, весной 1916 года Федор Артурович второй раз за войну встретился с Государем. 29 марта состоялся Высочайший смотр частей корпуса Николаем II. «Поздравляю славные полки 10-й кавалерийской и 1-й Донской казачьей дивизий с удачным Высочайшим смотром, — писал Ф. А. Келлер в приказе по корпусу. — Сам Государь Император благодарил за блестящий парад. Какой же нам еще нужно награды, когда мы удостоились высшей награды и похвалы Батюшки-Царя?! Покажем же мы и вновь докажем в боях, что мы достойны этой Царской милости. Полкам славной 1-й льготной Терской казачьей дивизии Его Величество приказал мне передать Свой Царский привет. Счастлив исполнить это Высочайшее приказание"3. (За годы войны смотр 3-му кавалерийскому корпусу дважды, 18 марта и 14 августа 1916 года, устраивал также Походный атаман всех казачьих войск, Великий князь Борис Владимирович4.)
3-й кавалерийский корпус принял непосредственное участие в Брусиловском прорыве. По своей доблести корпус Келлера заметно выделялся даже на фоне лучших частей Русской армии. Не случайно, что уже через неделю после начала Луцкого прорыва главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал А. А. Брусилов отметил героизм именно этого подразделения, проявившего массовую доблесть при взятии Черновиц5.
С 22 по 28 мая 3-й кавалерийский корпус Ф. А. Келлера словно оставался в тени и не был заметен среди победных сводок русских войск. Но уже 29 мая им были взяты первые пленные в начавшемся Луцком наступлении — офицер и пять нижних чинов. Скоро число захваченных им трофеев и пленных стало идти на сотни и тысячи. Потери корпуса также были велики, но все же во много раз меньше, чем у австрийцев. За период с 27 мая по 1 июня 10-я кавалерийская дивизия потеряла убитыми 112 человек (в том числе троих офицеров), а также 280 ранеными (включая 13 офицеров). Потери 1-й Донской казачьей дивизии составили 23 убитых (в том числе один офицер) и 62 раненых (включая двоих офицеров), а также троих пропавших без вести6. Как и во всей Русской армии в корпусе ощущался недостаток офицеров. Начальник штаба корпуса капитан А. В. Сливинский 10 июля жаловался на нехватку даже штабных офицеров, из-за чего боевой журнал корпуса вести регулярно было невозможно7.
В приказах по корпусу этого периода Ф. А. Келлер неоднократно отмечал доблесть своих подчиненных. 27 мая он писал: «В ночь с 24 на 25 мая партия разведчиков 10-го гусарского Ингерманландского полка под командой поручика Слезкина переправившись вброд через реку Прут, проникла более чем на шесть верст в тыл расположения противника и вышла к деревне Луковица. Здесь высланные вперед дозоры (унтер-офицеры Пиявка и Мания и гусар Рудин) вошли в саму деревню, но были обнаружены сильными караулами, бывшими у ярко освещенного дома (видимо, какого-то штаба), и окружены ими. Но гусары отбившись от австрийцев прикладами и штыками, пользуясь темнотой, ушли и присоединились к своей партии. Австрийцы подняли тревогу, дальше было оставаться нельзя и поручик Слезкин, собрав своих людей, в темноте ускользнул от австрийцев и возвратился обратно к полку, принеся ценные сведения о расположении австрийцев на линии австро-румынской границы.
Сердечно благодарю организатора ночных поисков гусар полковника [В. В] Чеславского, а также поручика Слезкина с его молодцами-разведчиками за проявленную смелость и удаль. Приказываю представить поручика Слезкина — к награде, унтер-офицеров Пиявка и Мания и гусара Рудина — к Георгиевским крестам, а наиболее отличившихся из остальных разведчиков — к Георгиевским медалям"8.
Летом наступление русских армий Юго-Западного фронта успешно продолжалось. Участвуя в нем в конце июня — начале июля, 3-й кавалерийский корпус захватил немало пленных и трофеев. Среди последних были 800 тонн стратегически ценного антрацита. За период с 24 июня по 9 июля келлеровский корпус взял в плен 11 офицеров и 1137 солдат противника с двумя пулеметами, огнеметом и другим воинским имуществом. Боевая работа корпуса на фронте в это время неоднократно отмечается в приказах вышестоящего командования9. За июль 1916 года по неполным данным «келлеровцы» захватили у противника четыре пулемета и 880 винтовок, а также взяли в плен 11 офицеров и 675 солдат10.
Преследуя противника, 3-й кавалерийский корпус вошел в Карпаты. Несмотря на успешное продвижение, чинам корпуса в это время приходилось бороться с неустойчивостью соседей. Об этом говорит следующий документ: «5 августа. Шипот Камерале, Карпаты. Командир батальона, стоящего на высоте 1453, обратился к командиру Уссурийского полка с просьбой дать казаков, чтобы стрелять по его солдатам, убегающим с позиции. Тот дал ему восемь казаков. Прошу указать, что делать Уссурийскому полку, который держится и отбивает атаки противника, если батальон отступит с высоты. Генерал-майор [А. В.] Крымов».
В ходе наступления кавалерия вынуждена была занять позиции в окопах, неся при этом большие потери. Части 3-го кавалерийского корпуса находились в таких же условиях, что и означенный стрелковый батальон: они занимали горные вершины и высоты, которые противник беспрестанно атаковал. Австрийцы стянули сюда такое количество артиллерии, в том числе и тяжелой, что удержаться без поддержки своих орудий было почти невозможно. Большая часть личного состава, занимавшего оборону в скалах, была ранена осколками снарядов и камней. Под бешеным орудийным огнем удавалось удержаться лишь самым стойким. Командиры частей регулярно доносили, что вражеские снаряды «в короткое время заравнивают окопы и уничтожают все живое"11.
Чтобы почувствовать все напряжение боев этого времени, обратимся к записям боевого журнала 3-го кавалерийского корпуса с 22 мая (начала Брусиловского прорыва) по 16 июня 1916 года:
«22 мая. Армии Юго-Западного фронта перешли в наступление. 3-му кавалерийскому корпусу поставлена задача во что бы то ни стало удерживать занимаемую им позицию от ручья Хуккей до реки Прут у румынской границы.
В исполнение этого приказано: 10-я кавалерийская дивизия с 16 пулеметами (добавлено восемь пулеметов Терской казачьей дивизии) должна была оборонять участок позади от ручья Хуккей до реки Прут. Артиллерия корпуса (3-й Донской и 1-й Заамурский конно-горные дивизионы) содействовала выполнению поставленной корпусу задачи. 1-я Терская казачья дивизия оставалась в резерве командира корпуса, сосредоточившись в лощине северо-восточнее Лехучены Западные.
С 8 часов орудие «Канэ», данное на время от Сводного корпуса генерала [М. Н.] Промтова, стоявшее у деревни Глиница, открыло огонь, вызвав ответную реакцию легких и тяжелых орудий противника. День на позициях корпуса прошел сравнительно спокойно. Противник активности не проявлял, никаких перемен в его расположении замечено не было и действия обеих сторон свелись за день лишь к довольно сильной артиллерийской перестрелке. Наши потери: убито нижних чинов один, ранены — 11 и контужены трое.
23 и 24 мая прибыл стрелковый дивизион 10-й кавалерийской дивизии и был влит в нее, заняв окопы. За эти два дня на фронте корпуса был только артиллерийский и ружейный огонь. Противник оставался пассивным. Потерь не было.
25 мая по всему фронту корпуса была выслана сильная разведка, которая выяснила, что противник густо занимает окопы. Его полевые караулы стояли за проволочными заграждениями, держась в 20−25 шагах один от другого. Противник оставался пассивным. Потери: убиты два нижних чина, ранен один офицер и четыре нижних чина, контужены — один офицер и четыре нижних чина.
26 мая. Противник был пассивен. На фронте — редкий ружейный и артиллерийский огонь. Потерь нет.
27 мая. В ночь на 27 мая 10-я кавалерийская дивизия была сменена частями Сводного корпуса и расположилась в деревне Гогулены. Остальные части корпуса оставались в прежних местах.
28 мая 9-я армия продолжала развивать достигнутый успех. 3-му кавалерийскому корпусу была поставлена задача переправиться через реку Прут и овладеть городом Черновицы. В исполнение этого приказано: 10-й кавалерийской дивизии к 22 часам 28 мая головой колонны подойти к месту переправы южнее села Вамы, трем сотням 2-го Кизляро-Гребенского полка под начальством полковника Жукова к 21 часу 30 минутам занять позиции по левому берегу реки Прут против деревни Ватра. Остальным частям Терской казачьей дивизии, имея в голове три сотни 2-го Кизляро-Гребенского полка, с двумя подрывными вьюками под начальством подполковника Маркова, к 22 часам головой колонны подойти к разрушенной мельнице в полверсты южнее деревни Ватра. К этому же времени 3-му Донскому казачьему артиллерийскому дивизиону с Заамурской батареей занять позицию в районе деревни Ватра.
Переправу начать ровно в 22 часа; 10-му гусарскому Ингерманландскому полку — ровно в 20 часов, после чего овладеть деревней Вама. Тотчас по ее овладению:
1) правый боевой участок генерал-лейтенанта [В. Е.] Маркова (14 эскадронов и сотен, три спешенных эскадрона и восемь пулеметов) должен был наступать на фронте реки Прут — отметки высот 185 — 138 — 137;
2) левый боевой участок генерал-майора [В. И.] Голощапова* (11 сотен с четырьмя пулеметами) должен был переправиться вслед за частями правого боевого участка и наступать на деревню Молодка на фронте высота 237 — деревня Луковица;
3) отряду подполковника Маркова приказано переправиться через Прут в конном строю и, быстро выдвинувшись в направлении на Волоку, разрушить железную дорогу Черновицы — Хлибока у деревень Волока и Хлибока;
4) отряду полковника Жукова занять позицию по реке Прут и способствовать огнем переправляющимся частям;
5) артиллерии полковника [М. В.] Лекарева** (16 легких и два тяжелых орудия) огонь открывать только по особому приказанию командира корпуса, а легким батареям стрелять лишь по окопам и пехоте противника, тяжелой же артиллерии — по орудиям противника;
6) отряду понтонеров начать наводку моста через Прут одновременно с началом переправы;
7) общему резерву генерал-майора [Л. П.] Тимашева*** (14 эскадронов и сотен с двумя пулеметами) к 22 часам стать в восточной части деревни Ватра.
К 22 часам части корпуса сосредоточились у переправы и заняли места, указанные в вышеприведенном приказе.
В 22 часа 40 минут 10-й гусарский полк начал переправу вброд через Прут. Одновременно начали наводить мост. Противник, освещая место переправы прожекторами, заметил движение наших частей и открыл сильный артиллерийский огонь.
В 1 час ночи с 28 на 29 мая 10-й гусарский полк, выбив противника, овладел его передовыми окопами и взял в плен одного офицера и пять нижних чинов 25-го ландштурменного батальона. Противник открыл сильный ружейный, пулеметный и артиллерийский огонь по месту переправы и цепям 10-го гусарского полка. Последние подошли к главной позиции противника, залегли у проволочных заграждений и приступили к резке проволоки.
Тем временем остальные части правого боевого участка генерал-лейтенанта Маркова продолжали переправу. В 5 часов артиллерии было приказано начать артиллерийскую подготовку атаки. С рассветом огонь противника еще больше усилился. Небольшая площадь между рекой Прут, румынской границей и главной позицией противника засыпалась свинцом. Погода была неблагоприятной — весь день шел мелкий дождь. К 16 часам части генерала Маркова закончили переправу, и преодолевать водную преграду начали части 1-й Терской казачьей дивизии, во время которой был ранен ружейной пулей начальник дивизии генерал-майор Голощапов. В 18 часов, напротив правого фланга частей генерал-лейтенанта Маркова, противник вышел из своих окопов, по-видимому, чтобы контратаковать, но нашим огнем был отбит. К вечеру огонь противника ослаб. Наши части начали устраиваться на занятом берегу и готовиться к атаке деревни Вама.
29 мая. Для продолжения операции в распоряжение командира корпуса были приданы: бригада 19-й пехотной дивизии с дивизионом артиллерии и бригада 103-й пехотной дивизии также со своим артиллерийским дивизионом. Всю ночь с 29 на 30 мая шла лихорадочная работа по наведению моста. От проливного дождя вода в Пруте поднялась настолько, что броды закрылись, а течение стало значительно быстрее. Артиллерия противника, великолепно пристрелявшаяся за день, всю ночь вела огонь по месту наводки моста и три раза разбивала его в тот момент, когда он уже был почти закончен. К утру, еще до полного завершения моста, связь с противоположным берегом была установлена. Люди большую часть расстояния перебегали по построенному мосту, потом бросались в воду и вброд достигали берега.

***


Задача корпуса на 30 мая осталась прежней, причем: 1) генерал-лейтенанту [А. Д.] Нечволодову, начальнику 19-й пехотной дивизии, было приказано с тремя пехотными полками, двумя легкими и одним тяжелым артиллерийскими дивизионами сменить к 5 часам части 10-й кавалерийскую и 1-й Терскую казачью дивизии на позиции южнее реки Прут. В 6 часов они должны были атаковать противника у деревни Вама и затем наступать на город Черновцы в полосе от реки Прут до линии деревень Луковица — Молодиа — Коровиа; 2) артиллерии 3-го кавалерийского корпуса продолжать выполнять свою задачу; 3) общему резерву (1-й полк 19-й пехотной дивизии в южной части Бояна, 10-я кавалерийская дивизия в составе 23 эскадронов и сотен с 8 пулеметами) стать в районе Ватра — Лехучены, куда им отойти по смене пехотой и быть в полной готовности к быстрому исполнению переправы в случае получения на то приказания; 4) подполковнику Маркову начать выполнение своей задачи в ночь на 30 мая; 5) полковнику Жукову с тремя сотнями по подходу пехоты стать на юго-западной окраине деревни Ватра, быть готовым к выполнению особых задач. Вследствие задержки в наведении моста части генерал-лейтенанта Нечволодова начнут переправу лишь в 5 часов утра.
К 8 часам два батальона уже переправились на противоположный берег и приступили к замене частей 10-й кавалерийской и 1-й Терской казачьей дивизий. Противник довел к 15 часам силу своего артиллерийского огня до ураганного. Несмотря на это 410-й пехотный [Уманский] полк сменил конные части, которые отошли на левый берег реки Прут. В 14 часов началась артиллерийская подготовка атаки деревни Вама. С 20 часов, согласно приказу по 9-й армии N 1667, 1-я Терская казачья дивизия с обоими пехотными бригадами перешла в состав 11-го армейского корпуса. На 3-й кавалерийский корпус, в состав которого с 12 часов 31 мая передавалась 1-я Донская казачья дивизия, возлагалась задача: 1 июня выдвинуться в район Гвоздец, прикрыв расположение 33-го и 41-го армейских корпусов и вести разведку на фронте Кутты — Коломыя — Станиславов. В ночь на 31 мая штаб 3-го кавалерийского корпуса вместе с 10-й кавалерийской дивизией выступил в Юркоуцы.
3 июня. 3-му кавалерийскому корпусу была поставлена задача: выдвинуться в район Гвоздеца и прикрыть расположение 33-го и 41-го корпусов, ведя разведку на фронте Станислав — Коломыя и Кутты.
Командир 3-го кавалерийского корпуса для ее выполнения решил прорвать расположение противника и приказал:
1) перешедшей в его распоряжение Кавказской туземной дивизии (12 сотен, 12 пулеметов и шесть орудий) в 6 часов утра начать наступление в обход Чертовец с юга, в направлении на Хатарув с целью прорыва фронта противника на Обертын; 2) 10-й кавалерийской дивизии (18 эскадронов и сотен, шесть пулеметов и шесть орудий) в 6 часов утра начать наступление на высоту 275 и деревню Виногруд, нанося главный удар в направлении Виногруд — Прухца с целью прорыва фронта противника в направлении Прухца — Турка; 3) 1-й Донской казачьей дивизии (18 сотен, шесть пулеметов и 12 орудий) в 6 часов утра начать наступление на фронте Башинце — высота 236 с целью прорвать его в направлении Подстац — Подгайчики; 4) общему резерву (16 эскадронов и сотен, 12 орудий) к 7 часам утра 3 июня расположиться на склоне между высотой 350 и деревней Сороки.
С 7 часов утра командир 3-го кавалерийского корпуса был на высоте 303 западнее деревни Сороки. С 6 часов утра началось наступление. Туземная дивизия была встречена с высот 320 и 243 сильным ружейно-пулеметным огнем и продвинуться вперед не смогла. Между 9 и 10 часами Драгунский, Уланский и две сотни Оренбургского казачьего полка атаковали в конном строю противника на высотах 283 — 275 и 328, что севернее Виногруда, и хотя дошли до первой линии неприятельских окопов, но, понеся большие потери от огня противника, спешились и залегли.
В это же время 1-я Донская казачья дивизия, выбив противника из деревни Кирифанувка и леса севернее ее и, переправившись под сильным огнем через реку Черняву, овладела деревнями Башинце и Бучачны. К 13 часам выяснилось, что вся линия от урочища Хлибока западнее Чертовец до реки Прут, представлявшая собой мощную укрепленную позицию, занята сильными частями противника, а не арьергардами, как рассчитывало командование. Особенно сильно укрепленными оказались высота 328 и Круглая роща, что западнее Подхустова, и высоты 311, что юго-западнее Балишца. Пленные показали, что на фронте 3-го кавалерийского корпуса находятся около двух дивизий пехоты врага, бригада конницы и не менее 15 артиллерийских батарей. Потери за 3 июня составили: ранен командир 1-го Оренбургского казачьего полка полковник [В. М.] Печенкин****, убито двое, ранено 10 и контужено 11 офицеров; врачей ранено двое; нижних чинов убито 94 и 374 ранено.
В ночь на 5 июня 11-й и 12-й корпуса прорвали расположение противника на реке Прут, который отступил на юг и юго-запад, преследуемый авангардами 11-го и 12-го корпусов и 1-й Терской казачьей дивизией.
Задача 3-му кавалерийскому корпусу была в связи с этим поставлена такая: продолжать преследование противника и отбросить его за реку Сучаву в горы. В состав его входила 1-я Терская казачья дивизия. Убыли 1-я Донская казачья и Туземная дивизии.
6 июня 3-й кавалерийский корпус преследовал отступающего противника и вел бой с его арьергардами. К 19 часам 1-я бригада 1-й Терской казачьей дивизии (генерала [И. З.] Хоранова) вела успешный бой с противником у деревни Каменка, где овладела переправами через реку Серет. В это время 2-я бригада терцев (полковник [Н. В.] Скляров) переправилась через реку Сереет у Сторожинца и преследовала неприятеля в направлении на Чудын — Фрашауц. На Фрашауц через Петроуц была направлена 10-я кавалерийская дивизия.
1-я Терская казачья бригада на линии местечка Сереет вновь встретила сопротивление противника, сбила его, захватив в плен 9 офицеров, 150 нижних чинов, один пулемет и 16 пулеметных ящиков.
7 июня 1-я Терская казачья бригада генерала Хоранова сбила противника с высот у села Каменка, взяв три пулемета, 14 офицеров и более 650 нижних чинов пленных, расположилась на ночлег в деревне Каменка. В то же время 10-я кавалерийская дивизия заняла Нейфрадауц. Бригада полковника Склярова всю ночь вела бой с противником к западу от деревни Чудын. Утром противник повел наступление со стороны Радауц на Нейфрадауц. В это время 1-я Терская казачья бригада, выступив из Каменки, атаковала правый фланг противника, сбила его и на его плечах в конном строю ворвалась в город Радауц, после чего здесь и заночевала.
8 июня было приказано продолжать преследование противника в направлении на Гура-Гумора. В исполнение этого 1-я Терская казачья дивизия выступила из Радауц в 8 часов утра для преследования противника по дороге на Мардзина, Солка, Плес, Гура-Гумора. В 6 часов были высланы разъезды на Виков и Фюрстанталь, а также по ручью Содрец на Солку и через Микулы на Гура-Гумора. Бригаде полковника Склярова было приказано присоединиться к своей дивизии, а 10-я кавалерийская дивизия должна была выступить из Нейфрадауц в 8 часов утра и следовать через Радауц Арбара на Гура-Гумора, выслав предварительно в 6 часов утра разъезды на Мардзин — Плес — Гура-Гумора, на Обершлетуц — Унтернешти — Гура-Гумора. Дополнительно по пути следования 10-й кавалерийской дивизии должен будет выслан для разведки эскадрон.
Сбив противника на перевалах у Плес и севернее Полтиноссы, 1-я Терская казачья и 10-я кавалерийская дивизии с севера и востока около 17 часов атаковали Гура-Гумора. Противник оказал жестокое сопротивление, но дружными усилиями обеих дивизий был разбит. В плен было взято более 700 австрийцев и захвачен пулемет. Дивизии для преследования противника выделили по два эскадрона и сотни и расположились в Гура-Гумора на ночлег.
10 июня 3-й кавалерийский корпус продолжил преследование противника в направлении на город Кимполунг. В голове его выступила в 8 часов утра 10-я кавалерийская дивизия. За ней следовала 1-я Терская казачья дивизия. Для разведки в 5 часов утра были высланы: от 10-й кавалерийской дивизии — эскадрон на Кимполунг и Поворита, эскадрон на Ступтуру, Русь Молдовицу. Дополнительно выслали разъезды на Фрассен — Стулпаканы и далее на Остру. От 1-й Терской казачьей дивизии для этой цели были выделены две сотни: одна — через Ватра Молдовицу в долину Вамы — Мошере, Фундул Молдови — Поворита и другую — на Фрасин — Дземиле — Изворул — Альт Фундул Позоритей и Позорита.
При подходе к Кимполунгу было обнаружено, что противник занимает его восточную окраину и высоты севернее и восточнее его. Тотчас для атаки были направлены части 10-й кавалерийской дивизии. В 14 часов для обхода города с юга были направлены две сотни 2-го Волгского терского казачьего полка. К 16 часам части корпуса заняли высоты по линии 1124 — 953 — 934 и медленно продвигались вперед. Наступление их было встречено сильным ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем противника, занимавшего окопы местами в 400 шагах от нашего расположения. Около 17 часов в обход левого фланга неприятеля был направлен Кизляро-Гребенской полк и три сотни Волгского полка генерала Хоранова. Еще раньше к левому флангу драгун у высоты 953 было выслано два эскадрона Уланского полка. К 19 часам Гребенской полк овладел Прислопским перевалом, откуда двинулся на Кимполунг с севера и в 20 часов ворвался в него. Вслед за гребенцами туда же с востока и юго-востока ворвались остальные части 1-й Теской казачьей и 10-й кавалерийской дивизий. Противник был окружен и кроме громадных потерь убитыми, потерял пленными 38 офицеров и 1250 нижних чинов. Наши потери: убиты один офицер и девять нижних чинов; ранены два офицера и 52 нижних чина.
Продолжая преследование, части 3-го кавалерийского корпуса (четыре сотни 2-го Кизляро-Гребенского и две сотни 2-го Сунженско-Владикавказского полков) в тот же день заняли деревню Позорита".

Федор Артурович отметил блестящие действия своих подчиненных в приказе от 14 июня 1916 года: «В бою 10 сего июня за обладание городом Кимполунгом решающее значение сыграли обходные части корпуса, особенно 2-й Кизляро-Гребенской полк, ворвавшийся в него во главе с временным командующим 1-й Терской льготной казачьей дивизии генерал-майором Хорановым и командиром полка полковником [В. Д.] Хетагуровым с севера. При этом 1-я сотня полка под командой подъесаула Золотарева, совершив более дальний переход, у западной окраины Кимполунга захватила шоссе и преградила противнику путь отступления. Результатом таких действий стал захват корпусом в плен 40 офицеров, полторы тысячи нижних чинов и 11 пулеметов. Сердечно благодарю всех господ генералов, штаб и обер-офицеров, нижних чинов корпуса за это молодецкое дело, в котором мы овладели городом Кимполунг, став на Карпатах твердой ногой"12.
Но вернемся к журналу боевых действий 3-го кавалерийского корпуса:
«16 июня. Командир корпуса решил перейти в наступление и приказал: 1) шести батальонам 103-й пехотной дивизии атаковать укрепленную позицию противника восточнее Якобени и овладеть ей. При этом два батальона должны следовать долиной Вама Шумала с целью охвата ее левого фланга; 2) стрелковому дивизиону 10-й кавалерийской дивизии атаковать противника на фронте высот 1187 и 1217. Наступление пехотных и стрелковых частей начать в 10 часов утра; 3) двумя сотням 1-й Терской казачьей дивизии продолжить выполнение задачи по очищению от противника района высот 1651 — 1857 — 1460 южнее Позориты; 4) 10-й кавалерийской дивизии начать наступление в 4 часа утра, атаковать правый фланг противника, наступающего на Брязу; 5) одновременно с ней бригада генерала Хоранова атакует неприятеля со стороны Бряза; 6) 1-й Донской казачьей дивизии, выступив в ночь из Шипот Камерале, атаковать левый фланг противника, наступающего на Молдаву.
С утра части 3-го кавалерийского корпуса перешли в наступление. Командир корпуса, выехав на наблюдательный пункт, вскоре по дороге был ранен в ногу. Командование принял генерал-лейтенант Марков"13.

Получив очередное тяжелое ранение, Ф. А. Келлер доложил командующему 9-й армией генералу П. А. Лечицкому: «Сегодня во время боя ранен шрапнельной пулей в правую ногу. Кость не перебита, но расщеплена. Принужден сдать командование. Рассчитывал отбить наступление противника на правом фланге и взять Кирлибаба и Якобени, в два перехода выйти к Быстрице и оттуда на северо-запад. С Божьей помощью надеюсь до окончания войны поправиться и еще послужить Государю под Вашим начальством. Дня через два буду эвакуирован. Дай Вам Бог счастья и удачи». Интересно, что в первую очередь Федор Артурович известил о своем ранении Царскую семью: «16 июня. Царское Село. Ее Величеству Государыне Императрице Александре Федоровне. Данную мне задачу исполнил, очистив южную Буковину от противника. Сегодня ранен в другую ногу пулей. С Божьей помощью надеюсь снова скоро вернуться в строй для дальнейшей службы Вашим Величествам». Находясь на лечении в тылу, Келлер получал многочисленные письма и телеграммы направляемые ему в госпиталь как офицерами, так и рядовыми. Сохранился один из его ответов, адресованный в штаб корпуса: «Ко всем дивизиям и бригадам корпуса. Горячее спасибо за сочувствие и добрые пожелания всем моим боевым товарищам от генерала до рядового. Глубоко благодарен Вам всем за доверие ко мне в боях, которое Вы проявляли ко мне, и за блестящую удаль, ковавшую нам победу14 «.
Успехи, достигнутые в ходе наступления Юго-Западного фронта, стоили корпусу больших потерь. Однако и результаты прорыва русских армий превзошли ожидания многих. Генерал Марков регулярно направлял своему командиру в госпиталь телеграммы об очередных победах корпуса: «Харьков. Генералу графу Келлеру. Счастлив сообщить, что после девятидневного беспрерывного боя, состоявшего из бесконечного ряда атак противника и наших контратак, давших нам много пленных, дух наших частей поколебал упорство врага, и сегодня было замечено его отступление на нашем правом фланге и в центре на свои укрепленные позиции. Я и Ваши ближайшие помощники приносим наше сердечное пожелание в скорейшем выздоровлении. 27 июня».

Примечания
1 Головин Н. Н.Указ. соч. С. 328.
2 РГВИА. Ф. 2311. Оп. 1. Д. 5. Лл. 13−14, 16−19, 23−23 об.
3 Там же. Л. 46.
4 Там же. Л. 30; Д. 6. Л. 163.
5 РГВИА. Ф. 3520. Оп. 1. Д. 85. Л. 188.
6 Там же. Д. 359. Л. 149.
7 Там же. Д. 90. Л. 1.
8 РГВИА. Ф. 2311. Оп. 1. Д. 6. Л. 33.
9 РГВИА. Ф. 3520. Оп. 1. Д. 85. Лл. 266, 301, 313.
10 Там же. Д. 378. Л. 15 об.
11 Там же. Д. 90. Лл. 32, 40.
12 Там же. Д. 383. Л. 106.
13 Там же. Д. 90. Лл. 753−756.
14 Там же. Д. 85. Лл. 215, 217−218.

* Голощапов Василий Иванович.Генерал-майор. С марта 1916 года в чине генерал-майора командовал 1-й Терской казачьей дивизией. В мае 1916 года награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.
** Лекарев Михаил Васильевич.В Великую войну в 1915—1916 годах полковник, командир 3-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона. В 1915 году награжден орденом Святого Георгия и Георгиевским оружием. С 28 апреля 1917 года в чине генерал-майора занимал пост инспектора артиллерии 27-го армейского корпуса.
*** Тимашев Леонид Петрович (1864−1920?).Из оренбургских казаков. Окончил Оренбургскую военную гимназию (1882), Александровское военное училище (1884) и Николаевскую академию Генерального штаба. Офицер лейб-гвардии Сводно-казачьего полка. Полковник (1911). Участник Великой войны, генерал-майор (1914). Командир 1-го Оренбургского казачьего полка (с 1912), 2-й бригады 10-й кавалерийской дивизии. С марта 1917 года — начальник 2-й Оренбургской казачьей дивизии. Награжден орденом Святого Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием. В годы Гражданской войны в рядах белых. Начальник управления учебных заведений военного ведомства Оренбургского военного округа, генерал-лейтенант (1918). С марта по май 1919 года — главный начальник Оренбургского военного округа, затем возглавлял этапно-хозяйственный отдел штаба Юго-Западной армии, был помощником атамана Оренбургского казачьего войска. После захвата красными Троицка в августе 1919 года отступал с войсками А.В. Колчака на Омск. Взят в плен под Красноярском.
**** Печенкин Василий Михайлович (1863−1920).Из оренбургских казаков. Окончил Оренбургскую военную прогимназию (1881) и Оренбургское юнкерское казачье училище (1884). Участник русско-японской войны 1904−1905 годов в составе 1-го Оренбургского казачьего полка, за боевые отличия награжден тремя орденами. К началу Великой войны полковник. С февраля 1915 года — командир 1-го Оренбургского казачьего полка; с января 1917 года — командир 1-й бригады 2-й Оренбургской казачьей дивизии, генерал-майор (1917). Награжден орденами Святого Владимира 3-й степени с мечами, Святого Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием. В Гражданскую войну в рядах белых. Командовал частями группы генерала В. Н. Шишкина (июль 1918). Позднее — командир 1-й бригады 2-й Оренбургской казачьей дивизии, временно командующий (с августа 1918) и начальник 3-й Оренбургской казачьей дивизии (январь 1919), командир 5-го Стерлитамакского армейского корпуса (февраль-апрель 1919 года). 25 апреля 1919 года избран атаманом 4-го округа Оренбургского казачьего войска. Участник Сибирского Ледяного похода. 5 января 1920 года взят в плен красными под Красноярском, расстрелян 30 января. Реабилитирован прокуратурой Омской области в 1995 году.

Продолжение следует

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Славен    26.11.2009 21:41
Приятно узнать о боевых делах земляков-гребенцов. Кто подскажет где ещё почитать о гребенских казаках в разные исторические периоды? Сейчас читаю книгу "Брусиловский прорыв. Кампания 1916 г." (автор С.Г.Нелипович)

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

от ведущей компании дворники swf