Русская линия
Кадетское письмо Игорь Андрушкевич17.06.2010 

90-летие Русской Белой эмиграции

В этом году исполняется 90 лет Русской Белой эмиграции.

Началом великого исхода Русской Белой эмиграции принято считать 22 ноября 1920 года, день высадки в Галлиполи частей Русской Армии, эвакуировавшихся с Юга России, под верховным командованием генерала П. Н. Врангеля, после трёхлетней гражданской войны. За три дня до этого, была образована «Русская Православная Церковь Заграницей»: 19 ноября 1920 года, на борту парохода «Великий князь Александр Михайлович», состоялось первое заграничное заседание «Временного Высшего Церковного Управления Юго-Востока России», которое в декабре того же года было преобразовано в «Высшее Русское Церковное Управление за границей».

Таким образом, учредительными элементами Русской Эмиграции были части Русской Армии, в том числе несколько русских Кадетских Корпусов и два русских Военных Училища, и часть Епископата Русской Православной Церкви. (В Русской Эмиграциии временами было больше епископов Русской Церкви, чем на свободе в самой России).

Такая 90-летняя годовщина сама собой свидетельствует о практически уже свершившемся окончании этого исторически исключительного процесса, каковым был остракизм нескольких миллионов русских людей, среди которых было немало лучших сыновей России. Ведь никто не может претендовать на более длинный жизненный пробег. В «Кадетском письме» N 13, от января 1998 года, указывалось, что отмечаемое тогда, двенадцать лет тому назад, 80-летие начала Белой борьбы является последней такой годовщиной, в которой еще принимают участие немногие живые участники этих событий: в будущем, в подобных годовщинах они уже не будут физически участвовать.

Однако, несмотря на такую дистанцию во времени, Русская Эмиграции всё-таки донесла до России сохранявшиеся ею русские традиционные идеи и принципы. Сегодня никто в России не может сказать, что он ничего не знает, что именно так бережно хранила для России Русская Эмиграции. В частности, что хранили русские зарубежные кадеты для возрожденных русских военных училищ и корпусов.

Если начало Русской Белой эмиграции можно условно точно обозначить, её символический конец сегодня еще очень трудно уточнить. Некоторые считают, что формальное закрытие РОВС-а, символически приуроченное к Дмитриевской субботе 4 ноября 2000-го года, может быть такой символической датой. Другие считают, что восстановление канонического единства в Русской Православной Церкви, в мае 2007 года, можно считать символической датой преодоления Русской Эмиграции и включения ее остатков и ее наследия в Русское Рассеяние (Диаспору). Тем более, что представители епископата, духовенства и мирян из Русской Эмиграции приняли участие в 2009 году в Поместном Соборе Русской Православной Церкви в Москве, и в выборе Патриарха Московского и Всея Руси (в том числе и «Руси Зарубежной»).

Однако, несмотря на всё это, остракизм Русской Эмиграции до сих пор полностью не закончен и не ликвидирован. Остракизм был высшей мерой политического наказания в Древних Афинах, когда, свободным волеизъявлением всех граждан на глиняных черепках (по-гречески «остракон»), один раз в год принималось законное судебное решение для изгнания из Афин на десять лет одного гражданина. По истечении десяти лет, изгнанный мог свободно вернуться на свою родину и получить все права, ко-торыми он обладал до изгнания.

В случае же Русской Эмиграции, это лишение русского гражданства, не одного человека, а миллионов русских людей, было незаконно решено волей одного человека, оформленной как «решение совнаркома», и продолжается оно не десять, а десятки лет, до сегодняшнего дня, ибо этот бесчеловечный и дискриминационный русофобский акт до сих пор считается юридически неотменённым, хотя он и противоречит международному праву и конституции Р. Ф.

Русская Эмиграция никогда не стремилась продлить до бесконечности свое собственное существование. Наоборот, Русская Эмиграция всегда мечтала о как можно скорейшем возвращении в Россию. В течение первых двух десятилетий, многие русские эмигранты буквально «сидели на чемоданах», в ожидании желанного возврата на Родину, и многие из них никогда не приняли никакого иного гражданства. Как было указано в передовице «Кадетского письма» 52 года тому назад, в номере 13, от ноября 1958 года:

«Основной миссией Русской Эмиграции была борьба за подлинные интересы России».

Конечно, от Русской Диаспоры невозможно требовать полной тождественности с Русской Эмиграцией. Однако, Русская Эмиграция навсегда осталась ориентиром для Русской Диаспоры всех времен.

Русские в Аргентине

Русская диаспора в Аргентине

Русская диаспора в Аргентине в 2010 году в основном состоит из следующих трёх групп;

1. Из потомков переселенцев (иммигрантов) из Всероссийской Империи, прибывших в Аргентину в начале 20-го века.

2. Из русских белых политических эмигрантов, первой и второй эмиграции, и их потомков.

3. Из новых иммигрантов, прибывших в Аргентину после 1990 года, в результате вторичного расчленения нашей страны.

(В данной справке наименование «русский» употребляется в широком понимании этого слова: русскими именуются все те, которые так себя называли сами. Необходимо иметь в виду, что до конституционных реформ де-факто, произведенных коммунистической властью, наименование «русский» применялось де-юре и де-факто безразлично к великороссам, украинцам-малороссам и белоруссам).

Русская волна переселенцев

В конце XIX и в начале ХХ веков в Аргентину прибыли три иммиграционные волны из Всероссийской Империи. Однако потомки только лишь одной из них, третьей по счету, входят сегодня частично в состав русской диаспоры (рассеяния).

1. Первыми иммигрантами (переселенцами) из России в Аргентину были русские немцы с Волги. После введения в 1874 году в России всеобщей воинской повинности, некоторые группы волжских немцев решили переселиться в Аргентину, пользуясь её новым иммиграционным законом от 1876 года. (Тогда в Аргентине еще не было всеобщей воинской повинности, введенной в начале 20-го века, и отмененной в середине 90-х годов). К 1910 году в Аргентине проживало около 45.000 русских немцев. Сегодня значительная часть их потомков причисляет себя к немецкой диаспоре в Аргентине, которая достигает почти миллиона человек, согласно одному недавнему заявлению местного посла Германии. Многие из них и по сей день называют себя «русскими немцами» или «немцами с Волги».

2. Второй волной иммигрантов из Всероссийской Империи в Аргентину были евреи. Приблизительно с 1890 года в Аргентину стали переселяться евреи, из западных областей Российской Империи, главным образом из Польских губерний. В 1891 году в Лондоне было основано бароном Хиршем «Общество для помощи еврейской колонизации», которое содействовало этому переселению. К 1914 году в Аргентине уже проживало около 100.000 евреев из России. В большинстве случаев, они самы себя называли «русскими», ибо они прибыли в Аргентину с паспортами Всероссийской Империи.

3. Третьей волной иммигрантов из России в Аргентину были временные сезонные работники, главным образом крестьяне, из западных губерний России, в начале 20-го века, которые затем застряли в Аргентине, в результате Первой Мировой войны и Катастрофы 1917 года. Число этих «старых переселенцев» (в основном крестьян), уехавших «за океан» на временные заработки из разных областей Российской Империи еще до Первой Мировой войны, в Буэнос-Айресе и в земледельческих провинциях Аргентины доходило до 200 тысяч человек, согласно данным журнала «Сеятель». (Возможно, что эта цифра завышена). Затем, после первого расчленения России, в результате Катастрофы 1917 года, в Аргентину прибыли в начале 20-ых годов тысячи переселенцев из тех западных частей Белоруссии и Украины, которые были отданы Польше, после ливидации Всероссийской Империи. Эта группа переселенцав тоже входит в состав этой третьей волны иммигрантов. Только лишь потомки этой волны сегодня причисляют себя частично к русской диаспоре.

Белые эмигранты в Аргентине

Согласно исследованиям Митрополита Санкт-Петербургского Иоанна, опубликованного в 1993 году, в двадцатых годах прошлого столетия в Южную Америку прибыло около 3.000 русских белых эмигрантов. Трудно установить, сколько из них попало в Аргентину, но можно предполагать, на основании некоторых свидетельств, что менее одной тысячи. К. Парчевский в своей книге «В Парагвай и Аргентину» (Париж, 1937 г.) свидетельствует, что в 1930-х годах в Буэнос-Айресе жило около 500 русских белых эмигрантов.

Однако, даже такое малое число эмигрантов сумело создать богатую русскую культурную и общественную жизнь в Аргентине. В 1931 году был создан отдел РОВСа, затем гимнастическое общество молодежи «Сокол», разные кружки и объединения, и даже драматический кружок.

«Единственным связующим и осведомленным о русской жизни в Аргентине центром служит местная еженедельная газета „Русский в Аргентине“. Редактором ее является бывший парижанин, инженер Г. М. Киселевский, шесть лет тому назад переселившийся в Буэнос-Айрес, а издателем предприимчивый С. И. Стапран, бывший офицер» (К. Парчевский, стр. 234). Тираж этой газеты доходил до 4 тысяч экземпляров и рассылался по всей Южной Америке.

По поводу столетней годовщины со дня смерти А. С. Пушкина, широко отмечавшейся в 1937 году всей Русской Эмиграцией, в Буэнос-Айресе вышла брошюра в 79 страниц: «Календарь на 1937 год. Посвящается памяти А. С. Пушкина по случаю столетней годовщины со дня смерти поэта. Издание Пушкинского комитета. Буэнос-Айрес». В этом календаре привлекает особое внимание «Состав Пушкинского комитета в Буэнос-Айресе». Председателем комитета был Михаил Александрович Нечаев (1880 — 1945, похоронен на Британском кладбище Буэнос-Айреса). Офицер Лейб-Гвардии Семеновского полка, он, по неполным данным, служил в русской военной миссии в Париже.

Эта первая волна русских белых эмигрантов ос-тавила после себя значительные следы в Аргентине, несмотря на свою малочисленность. В виде примера можно указать:

1. Русский белый эмигрант Владимир Викторович Добровольский возглавил в 1924 году аргентинскую экспедицию на острова Оркадас.

2. Среди ученых ботаников, учреждавших национальные парки на юге Аргентины, в зоне Барилоче, выделялись русские ученые, как, например, инженеры лесоводы князь Сергей Сергеевич Шаховской и Дмитрий Агапитович Гавриленко.

3. Большой аргентинский балет Театра «Колон» ведет свое происхождение от русского классического балета, прибывшего в Аргентину из Франции, в конце двадцатых годов прошлого века. Можно отметить следующие имена русских художников и артистов в Аргентине: Бенуа, Елена Смирнова, Юра и Роберто Димитриевичи, Тамара Григорьева, Георгий Томин, Василий Тупин, Андреев и другие.

4. Выдающиеся ученые: геолог Пятницкий, специалист по плотинам Александр Данилевский, биолог Анастасия Ивановна Ракитская, антрополог Архангельский.

5. Военный инженер, генерал-лейтенант Русской Императорской Армии Алексей Владимирович фон Шварц, мировой авторитет по фортификации, преподавал в Военном Училище Аргентины.

Кроме того, было много проявлений культурных инициатив русских белых эмигрантов в Аргентине, которые оказались забытыми, а имена их ав-торов утерянными. Имеются свидетельские показания, что даже успешные сегодня в Аргентине плантации чая начались с инициативы русского эмигранта, специально доставившего в Аргентину семена хороших сортов чая для первых посадок.

В начале 30 -х годов прошлого века в Парагвай прибыло несколько сотен русских белых военных, сотрудничавших с Парагвайской армией во время войны с Боливией. (Армией Боливии тогда руководили немецкие офицеры.) Им были признаны их русские военные чины, а многие из них достигли важных постов. Некоторые из них со временем переехали в Аргентину. Такая роль русских в Парагвае имела одним из последствий тот исключительный факт, что Парагвай никогда не признал де юре коммунистическую власть в России.

Послевоенная волна эмиграции

После Второй Мировой войны начался второй великий исход русских политических эмигрантов, на этот раз в страны Америки. Первая страна, пригласившая к себе русских белых эмигрантов после войны, была Аргентина. Президент Республики, генерал Перон издал в 1948 году Декрет о приеме 10.000 русских, независимо от их возраста и семейного положения. В Аргентину тогда, повидимому, прибыло около 7.000 русских эмигрантов. Среди прибывших в 1948 -1951 годы были не только эмигранты, проживавшие до войны в странах Западной Европы, но также и значительное число бывших советских военнопленных в Германии, объявленных «изменниками Родины» за то, что они оказались в плену. Они включились полностью в Белую эмиграцию, нередко под другими фамилиями.

Среди этой волны прибыло более десяти священнослужителей Русской Православной Церкви, как из ее Зарубежной части, так и из России, в том числе и члены Катакомбной Церкви и бывшие узники концлагерей на Соловках, как например протоиерей Тимофей Соин. Также прибыло несколько сотен военных. В Аргентине жили и скончались восемь русских генералов, несколько десятков полковников, около двадцати пажей Его Императорского Величества, около сорока Георгиевских Кавалеров и более двадцати офицеров Русского Императорского Флота. Также прибыло около 250 кадет Русских Императорских и Зарубежных Кадетских Корпусов. (Кадетское Объединение в Аргентине издало в 2004 году брошюру с данными 225 русских кадет, скончавшихся в Аргентине, тиражем в 100 экземпляров. Эта брошюра, под названием «Русские воины в Аргентине. Часть I — Кадеты» была задумана как первая часть «Русского военного некрополя в Аргентине».)

Вначале все прибывшие русские эмигранты брались за любой труд, включая трудные работы на постройках. Со временем почти все смогли устроиться лучше, часто по специальностям. Особенно много было русских инженеров, окончивших русские и европейские университеты.

Нет возможности перечислить всех послевоенных русских эмигрантов, внесших свою лепту в культуру и экономику Аргентины. В качестве примера можно упомянуть следующие имена: инженер электоромеханик Андрей Владимирович Книрша и инженер лесовод Юрий Алексеевич Герцог принимали участие в постройке столичного аэродрома в пригороде Эсейса и в посадке лесов в его окрестностях. Инженер Богданович был ведущим руководителем построек «Фонда Мария Ева Дуарте де Перон». Инженер Ракитин работал в ведомстве государствнных шоссейных дорог. Инженер Александр Николавеич Барбицкий принмал участие в бетонных расчетях для постройки портовых силосов и высотных зданий в Буэнос Айресе. Старый русский «путеец», инженер Николай Колдомасов делал статистические расчеты нового здания Национальной Библиотеки. Инженер Олег Александрович Михно принимал значительное участие в проектах производства аргентинских ракет. Инженер-гидравлик Лев Степанович Лукин создал систему орошения в Провинции Кордоба. Морской биолог Степан Димитриевич Болтовской написал более 160 научных трудов. Архитектор Олег Николаевич Ауэ, вицепредседатель Кадетского Объединения, руководил постройкой новых жилищных районов.

Нельзя не отметить в числе Русской эмиграции в Аргентине Великую Княгиню Марию Павловну и членов некоторых русских исторических аристократических родов, как, например, князей Горчаковых, Волконских и Шаховских, а также графов Зубовых, Карелли де Брандаццо, Коновницыных, Орловых, фон Пален, Уваровых, Хоментовских и других.

В момент прибытия этой волны в Аргентину в 1948 — 1950 годы, в ней преобладали русские воинские организации, но были также и политические. Членов РОВСа было несколько сотен. Кадет было около 250, но в Кадетском Объединении состояло всего 180. Чинов Русского Корпуса на Балканах было более сотни. Кроме того, существовали казачьи организации и поселки и военные организации Второй Эмиграции. Среди политических организаций выделялись Имперский Союз, НТС и СБОНР. Самой крупной молодежной организацией был ОРЮР, продолжающий существовать и сегодня, создавший свою собственную субботнюю Русскую Школу и Гимназию и Русский Театр для Детей, и организовавший более 60-и ежегодных летних лагерей для русских детей.

Русская послевоенная эмиграция построила в Аргентине около десятка храмов, в том числе Кафедральный Собор в Буэнос-Айресе и Храм Всех Святых в России просиявших в пригороде Итусаинго, с усыпальницей святого Иоанна Печерского. Было создано Епархиальное Управление РПЦЗ и Конгрегация Русской Православной Церкви в Аргентине, имеющая Юридическое Лицо Аргентинской Республики, на чье имя записано церковное имущество РПЦЗ. Также существовала Епархиальная Субботняя Школа. Во второй половине ХХ века, Русская Эмиграция в Аргентине создала несколько театральных групп, несколько церковных и светских хоров, несколько субботних школ.

Русская эмиграция в Аргентине, как и в других странах, издавала много газет, журналов и книг. Первым органом печати послевоенной эмиграции в Аргентине был общественно-политический журнал «Вехи», издававшийся НТС, под редакцией Евстафия Игнатьевича Мамукова, русского императорского офицера. Затем появились газеты «За Правду», «Наша Страна», «Русское Слово» и другие. В 1955 году стало выходить «Кадетское письмо». Согласно исследованию М. А. Кублицкой, опубликованному в «Кадетской перекличке» N 78, от 2007 года, в ХХ веке в Аргентине выходило 54 русских печатных органа (www.kadetpereklichka.org).

В 1988 году, когда Русское Зарубежье повсеместно торжественно праздновало Тысячелетие Крещения Руси, по почину протоиерея Владимира Скалона, Администратора Аргентинской Епархии РПЦЗ, было учреждено «Совещание Русских Белых Организаций в Аргентине», чтобы помочь Церкви в устройстве этих торжеств. В Совещание вошли: РОВС, Кадетское Объединение, Союз Галлиполийцев, Союз Св. Благоверного Князя Александра Невского (основанный чинами Русского Корпуса на Балканах), Союз Андреевского Флага, Казачья Станица, Российский Имперский Союз Орден, ОРЮР и Толстовский Фонд.

В ХХ веке в Аргентине существовало несколько русских издательств, в каковых были опубликованы книги многих русских авторов, проживавших в Аргентине. Можно назвать некоторые имена: И. Андрушкевича, Б. Башилова, П. Богдановича, О. Баховой, М. Бойкова, Н. Февра, Ю. Герцога, М. Каратеева, В. Крымова, Е. Месснера, Ю. Псковитянина, Б. Разгонова, Н. Сахновского, С. Шпаковского, И. Солоневича, проф. М. Зызыкина. В Аргентине были переизданы некоторые редкие книги. Например: «Монархическая Государственность» Льва Тихомирова, «К познанию России» Д. Менделеева и «Учебник Русской Истории» проф. С. Ф. Платонова.

27 сентября 2002 года, Посольство РФ в Буэнос Айресе организовало совместно с «Домом России» в Национальной Библиотеке Аргентины выставку русских книг, изданных в Аргентине в ХХ веке, на которой было представлено около ста книг. Кадетское Объединение в Аргентине тогда предоставило для этой выставки немало книг, некоторые из которых затем были переданы в дар организаторам выставки, по их просьбе. В день открытия выставки, председатель Кадетского Объединения в Аргентине прочел в Национальной Библиотеке, перед аргентинской и русской аудиторией в 700 человек, по-испански доклад на тему о культурном вкладе рус-ской диаспоры в мире и в Аргентине.

Кадетское Объединение в Аргентине тогда же передало Посольству РФ в Буэнос-Айресе специальную папку-альбом, с объявлениями, программами и рецензиями многочисленных культурных и общественных актов Русской эмиграции в Аргентине, в годы 1950 — 1990.

(Настоящая справка составлена на основании доклада И. Андрушкевича на открытии выставки книг русской эмиграции в Аргентине, 27 сентября 2002 года, и на основании материалов опубликованных в «Кадетском письме» N 34, от января 2003 года).

Электронное Кадетское письмо N 63.
Буэнос Айрес, июнь 2010 г.
Издатель и редактор: Игорь Андрушкевич.
Выходит на правах рукописи. Содержание этого выпуска совпадает с содержанием печатной версии этого же номера «Кадетского письма».
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна.
Электронный адрес: kadetpismo@hotmail.com
Почтовый адрес: Casilla de correo 51, 1653 Villa Ballester, Argentina.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru