Русская линия
ИА «Белые воины» Сергей Базанов05.07.2006 

Хроника Первой мировой и Гражданской войн в записках Императрицы Марии Федоровны

Дневники императрицы Марии Федоровны (1914−1920, 1923 годы). (Перевод с датского языка: Ю.В. Кудрина, О.Н. Дудочкина-Крог, А.Н. Чеканский. Составитель, научный редактор, руководитель переводческого коллектива, автор вступительной статьи, именного указателя, комментариев Ю.В. Кудрина). М.: Вагриус, 2005, 704 с. Тираж 5000.


Императрица Мария Федоровна Имя Марии Федоровны Романовой (1847−1928) — урожденной датской принцессы Марии-Софии-Фредерики-Дагмар, супруги императора Александра III и матери последнего русского царя Николая II — в течение многих десятилетий в нашей стране было предано забвению. Между тем ее огромная общественная деятельность как главы Ведомства учреждений императрицы Марии и Российского общества Красного Креста, которыми она руководила с первых лет пребывания в России до вынужденной эмиграции (а это более полувека) оставила заметный след в отечественной истории. В ведении Марии Федоровны находились многие учебные заведения, воспитательные дома, сиротские приюты, богадельни. Она была почетным членом ряда благотворительных обществ, в том числе Мариинского при московской Мариинской больнице для бедных, по ее инициативе в 1882 г. открыли Мариинские училища для малообеспеченных девушек. Императрица попечительствовала и Женскому патриотическому обществу, Обществу спасения на водах, Обществу покровительства животным. На протяжение многих лет она являлась шефом ряда полков русской армии и постоянно оказывала им необходимую поддержку.

Вхождение датской принцессы Дагмар в российскую императорскую семью началось с драматического события: в 1865 г. скоропостижно скончался старший сын Александра II великий князь Николай Александрович (первоначально предназначавшийся ей в супруги). А вскоре на ее долю выпало стать свидетельницей крушения этого дома. Один за другим ушли в мир иной ее сыновья: в 1870 г. Александр, в 1899 г. — Георгий. В 1881 г. в результате покушения на ее глазах скончался тесть Александр II. Один из братьев мужа великий князь Сергей Александрович в 1905 г. также стал жертвой террора, в 1913 г. был убит и родной брат Марии Федоровны греческий король Георг I. А через пять лет был расстрелян ее младший сын Михаил, затем старший, Николай II, и вся его семья.

Императрица Мария Федоровна с сыном Николаем II Стойкий характер, ум, чувство долга, глубокая религиозность позволили Марии Федоровне не только не согнуться под ударами судьбы, но и остаться в памяти современников «императрицей с головы до ног», о чем красноречиво свидетельствуют ее записи, рассказывающие о событиях 1914−1920 и 1923 гг.

Предлагаемые читателю «Дневники» собирались их составителем Ю.В. Кудриной буквально по крупинкам. Так, материалы за 1914 г. и январь-апрель 1917 г. извлечены из фондов ГАРФа, за 1915 г. — из датских архивов, за 1916, апрель-декабрь 1917, 1918−1920, 1923 гг. — из подборки дневников, приобретенных известным российским музыкантом М.Л. Ростроповичем в Англии и переданных им в московское издательство «Вагриус». Следует отметить, что Мария Федоровна делала записи скорописью на датском языке, с многочисленными сокращениями слов и иноязычными вкраплениями. Поэтому коллектив переводчиков приложил поистине титанические усилия, чтобы увидел свет столь ценный исторический источник.

В этих неизвестных широкому читателю и не публиковавшихся ранее документах отражены трагические страницы истории нашей страны. Перед читателем предстает широкая панорама Первой мировой войны, Февральской и Октябрьской революций, Гражданской войны и первых лет эмиграции, написанная не просто свидетельницей драматических событий жизни нашей страны, но исторической личностью, роль которой трудно переоценить.

С февраля по май 1914 г. Мария Федоровна вела записи в столице, затем — в ходе путешествия в Англию, откуда она возвратилась через Финляндию в связи с началом Первой мировой войны. Следующим стал киевский период (до марта 1917 г.), когда императрица работала в Красном Кресте. Затем после посещения Николая II в Ставке (Могилев) она вместе с дочерьми Ксенией, Ольгой и их мужьями выехала в Крым. Жизнь там стала для нее практически домашним арестом, полным лишений и унижений, о чем читаем в дневниках за апрель 1917 — апрель 1919 гг. Потом начались годы эмиграции: отъезд (точнее, эвакуация) из Крыма через Константинополь, Мальту, до августа пребывание в Лондоне и, наконец, переезд в родную Данию. В начале 1923 г. 1 Мария Федоровна отправилась в Англию, в августе вернулась в Данию, где в 1928 г. скончалась.

Дневники императрицы, как точно указано в предисловии, -«энциклопедическое повествование о войне, революции и эмиграции, написанное представителем Дома Романовых» (с. 21). В нем иногда кратко, иногда подробно описаны пережитые ею события, даны характеристики лицам, с которыми приходилось общаться. Так, перед читателем проходят наиболее яркие эпизоды встреч Марии Федоровны с врачами и сестрами милосердия — сотрудниками Красного Креста, как отечественного, так и западных стран; российскими военными — от солдат и офицеров до генералов и адмиралов, имена многих из которых нам хорошо известны (А.А. Брусилов, П.Н. Врангель, А.И. Деникин, А.В. Колчак, В.И. Гурко, Н.И. Иванов, П.К. Ренненкампф, А.В. Самсонов, Н.Н. Юденич, Л.Г. Корнилов), представителями вооруженных сил Антанты Ж. Жоффром и Д. Френчем.

Упомянуто в дневниках немало политических деятелей России того времени (А.Г. Булыгин, И.Л. Горемыкин, А.И. Гучков, А.Ф. Керенский, А.В. Кривошеин, Г. Е. Львов, В.А. Маклаков, П.Н. Милюков, А.Д. Протопопов, М.В. Родзянко, Ф.Ф. Трепов, А.Н. Хвостов. В.В. Шульгин и пр.), дипломатов и известных личностей стран Запада. И, разумеется, особое внимание Мария Федоровна уделяет своим сыновьям, дочерям, внукам, дальним родственникам — великим князьям, представителям королевских домов Англии, Германии, Франции, Испании, Италии.

Тема Первой мировой войны — встречи с фронтовиками, посещения госпиталей, вести с фронта, сообщения о раненых и погибших родственниках и знакомых и т. д. — присутствует практически во всех записях за 1914−1917 гг. Они проникнуты патриотическим настроением и резкой неприязнью к врагам, именуемым не иначе как «негодяи» (с. 87), «канальи» (с. 124, 135), «банда грабителей» (с. 136) и т. п. Не пощадило перо императрицы и двоюродного брата — германского императора Вильгельма II — «бессовестную скотину» (с. 88). Строки же о посещении госпиталей полны сострадания: «мои дорогие раненые солдаты» (с. 81), «несчастные раненые солдаты» (с. 87, 118, 125).

Весьма эмоционально реагировала Мария Федоровна на вести с театра военных действий. Эти страницы, где есть все — и горечь поражений, и радость побед, невозможно читать без волнения. Так, 19 августа (1 сентября) 1914 г. она записала: «Жуткие сообщения с фронта — потерпели страшное поражение в Восточной Пруссии. Три генерала погибли. Среди них мой дорогой Самсонов! Какой ужас!» (с. 54). Зато 22 августа (4 сентября) читаем: «Наши войска (во главе с ген[ералом] Рузским) взяли Лемберг (Львов) и Галич (во главе с ген[ералом] Брусиловым). Господи, благослови их и огромное им спасибо!» (с. 55). И 10/23 марта 1915 г.: «Весь город праздновал падение Перемышля… Огромный энтузиазм» (с. 86).

Но вскоре появилась тревожная запись: «Говорят, что негодяи подошли к Либаве, а наших войск там нет, я снова нахожусь в страшной, невыносимой тревоге» (с. 87). В весьма восторженных тонах отображен в дневниках (конец мая — август 1916 г.) знаменитый Брусиловский прорыв: «мы разбили неприятеля на границе с Румынией, взяли 13 000 пленных… Слава Богу, с фронта приходят хорошие известия» (с. 120), «Слава Богу, прекрасные сведения о… Брусилове» (с. 121), «Одержана еще одна блестящая победа» (с. 123) и т. д.

Побег генерала Л.Г. Корнилова из плена в 1916 г. Мария Федоровна также не обошла вниманием. В записи за 30 августа (12 сентября) читаем: «Послала за генералом Корниловым, о побеге которого из лагеря для военнопленных в Австрии читала в газете… Он рассказывал об ужасном обращении с пленными, их неимоверных трудностях и невзгодах, о том, как он бежал через Румынию и как ему удалось спастись» (с. 140). И снова печальная запись от 12/25 октября 1916 г.: «рассказывают, что в Севастополе произошло страшное несчастье, будто бы взорвался наш прекрасный корабль „Им[ператрица] Мария“, ужасно — самый большой, прекрасный, новый корабль» (с. 149).

Даже крушение династии Романовых и тревога Марии Федоровны за судьбу ее близких не затмили тему великого противостояния народов: «Главное, — писала она 6/19 марта 1917 г., — чтобы все это не повлияло на ход войны, иначе все будет потеряно!» (с. 177). Успешное начало Июньского наступления 1917 г. обрадовало императрицу: «Поступили также хорошие известия с фронта, наши войска перешли в победное наступление, взяли 10 000 пленных» (с. 194). А вот и финал наступления: «Оставлен Тернополь, солдаты отказываются воевать, сдаются в плен или бегут с фронта. Неслыханно и поразительно, как такая прекрасная, доблестная армия могла покрыть себя позором и замарать бесчестием все русское воинство, всегда славившееся своей отвагой и храбростью. Бедные генералы и офицеры теперь уже не в состоянии справиться с этими негодяями немцами. Никаких надежд! Как стыдно перед всей страной и нашими союзниками» (с. 198). Вести о неудаче Рижской операции вызвали большую тревогу; «С фронта поступают ужасные известия — говорят, оставлена Рига… Я в полном отчаянии!» (с. 209). Наконец, 2 октября появилась запись о последнем сражении России в Первой мировой войне — Моонзундском: «Получили известия о том, что эти негодяи, немцы, высадили десант на остров Эзель (Сааремаа)» (с. 215−216).

Естественно, помимо «фронтовой темы», в дневниках Марии Федоровны присутствуют и другие, освещенные с ее личных позиций. Так, узнав о решении Николая II в августе 1915 г. взять на себя обязанности Верховного главнокомандующего, она записала: «Я так ужаснулась, что у меня чуть не случился удар» (с. 89), а после его отречения от престола — «В такой момент снова ужасная ошибка!» (с. 174); по поводу выступления генерала Л.Г. Корнилова читаем: «Корнилов подписал документ, в котором прямо говорится, что Керенский лжец, ведет страну к краху и действует по прямой указке германского Генерального штаба… Этот негодяй Керенский назначил сам себя Верховным главнокомандующим… Это явная крамола! Он арестовал генерала Корнилова со всем его штабом. С каждым днем обстановка становится все хуже и хуже» (с. 211); после провозглашения России республикой — «В это невозможно поверить!» (с. 212).

С негодование восприняла Мария Федоровна большевистский переворот и последующие события: «Какая ужасная смута!» (с. 223); «Большевики свергли правительство и арестовали его, так что вся власть теперь у них. Избрано 14 большевиков, среди них: Ленин, Зиновьев, Троцкий и другие. Все они евреи под вымышленными именами… Ленина германцы перевезли в Россию в пломбированном вагоне. Какая подлость, какой блестящий спектакль они разыграли, эти негодяи» (с. 219); «Мы уподобились судну, плывущему по штормовому морю без руля и ветрил. Керенский исчез, и все теперь в лапах большевиков» (с. 221); «Германцы действуют в открытую, пленные офицеры имеют полную свободу передвижения, повсюду сплошь предатели и шпионы. Представители военных [миссий] при Ставке в письменной форме направили против этого протест, равно как и Военный комитет выступил против снятия Духонина и не признал этого прапорщика Крыленко в качестве Верховного главнокомандующего, чье назначение было верхом безумия. Несчастный народ не понимает, что страну уже предали и она находится в руках врагов!» (с. 223); «Нынче эти негодяи собираются заключить сепаратный мир с Германией и отослали ноту союзникам с требованием дать на нее ответ. Троцкий, Крыленко и Ко отрицают полномочия генерала Духонина, хотя армия стоит за него и до сих пор не признала господина Крыленко. Полнейший хаос, просто возмутительно, как можно было допустить подобную ситуацию?!» (с. 225).

В этих записях содержится глубокая боль и скорбь Марии Федоровны за судьбу дорогой и ставшей ей родной России. Можно смело утверждать, что все важные исторические события переломных лет начала ХХ в. на ее второй Родине проходили через ее сердце.

Издание иллюстрировано редкими фотографиями, снабжено добротным справочным аппаратом: информативным историческим предисловием, подробными комментариями, аннотированным именным указателем, содержащим 1559 персоналий, аннотированными списками «Офицеры Российской армии и флота» и «Лица, занимающиеся благотворительной деятельностью и сестры милосердия». Книга будет интересна как специалистам по истории Первой мировой и Гражданской войн, так и широкому кругу читателей.

В заключение добавим: на сентябрь 2006 г. запланирована церемония перенесения останков Марии Федоровны из Роскилльского собора (Копенгаген) в Петропавловский собор (Санкт-Петербург).


Примечания

1 В настоящем издании дневники за 1921−1922 гг. отсутствуют.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru