Русская линия
Фонд стратегической культуры Елена Пономарева10.05.2010 

Помню, горжусь и скорблю

Москва видела много праздников и парадов. Вот и 9 мая 2010 года пройдёт очень необычный парад, но день 9 мая 1945 года был самым неповторимым. Победы ждали, ее желали всем сердцем, ее выстрадали многомиллионными жертвами, неоценимыми страданиями, неимоверным напряжением сил великой страны. И все равно она оказалась неожиданной.

Как свидетельствуют очевидцы тех событий, после объявления по радио о полной и безоговорочной капитуляции Германии эмоциональное напряжение в столице достигло пика. Абсолютно ненужными оказались организованные демонстрации. От края и до края, как безбрежное море, улицы Москвы практически в один миг оказались переполнены народом: люди на тротуарах, люди на мостовых, в окнах, на крышах домов. Все население города устремилось в центр, к сердцу столицы — на Красную площадь. Совершенно незнакомые люди обнимали друг друга, целовали офицеров и солдат, качали на руках военных. Всеобщее ликование не знало предела! Чувства, горячие человеческие чувства всеохватывающей, всеобщей радости заполнили весь воздух, все пространство!

9 мая 1945 года в Москве, во всех больших и малых городах, в деревнях и поселках нашей большой Родины — Советского Союза взору представала грандиозная картина. Это была вершина длительного исторического процесса, протекавшего в самых тяжелых условиях, когда-либо выпадавших на долю какого-либо народа. Такие вещи бывают раз в столетие. Поэтому неудивительно было, что вся страна кипела; неудивительно, что незнакомые люди обнимали и целовали друг друга; неудивительно, что люди беспричинно плакали на улицах. Они плакали от радости и от осознания невосполнимых потерь. 26 миллионов погибших, растерзанных, заживо сожженных, умерших от голода и замерзших в стенах блокадного Ленинграда, замученных в гитлеровских застенках и убитых рукой предателя… Наш народ заплатил самую дорогую цену за Победу. Вечная память погибшим! Вечная слава тем, кто донес знамя Победы до поверженного Рейхстага, кто долгие дни и годы шел сквозь дым и пламя пожаров, по пеплу родного края, по трупам товарищей к великой справедливости — к Победе!

Если в мире существует абсолютное счастье, то абсолютно счастливы были те, кому довелось дожить до того незабываемого дня — 9 мая 1945 года! Словно золотой сон человечества о мире во всем мире сошел на землю в этот солнечный день. Темные силы повержены в прах. Тогда, казалось, что навсегда. Величественные гимны Победе вещали народам свободу, свободу от страха за свою жизнь, свободу от расовой ненависти нацизма, свободу от алчности, лжи и несправедливости.

Как вспоминают очевидцы тех событий, ни одна праздничная демонстрация не видела такого количества народа перед Кремлем. Человеческий поток бурлил в проходе между Историческим музеем, как густая, переливающаяся масса. В этом бушевании человеческой стихии, как заколдованный сном замок, молчаливо стоял Кремль. Как стража, застыли серебристые ели у древних стен. Уходили в черное небо острые верхушки кремлевских башен. В высоте на невидимых шпицах башен тлели рубиновые звезды Кремля, а Красная площадь безраздельно принадлежала народу: как сотни лет назад, когда народ выходил праздновать или бунтовать под стенами Кремля.

Сотни тысяч голов. Бесчисленное количество широко открытых глаз. И вдруг… Колыхнулась земля под ногами. Дрогнула, воспрянув ото сна, Красная площадь. Всплеском огня розовело небо над черными силуэтами Кремля. Зарница из жерл сотен орудий озарила зубчатые стены, стрельчатые башни, море человеческих голов, устремленных в небо. Сотни огненных полос, вспарывая темноту ночи, вонзались в небо города-победителя. Огни стремительно набирали высоту, карабкались все выше и выше. Застыв на мгновение в зените, они с треском рассыпались искрящимися многоцветными звездочками. Звездочки трепетали, медленно, как бы нехотя, скользя к земле; падали все быстрее, быстрее и гасли в полете. Не успели погаснуть последние искры, как по воздуху ударял новый раскатистый гул залпа. Это был первый салют Победы! Последние секунды великой эпопеи! Снова и снова дрожала земля, снова зарница победного салюта озаряла кремлевские стены, черное небо и душу народа. Снова карабкались в небо огни, снова, как проблеск надежды, вспыхивали и гасли трепетные звездочки. Вот она, Победа, в венце огней!

Исторгнув душу, прянул в небеса

Вздох всей земли и всех людей — Победа!

Каждый, кто видел тот салют, старался раскрыть глаза, раскрыть душу, поймать навсегда эти секунды, почувствовать дыхание Победы на своем лице. День Победы вместил в себя не только боль и радость, но и надежду. Надежду на то, что ужасы войны никогда не повторятся, что упорным трудом залечив раны, нанесенные войной, мы заживем мирно и счастливо…

Прошло 65 лет после Великой Победы, но память о творцах ее, живых и мертвых, взвывает к нам неустанно и стыдит нас за содеянное на излете ХХ века, за предательства, совершенные в мирные годы.

В этот великий день я хочу вспомнить своих дедов, ставших частью нашей истории и нашей общей Победы, поклониться им до самой земли. Мой дед по отцовской линии — Алексей Дмитриевич Рудов — родился в 1917 г. в Оренбургской области, но как только подрос, уехал на заработки к богатому дядьке в Казахстан. Там и остался, женился, именно оттуда по призыву ушел в 1938 г. в армию, где его и застала война. Вернулся он домой только осенью 1945 г., т.к. еще провалялся в госпитале, получив тяжелое ранение под Кенигсбергом. Он почти семь лет не был дома! О рождении сына узнал из письма, а увидел его первый раз, когда ему уже было пять с половиной. До сих пор мой отец вспоминает два крутых яйца и три рассыпчатых яблока, которые были единственными, но самыми важными в его жизни гостинцами.

Дед умер от сердечной недостаточности в 1979 г. в Чимкенте (Южный Казахстан), где у него с бабушкой был небольшой дом с приусадебным участком. Умер он в великой стране, умер гордый своим сыном, который из Богом забытого села Сергиевка дорос до Дипломатической академии СССР и высоких государственных рангов. Однако горбачевская перестройка перекроила страну так, что могила моего деда оказалась в другом государстве. Последний раз я была там давно, в 1997 году.

Владимир Григорьевич Сорокин — дед по материнской линии — на Великую Отечественную не попал. Его не взяли по контузии, полученной на финской войне, которую прошел разведчиком. Всю жизнь он прожил в поселке Погран-Орловка Сырдарьинской области Узбекской ССР. Умер в апреле 1980 г. в гордой стране, которой наплевать было на показательные гуманитарные санкции западных демократий — Олимпиаду мы провели на таком высоком уровне, который со всеми вложениями нынешних олигархов вряд ли удастся достичь в Сочи. Росчерком пера Беловежских заговорщиков и его могила оказалась в другом государстве — в Узбекистане.

Два родных брата моей бабушки по отцовской линии тоже прошли всю войну. Григорий Стаценко был командиром расчета «Катюш» и начал свой боевой путь под Москвой зимой 1941. Его брат Николай всю войну прошагал в пехоте, дослужился от рядового до капитана и закончил войну в Берлине, расписавшись на стене Рейхстага.

За что сражались наши деды? О чем они думали, бросаясь в атаку и корчась от боли в госпиталях? О чем молили в минуты страха и уныния? Конечно, прежде всего, они думали о своих родных и любимых. Они молили о спасении себя и тех, кто остался в разрушенной и голодной стране. Они сражались за свой дом, за своих детей. Однако я убеждена и в том, что личное они не воспринимали в отрыве от судьбы всей страны. Они сражались за Большую Родину и шли в бой с именем Сталина как с символом Свободы своей страны, символом своей Победы. Поэтому глумление над Сталиным, сравнение его с Гитлером, соглашение с издевательскими резолюциями разного рода наднациональных сборищ вроде ПАСЕ и Совета Европы — есть оскорбление памяти всех жертв, которые вынес советский народ, есть уничтожение исторической памяти, а значит, нашего будущего.

Когда я думаю о том нечеловеческом подвиге, который совершили наши отцы и деды в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы, отстроив страну заново, создав все то, что мы продолжаем проедать, мне становится больно и стыдно. Мы без единого выстрела позволили уничтожить все то, что они смогли отстоять 65 лет назад. Мы продолжаем добивать оставшихся в живых ветеранов наглыми, бессовестными извращениями истории, повышением коммунальных услуг, низкими пенсиями, унизительными дачными амнистиями, отсутствием элементарного — жилья и медицинского обслуживания… Именно поэтому 9 мая для меня не только день радости и памяти, но и день скорби о неоправданных надеждах великого народа-победителя, превращенного своими детьми и внуками в народ-изгой, у которого и на своей земле, так обильно политой кровью, слезами и потом, нет достойной жизни.

Однако пока мы помним великий подвиг советского народа, пока мы будем воспитывать своих детей не на резолюциях глашатаев нового мирового порядка, а на настоящих, неподдельных исторических документах, на воспоминаниях участников тех событий, надежда на торжество справедливости не умрет.

Моей дочери 17 лет, и 9 мая, как всегда, мы пойдем в Парк Культуры, чтобы лично поздравить ветеранов с праздником, чтобы ощутить свою причастность к великой и трагической истории нашей страны.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=3014


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru