Русская линия
Страна.Ru Ксения Фокина17.01.2005 

Хорваты на президентских выборах не поддержали националистов

Победа во втором туре выборов одного из главных идеологов развала Югославии Стипе Месича, скорее всего, обеспечит Хорватии вступление в ЕС и НАТО. Однако вопрос о выдаче Гаагскому трибуналу военных преступников, которые обвиняются в массовых убийствах сербов во времена балканской войны 1992−1995 годов, может стать препятствием для скорой интеграции хорватов в эти структуры.

Стипе Месич — последний президент на территории бывшей Югославии, вышедший из горнила богатой на потрясения балканской политической истории последних десятилетий. В 1991 году он был последним председателем федеративного правительства Югославии. При этом именно Месич являлся одним из наиболее азартных борцов за развал СФРЮ. Парадоксальным образом, именно эта связь со старой политикой, от которой Месич полностью отрекся еще в 90-е годы, и обеспечила ему доверие многих хорватов. С другой стороны, доверие это было сильно подорвано отказом Месича от националистических установок, столь популярных в Хорватии после войны с сербами 1992−1995 годов. Его публичное извинение перед сербами и черногорцами, которым Месич обменялся с тогдашним «транзитным» президентом Сербии и Черногории Светозаром Маровичем, вызвало бурю негодования у многих хорватов, среди которых остается немало ветеранов той войны.

Кстати, именно на большой популярности националистических настроений строили свою предвыборную программу на нынешних выборах оппоненты Месича из правящего Хорватского демократического союза. Эта самая многочисленная в Хорватии партия была основана «отцом хорватской нации» Франьо Туджманом. Его близкий соратник Стипе Месич стал президентом в начале 2000 года — сразу после смерти Туджмана в конце 1999-го. Правда, к тому времени он уже открестился от Туджмана, обвинив его в национализме. После развала СФРЮ Месич взял курс на сближение с Евросоюзом и НАТО. А для этого и нужно было отказаться от прежних установок, и обещать выдать военных преступников. К слову, в Хорватии протесты против выдачи виновных в убийствах сербов генералов Гаагскому трибуналу всегда были гораздо сильнее, чем в Сербии — против выдачи сербских генералов.

Сегодня Хорватия ближе к ЕС, чем Сербия. По крайней мере, Месич утверждает, что добьется вступления Хорватии в ЕС уже в 2007 году. Фигура самого Месича чрезвычайно важна в переговорах с Брюсселем, которые начнутся уже в марте: европейские чиновники видят в нем адекватного партнера. «Я горжусь политической зрелостью избирателей и хорватской демократии, это видит вся Европа, перед воротами которой мы находимся», — сказал Месич после своей победы на выборах.

Итог выборов в Хорватии не стал сюрпризом. Малоизвестная вице-премьер Ядранка Косор, выдвинутая председателем ХДС и премьером Иво Сандером, набрала, по предварительным данным, лишь 34% голосов.

Во многом абсурдистская балканская политика, ставшая итогом жестокой ломки, неустроенности и вражды, продолжает приносить свои странные плоды. Низкая политическая активность, которая в Сербии обернулась почти двухлетним безвластием, в Хорватии позволила Месичу победить лишь во втором туре: и то к урнам пришел лишь 51% избирателей. Правда, кандидатов было 13, а Месич представлял сразу 8 оппозиционных социал-демократических партий.

Президент, являющийся лидером оппозиционной партии, и правящая партия, находящаяся в оппозиции действующему президенту, — обычные явления для некоторых европейских стран, например, для Франции. Но в такой стране как Хорватия это, безусловно, является признаком вождистского характера взаимоотношений власти и электората. И переизбрание 70-летнего Месича — харизматичного политика с огромным стажем — тому подтверждение. Первый премьер независимой Хорватии и последний председатель Президиума СФРЮ, заявивший после развала Югославии о том, что свою «задачу» на этом посту он выполнил, Стипе Месич теперь возьмется за интеграцию Хорватии в ЕС. ХДС, к слову, также видит это своей целью.

Однако, как уже было сказано, необходимость выдачи военных преступников, которых в народе таковыми вовсе не считают, может сильно пошатнуть позиции Месича. И в такой пассионарной стране как Хорватия вполне может оказаться, что вступать в ЕС на таких условиях не захотят уже сами хорваты. Впрочем, это уже вопрос времени. «Я — упорный борец, все это знают, я добьюсь этого», — заверил Месич.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru