Русская линия
Молодежь ЭстонииМитрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий (Якобс)05.01.2005 

Сознание дороги к храму
Что общего имеют Санта-Клаусы, деревянные обезьяны и синие петухи со светлым праздником Рождества Христова

Что общего имеют Санта-Клаусы, деревянные обезьяны, синие петухи со светлым праздником Рождества Христова, и почему Русской Православной Церкви повезло в том, что она отмечает его двумя неделями позже остального христианского мира, поведал в интервью «Молодежи Эстонии» глава Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий.

— Зимняя праздничная пора настолько долгожданная, что многие русские православные жители Эстонии отмечают и католическое, и православное Рождество. Что это — страсть к праздникам, дань традициям государства, в котором мы живем, или превращение церковных праздников в светские?


— Что касается 24 и 25 декабря и западного празднования праздника Рождества Христова, тут есть большие расхождения с русскими православными традициями. Откройте любую газету — в чем видится праздник Рождества Христова? Елки, шишки, игрушки — вся подобная атрибутика. А какой именно праздник мы отмечаем, в чем его суть — никому и непонятно. И в этом плане я лично считаю, что даже хорошо, что Православная Церковь отмечает Рождество позже остальных, когда окончилась вся эта сутолока и суета, все эти Санта-Клаусы, выступления, всевозможные вечера, танцы и прочее, что по существу не имеет никакого отношения к самому событию Рождества Христова, которое, являясь событием чисто духовного порядка, превращается в светские развлечения и светские отличия.

Даже в советский период Рождество Христово в православной Эстонии отмечалось довольно высоко. Хотя в те времена существовала некоторая национально-политическая окраска, это все-таки был праздник, который никак не был связан с советской властью, в нем не было никакой политической окраски. И именно в тот период Рождество в Русской Православной Церкви сохранилось как праздник большой духовности, несмотря на все события, страдания и мученичества Русской Церкви. Ничего общего со священным событием Рождества светское празднование не имеет.

— Так, значит, мы утрачиваем свои традиции? В последнее время люди гораздо лучше разбираются в том, год какой обезьяны мы провожаем, какого петуха встречаем и что в соответствии с этими представлениями мы можем поставить на праздничный стол.

— Наша религиозная деятельность и празднование праздников ни с какими обезьянами, крокодилами, ни с кем бы то ни было не имеют ничего общего. Но я бы не сказал, что люди забывают православные традиции. Придите в церковь на Рождество, посмотрите — сколько людей, сколько детей. Да и не только в праздники. Хорошо, что сейчас продлили немножко каникулы в школах, и они как раз захватывают православные рождественские дни. У нас в храмах для детей тоже проводится свой праздничный рождественский день, когда дети собираются, когда для них устраивается елка, когда они получают подарки, сами готовятся к выступлениям, учат стихотворения, делают постановки. Это большой праздник, большая радость, и было плохо, когда в этот момент начиналась школа.

— Как вы относитесь к идее ввести в школах предмет религиоведения?

— Идея уроков религиоведения — очень важная тема, потому что мы все очень мало знаем о нашей вере, о том, в чем она заключается. А это знать необходимо. Но это сложный вопрос, в каком виде и как могли бы проводиться такие уроки, и в подходе к такому предмету нужно быть очень внимательным и осторожным.

— На российском телевидении в канун католического Рождества прошел целый ряд сюжетов, посвященных двум стилям, двум календарям. В том числе высказывалось мнение, что Русская Церковь вполне могла бы сменить календарь и отмечать Рождество со всем христианским миром 25 декабря, а не 7 января. Как вы считаете — такое возможно?

— Во всяком случае, не в сегодняшнее время. Во-первых, весь цикл богослужения в православии основан на Пасхе. В этом-то и есть самое большое отличие от западного православия — у них главный праздник — Рождество Христово, у нас — Пасха. И с передвиганием календаря на две недели нарушается весь цикл нашего богослужебного процесса. Переход такой очень непростой. А в 2100 году разница в календарях будет уже не 13, а 14 дней, так что в ближайшие сто лет наш календарь останется прежним.

— А как вы провели 25 декабря и как проведете 7 января?

— Я никак не провел 25 декабря. Оно прошло у меня, как обычный день, не имеющий никакого особенного значения. А 7-е — в церкви. В большой праздник я всегда служу службу, так же и в этом году: 6 января утром, 6 января вечером и 7 января — в Соборе Александра Невского, а на третий день — в Пюхтицком монастыре. Собор Александра Невского — это Кафедральный храм Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата — там совершаются все самые важные, самые главные службы. Это мой храм в каком-то смысле. Это первый храм Православной Церкви в Эстонии.

— После того, как Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятил участок, выделенный под новый православный храм в Ласнамяэ, вопрос его строительства стал более реальным, это уже не идея, но конкретный проект. В какой стадии он находится?

— Постройка храма в Ласнамяэ — этот вопрос мне задают везде, особенно верующие. Храм, конечно, будет построен, но дело в том, что в ходе подготовки к постройке должны пройти определенные процессы. Сперва — выделение участка, потом утверждение городской управой, согласование с разными ведомствами. Сейчас заканчивается генеральная планировка участка — электричество, вода, магистрали. Иногда говорят о том, что этот храм не будет гармонировать с тем стилем, который есть в Ласнамяэ. Но на это я вам скажу так — в Ласнамяэ нет никакого стиля. Я живу там. И когда еду, вижу лишь одни коробки — красные, белые…

Но отрадно, что тот район, где положено стоять храму, будет планироваться и застраиваться уже с учетом того, что там будет стоять храм, архитектурный памятник. Причем генеральная планировка участка уже почти закончена, должно начаться ее утверждение. Вот тут могут быть разные вопросы, и архитекторы могут по-разному подходить к этим вопросам. Но мы должны построить такой православный храм, чтобы он имел бы вид настоящего православного храма, но в то же время не был бы чуждым той общей архитектуре, которая существует в Таллинне.

— Вы сейчас говорите, видимо, о луковичных куполах, возможность появления которых так пугала чиновников, журналистов, архитекторов, общественность?

— Вот обычно придираются к этим vene sibulad (русские луковицы. — Е.Р.). Храм будет одноглавый, прямой, с какими-то украшениями, сферическим куполом. Он будет рассчитан примерно на 800 человек. Меньше нельзя, потому что в районе уже больше ста тысяч. Недалеко проходит Нарвское шоссе, по планировке в этом районе будет широкая прогулочная дорога к шоссе, будут ходить автобусы, сделаны остановки. И если не появятся какие-нибудь стрелочники, как это часто бывает, и не будут ставить палки в колеса, мы надеемся, что летом можно будет начать строительство. Такое намерение, во всяком случае, есть у учредителей. Я к идее строительства храма относился довольно осторожно — ведь нужны деньги. Но нашлись люди — влиятельные, деловые, которые знают, как обращаться с деньгами, как их можно заработать. И они взялись за этот процесс, ведут его, уже нотариально оформлены. Так что мы надеемся, что храм будет построен, хотя и побаиваемся, что будут какие-то сложности.

— Каким оказался для нас уходящий год, какими самыми значимыми эпизодами ознаменовался он, помимо начала реализации строительства храма в Ласнамяэ?

— Я не берусь судить, был это хороший или плохой год. Во всем проявляется воля Божья, а воля Божья всегда благая и всегда хорошая. Хотя нам, может быть, и кажется, что были трудности и что-то было плохо. Говорить о годе я могу только с позиции Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата. У нас были долгие трудности и в отношении регистрации, и по отношению к нам. Были годы, когда в прессе много плохого писали, но эти годы прошли, отношение изменилось к лучшему. Хотя некоторые процессы идут замедленно, к примеру, в отношении имущественных вопросов. Но мы признаны, мы существуем, с нами считаются.

— Что бы вы пожелали нашим читателям в новом году?

— Прежде всего, пожелал бы в новом году, в котором мы будем праздновать праздник Рождества Христова, чтобы наши жители Эстонии праздновали его в традициях нашей Православной Церкви, чтобы это был праздник духовный, чтобы у людей было сознание дороги к храму. Если такое начало будет положено, дай Бог, и год завершится хорошо.

Екатерина Родина

03.01.05.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru