Русская линия
Церковный вестникПротодиакон Андрей Кураев29.12.2004 

Украина делает выбор

26 декабря состоялся третий тур президентских выборов. Когда верстался номер, официальные результаты еще не были объявлены. Однако очевидно, что народ Украины не смог сделать общий выбор. Запад и центр Украины голосуют иначе, чем юг и восток. И собственно политический выбор стоит не на первом месте. Голосование показало, какой исторический и культурный выбор пытается сделать Украина.

В России если Предстоятель Церкви или епископы считают необходимым обозначить наличие у Церкви политических предпочтений, то делают это предельно осторожно, непрямо. Осенью 2004 года на Украине церковные иерархи вели себя совершенно иначе. Митрополит Киевский и всей Украины Владимир заявил, что свое благословение на участие в выборах он дал только одному кандидату, и назвал его имя — Виктор Янукович. В храмах распространялись календари и листовки в поддержку именно этого кандидата. И даже в день выборов, 21 ноября, в храмах служились молебны о даровании победы не просто рабу Божию Виктору (оба кандидата носят одно и то же имя), а именно Виктору Януковичу.

Что заставило церковных иерархов совершить столь однозначный и публичный выбор? Если такой поступок совершен, то, значит, и обстоятельства на то были экстраординарные.

Один из факторов — это впервые появившаяся возможность выбора между кандидатами «как бы православным», с одной стороны, и действительно церковным, с другой. Януковичу знакомо не только искусство держать свечку, но и опыт покаяния, исповеди и причастия. Так, касаясь многочисленных упреков со стороны оппонентов, напоминающих о его криминальном прошлом (Янукович имел две судимости), кандидат в президенты Украины говорит: «Что было, то было. Я в этом глубоко и искренне раскаялся. Уверен, что Господь простил мне грехи прошлого через Таинство Исповеди и допустил затем ко Причастию Святых Христовых Тайн».

Второй фактор уже не столько личностный, сколько культурно-политический. И состоит он в том, что Украина как целостное государственное и культурное образование еще не сложилась. Ее многоликость, многоукладность оказались неожиданностью для всех. Они оказались неожиданностью для россиян, которые приезжали в Крым или Одессу и считали, что такие же настроения во Львове. Они оказались неожиданностью и для западных политиков, которые имели дело с американо-канадской украинской антисоветской диаспорой, преимущественно галицийской, и считали, что так же на отношения с Россией смотрят и в других частях Украины. Все оказалось сложнее.

По большому счету, единой Украины сегодня не существует. Есть шесть разных регионов с очень разной историей, разной историко-культурной, национальной и религиозной самоидентификацией: Закарпатье, Галичина, Подолье, Слободская Украина, Новороссия, Крым.

По-разному в этих разных регионах оцениваются даже фундаментальные события собственной национальной истории. Для одной части Украины Переяславская рада, принявшая решение о воссоединении Малороссии с Великороссией, — это день предательства и траура. Для другой части Украины это важнейшее позитивное событие национальной истории. Причем это не разномыслие в пределах одного, скажем, научного коллектива или редакции, а четкое региональное разделение.

В России часть населения считает Куликовскую битву великим и славным событием. Другая часть российских граждан склонна этот день воспринимать с горечью. Есть история России глазами русских. Есть история России глазами татар. Они не во всем совпадают.

Федеративно то государство, которое само заметило свою многоукладность и многоликость. Украина пока еще не желает признать аналогичную правду о себе самой. Киевские политологи предпочитают говорить, что расширение прав местного самоуправления решит все проблемы. Но разве будут отнесены к области компетенции муниципалитетовнаписание учебников и выбор языка обучения? Будет ли дано право донецким школам изучать Гоголя и Достоевского не в рамках курса «зарубежной литературы»?

Трагедия Украины 90-х годов в том, что национальное меньшинство галичан-«западенцев» взяло в свои руки идеологический контроль над всей Украиной. К середине 90-х обозначился парадокс: экономическая власть (и — формально — политическая) — в руках «схидняков», а идеологическая — в руках «западенцев». Промышленность Украины сосредоточена на Востоке (Донбасс, Харьков). Регионы, настроенные на сотрудничество с Россией, являются регионами-донорами. Запад Украины экономически не самодостаточен и не конкурентоспособен (особенно на европейских рынках). Изрядная часть западно-украинского населения едет на заработки в ту самую Россию, которую так клянут их региональные газеты и учебники.

Ориентация украинского Запада на «Запад» геополитический имеет и религиозную проекцию: католический Запад и православные Центр и Восток.

За Ющенко ясно высказались католические и униатские иерархи, лидеры неопротестантских групп и, конечно, самостийный «патриарх» Филарет.

Что такое «западенцы» в киевской власти, Православная Церковь Украины хорошо помнит по началу 90-х годов. Это раскол, гонения, откровенное вторжение во внутрицерковную жизнь. Стоит заметить, что на Украине, в отличие от России, не был ликвидирован советский институт управления религиозной жизнью — Совет по делам религий, и его руководитель также поддержал Ющенко. Так что на Украине и верующим людям очевидно: если ты не интересуешься политикой, то однажды политика заинтересуется тобой.

В событиях «оранжевой осени» нова не активность и консолидированность Запада Украины. Новым стало возвышение своего голоса Востоком. В этом и состоит главный вопрос нынешних украинских событий: способно ли русское население проявлять себя как народ, способно ли оно к самоорганизации и самозащите, или же «пассионарность» окончательнонас покинула? Русское население Прибалтики и Казахстана молча и покорно превратилось в объект властных манипуляций и не смогло стать активным субъектом местной политики. Такой же была ситуация и на Украине до этой осени. Да и в России «народ безмолствует». Так что же произошло в Донбассе: случайный и последний всплеск русского самосознания, или же начало возрождения нашего народа — прежде всего всамой России?

«Западенцы» по численности уступают «схиднякам», но онисплочены, они ощущают свою инаковость и ценят ее, убеждены в необходимости последовательного давления во имя своих интересов. В общем — «пассионарны». А Восток уже 15 лет спит. И лишь недоуменно разводит руками, когда у него в очередной раз урезают пространство свободы. 21 декабря в теледебатах депутат Верховной Рады, представлявший интересы Ющенко, успокоил русскоязычное население Востока: государственным языком останется только украинский, но если бабушка пожелает написать заявление в ЖЭК на русском, то это будет ей разрешено…

Да разве ж в этом проблема языка? Вопрос в том, останется лирусский язык языком преподавания и обучения в школе и университете. Возможно ли общение с госвластью на русском языке и для граждан, и для юридических лиц, и для местных органов самоуправления? Эти права должны быть гарантированы законом, они не должны быть милостынькой, оказываемой делопроизводительницей ЖЭКа бабушке-просительнице.

Но, скажете, Ющенко, которого поддерживают западные демократии, и сам демократ и поборник свободы совести? Мне бы хотелось обратить внимание на политическую рекламу Ющенко. Главный ролик Ющенко гласит: «Осенью 1944 наши отцы и деды освободили Украину от фашистов. Осенью 2004 года освободим ее от бандитов при власти!». Похоже, они себя считают уже на войне.

Так украинские «западники» воспроизводят известный русский парадокс. В истории России ХХ века именно либералы проявляли крайние формы нетерпимости. Люди, боровшиеся за общечеловеческие ценности, в начале века брали в руки бомбы, а в его конце приветствовали расстрел парламента. На Украине «бомбежки» еще не начались, но все равно тревожит, что партия, которая сама себя считает демократической и прозападной, дает крайне агрессивную рекламу. Кстати, ролики штаба Януковича были подчеркнуто нейтральны и не несли в себе запала агрессии. Полагаю, что для христиан это стало еще одним аргументом в пользу Виктора Януковича.

Политические оппоненты расценили заявление Митрополита Владимира как проявление «всегдашнего византийско-советского сервилизма». Но эта формула теряет свою «очевидность» при приложении ее к современной украинской ситуации. Где власть сейчас? У кого?

Митрополит Киевский Владимир, Предстоятель Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, высказал свою позицию по отношению к Януковичу уже после оглашения итогов первого тура. Если бы такое заявление имело место до начала голосования, то его можно было бы считать продолжением традиционной линии Церкви на поддержку власти.

Но, во-первых, в первом туре победу одержал Ющенко. И в этих условиях высказать свою позицию в поддержку Януковича было мужественным поступком. Во-вторых, это заявление сделал Киевский Митрополит, а не иерарх из Донецка или Одессы. Киев — регион, который проголосовал за Ющенко, а не за Януковича. Региональные власти Киева — и административная власть, и бизнес-элита, и интеллектуальная элита — поддерживают Ющенко.

Очевидно, Киевский Митрополит, зная подводные течения киевской политической жизни, понимал, что означает для дальнейшего развития ситуации на Украине победа одного или другого кандидата.

Конечно, не все граждане Украины должны делать выбор, исходя из интересов Православной Церкви. В произошедшем расколе страны непонятно другое. Идеология «западенцев» высшей ценностью считает самостийность Украины. Но отчего-то галицийские идеологи угрозу для этой самостийности видят лишь на Востоке. Связь с Московским Патриархом расценивается ими как стратегическая угроза. Подчиненность украинских католиков и униатов Римскому Папе, напротив, глаза им не мозолит. Вот и в выборе между Ю. и Я. они проявили столь же странное косоглазие. Заинтересованность российских политиков в исходе украинских выборов возмущает «национально сведомую» часть украинцев. А вмешательство польских политиков в формирование высшей украинской власти их не коробит.

Предположим, что однажды национальные интересы Украины войдут в противоречие с интересами «политических спонсоров» Ющенко или Януковича. Кому из них будет легче в качестве президента отстаивать интересы Украины в этом случае? Януковича поддерживают нынешние политические элиты России. Но умения отстаивать национальные интересы России в сложных международных интригах они пока еще не проявили. Сегодняшняя Россия — слабый и ненадежный партнер. История той же Украины показывает, что когда украинские президенты нарушали свои обещания, данные России или русскому населению Украины, то никаких последствий для политики России в отношении к Украине не наступало. Русским до сих пор кажется, что Украина — часть России, и поэтому все происходящее между нами есть некое недоразумение, внутрисемейные трения. Отсюда и отсутствие азарта в полемике, отсутствие настойчивости в преследовании своих интересов. Братьям надо уступать и прощать…

Совсем иные отношения западных спонсоров с их креатурами. Уклониться от исполнения их заказов еще никому не удавалось.

Противоречия в оранжевой идеологии происходят от того, что, имея западных спонсоров и соответственно демократическую риторику, они опираются на националистических избирателей Западной Украины. Украина желает войти в Европу? Но в Европе национально-государственные полномочия делегируются в двух направлениях: вверх — национальному общеевропейскому правительству, и вниз — региональным общинам. Но и то и другое мало совместимо с амбициями украинских националистов: вряд ли они пожелают иметь общего министра иностранных дел и обороны с Испанией, Польшей и Венгрией. И они упорно не желают замечать и учитывать своеобразие восточно-украинского региона.

В ноябре-декабре три дня мне пришлось провести на круглых столах с киевскими политтехнологами. Увы, ни от одного из них не удалось услышать вопроса о том, почему все же 14 миллионов украинцев поддержали такого, казалось бы, крайне неподходящего кандидата, который и судимости имеет, и лицо у него номенклатурное, и по-украински говорит с трудом и с ошибками. Для них украинский народ — это только те, кто был на Майдане Незалэжности. Это неумение заметить боль других и есть главная угроза будущему Украины.

Украинская Православная Церковь и взяла на себя труд говорить от имени тех, кого не хотели слышать. От имени тех, чьи интересы не озвучивает американская радиостанция «Свобода».

Так завершились 13 лет обвинений Украинской Православной Церкви Московского Патриархата в «антипатриотической деятельности». Не сомневаюсь, что именно УПЦ МП заняла позицию, которая могла бы обеспечить и сохранение целостности Украины, и сохранение ее самостоятельности хотя бы на уровне 90-х годов. Напротив, «национальные Церкви», вроде «Киевского патриархата», поддержали Ющенко, а значит, высказались за демонтаж последних остатков независимости Украины от западного политического мира.

24.12.04.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru