Русская линия
Литературная газета Георгий Фонотов27.12.2004 

Полузабытые святыни


Публичная библиотека должна давать детям, молодёжи, мужчинам и женщинам возможность идти в ногу со временем во всех областях, нелицеприятно предоставляя в их распоряжение труды, выражающие различные точки зрения; таким образом она помогает им составить собственное мнение и играть в обществе критическую и конструктивную роль, без чего нет свободы.
Андре Моруа

Крупная сеть библиотек, предназначенная для обслуживания духовных потребностей широких слоёв населения, находится в системе учреждений культуры. Это 9 библиотек федерального значения, в том числе Российская государственная и Российская национальная, главные библиотеки субъектов Федерации (областные, краевые, республиканские), 49 тыс. публичных библиотек, часть из которых — детские и юношеские.
Посмотрим, в каком состоянии находятся публичные библиотеки.
Их жизнеспособность зависит от того, сколько средств на культуру, исходя из расчёта на душу населения, у нас выделяется и сколько из этого перепадает библиотекам.

За годы демократических реформ библиотечное дело в России понесло существенные потери. Сеть библиотек сократилась на 25−30 тыс. Новый век страна встретила с 51 тыс. публичных библиотек, 55 тыс. школьных, почти 30 тыс. научных, технических и других специальных, куда входят 1,5 тыс. медицинских, 500 сельскохозяйственных, более 1200 университетских (вузовских) библиотек.

На каждого гражданина, дабы сделать его более культурным, в 2003 году затрачено почти 400 рублей, что, конечно, очень мало и, по подсчётам одного из журналов, равно примерно 71 грамму хлеба в сутки. Из этого «культурного достояния» на библиотеки, включая федеральные, расходуется, опять-таки из расчёта на человека, примерно 10-я часть, а если считать то, что идёт на содержание только публичных библиотек, — примерно 12-я.

Вместе с тем на того же индивидуума в разных федеральных округах России выделяется не одинаковый бюджетный паёк. Так, в Центральном округе это 92% среднего общероссийского показателя, в Северо-Западном — 127%, Южном — 62%, Приволжском — 87%, Уральском — 143%, Сибирском — 99%, Дальневосточном округе — 193%.

Различия велики и внутри самих округов. Так, в Южном округе на жителя расходуется: в Калмыкии — 140%, Ростовской области — 65%, в Дагестане, где каждую библиотеку, помимо всего прочего, следует обеспечивать литературой на многих языках, — 42%, что в переводе на рубли составляет 20−25 целковых.

Не будем пока рассуждать о том, можно ли держать библиотеку на плаву, не заботясь о её пополнении ценными новыми книгами, и как устроить достойную жизнь библиотекарю (об этом ниже). Но отметим, что если книжный очаг приходится на относительно большое количество жителей (например, в Петербурге — на 24,9 тыс., Москве — на 20 тыс., в Краснодарском крае — на 4,9 тыс., в Свердловской области — 4,5 тыс.), то это ещё возможно. А вот, скажем, в Тверской области (что типично для многих регионов России), где библиотека приходилась всего на 1,7 тыс. жителей, свести концы с концами уже проблема.

Это, заметим, Центральная Россия, а на Севере, тем более Крайнем, дела обстоят ещё хуже. На Чукотке библиотека приходится на 1,3 жителя.

Иностранцы не верят, что можно на выделяемые у нас гроши, особенно в глубинке, содержать библиотеку. Когда сообщаешь им цифры, они думают, что речь идёт о долларах или евро. Переспрашивают. Русские удивляют мир и в этом отношении.

К началу 90-х фонд публичных библиотек России дошёл почти до 1 млрд. книг, в 2000-м он был зарегистрирован на отметке в 713,4 млн. В среднем это 4,9 книги на душу населения.
В этом показателе тоже имеются региональные различия. Так, в Республике Саха (Якутия) на душу населения приходится 6,1 книги, в Свердловской области — 3,9, Новгородской — 7,5, Псковской — даже 9,7, Ульяновской — 4,3.

Хотелось бы оговориться, что в данном случае иметь более низкий, чем в среднем по стране, фонд не всегда плохо, а иметь высокий — не всегда похвально.
Проблема в том, поступают ли в библиотеки регулярно новые издания, чтобы за 8−10 лет можно было обновить фонды. Ведь собирать и хранить максимум печатной продукции — задача других типов библиотек.

Как идёт обновление фондов?
В течение 2000 года в публичные библиотеки поступило всего 15,9 млн. экземпляров книг — чуть больше 0,1 книги на жителя страны. Хотя ещё не так давно — в 1990 году — новые поступления составляли 59,4 млн. экземпляров.

Надо отметить, после катастрофического упадка и разора в библиотечной сети страны в 90-е годы, буквально книжного голода, количество поступлений в библиотеки растёт. Но счёт, к сожалению, идёт на десятки и сотни тысяч экземпляров, а нужны миллионы и десятки миллионов новых книг, с преодолением существенных региональных различий. Проблема обостряется тем, что не менее 70% всех книжных тиражей выходит в Москве и Петербурге. Пересылка же книг в регионы влетает в копеечку, цена возрастает чуть ли не с каждым километром.

Средняя заработная плата библиотекаря в системе всех библиотек Министерства культуры РФ в 2001 году составляла 1176 рублей, в библиотеках федерального значения — 2749 рублей, а в публичных — 1118 рублей. При этом нужно иметь в виду относительно высокую зарплату в северных регионах. Так, в Таймырском (Долгано-Ненецком) АО библиотекари три года назад получали 5636 рублей, в Корякском и Чукотском — 4051 рубль, Республике Саха (Якутия) — 3303 рубля, в Камчатской области — 2038 рублей. Но в Хабаровском крае зарплата составляла 1337 рублей. А в Омской и Курганской областях — 949 рублей, Саратовской — 560 рублей, Дагестане — 546. В 44 субъектах Федерации библиотекари зарабатывали в месяц от 500 до 1000 рублей, в 24 — от 1000 до 1500 рублей. За три минувших года зарплата, естественно, подросла. Но не намного. С учётом роста инфляции она остаётся нищенской.

Самую глубокую тревогу должно вызывать книжное обеспечение села. Недавно опубликованы итоги социологического исследования сельских библиотек, проведённого Российской национальной библиотекой (РНБ). Базой мероприятия стали библиотеки всех семи федеральных округов, репрезентативность была обеспечена. И вот один из выводов исследования: «Остаётся тяжёлым положение с фондами сельских библиотек: сокращается подписка на периодику (так как отпускаемые средства растут значительно медленнее, чем стоимость подписки). В 56% обследованных нами библиотек поступления новых книг составляют от 1 до 10 экземпляров в год. Самая распространённая ситуация — 4 экземпляра».

Кто ведёт работу в библиотеках, как живут поборники просвещения?
По материальному статусу, да и по престижу, положение библиотекарей сейчас сверхжалкое. Это на Руси, где, по традиции, профессия библиотекаря всегда почиталась. Даже тогда, когда общий образовательный уровень населения в России был значительно ниже, чем в Западной Европе, библиотекари нашей страны ни в чём не уступали тамошним.
Кто сегодня работает в российских публичных библиотеках?
Скажем однозначно: здесь немало ещё подвижников, подлинных просветителей. Но отметим и другое: многие из этой сферы уже давно ушли, другие ищут, куда бы перекинуться, а молодёжь, если не гонит безработица, не идёт в библиотеки вовсе, даже получив профессиональное образование. В библиотеках непомерно высок процент работников предпенсионного возраста и пенсионеров.

А каков образовательный уровень подвижников книги?
В публичных библиотеках 32,4% сотрудников с высшим образованием. К сожалению, весьма благоразумная статистика Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ не сообщает, какая часть из них имеет образование чисто профессиональное, библиотечное. К слову, почему это стало игнорироваться, — в прошлом такие данные публиковались! Возникает вопрос: не заполняются ли библиотеки работниками, которые оказались непригодными в той сфере, для работы в которой получили образование? Безусловно, в библиотеках необходимы специалисты разных профессий, особенно из смежных, гуманитарных областей, но, уверен, их приток должен проходить при разумном и тщательном отборе действительно нужных и достойных и даже, может быть, на конкурсной основе.

Таково положение дел в современных публичных библиотеках. Какие выводы следуют?
Думаю, возрождение библиотечного дела начнётся тогда, когда эта особая сфера нашей культуры будет взята под строгий государственный контроль, когда всем нашим обществом будет уяснено, что библиотеки составляют важнейшую часть национального культурного достояния.

По стране картина с образовательным уровнем библиотекарей достаточно пёстрая. Так, на Камчатке — 56,3% работников библиотек имеют высшее образование. В то время как в Татарстане, где даже готовятся специалисты библиотечного дела с высшим образованием, таковых только 30,8%. В Петербурге их 66,1%, в Москве 64,2%.

Вместе с тем существует ряд организационно-управленческих проблем, без решения которых библиотеки не смогут процветать.
Первая: какое ведомство должно заниматься библиотеками общего пользования, в том числе публичными?
Мы знаем, что таким ведомством долго оставалось Министерство культуры РФ. Но библиотеки не расцвели. И не только потому, что страна переживает кризисный переходный период, но и потому, что библиотечные учреждения — пятое колесо к министерской телеге. По приоритетности внимания и отношения к себе они на одном из последних мест, если не на последнем.
Сегодня, на мой взгляд, новому Министерству культуры и массовых коммуникаций РФ библиотеки также ни к чему. Министерские руководители постоянно сообщают, что будут заниматься театром, музыкой, балетом, телевидением… О библиотеках и не упоминают.
Так, может, передать их другому ведомству?
Ведь с тех пор, как в России появились светские библиотеки, они находились там, где школы и разные другие учебные заведения. Так не один год было и в советский период. Почему бы не передать их сегодня в ведение Министерства образования и науки РФ? Ведь оно всё равно призвано заниматься сетью библиотек, даже более разветвлённой, чем та, о которой мы беспокоимся. И разве публичные библиотеки — не образовательные и воспитательные учреждения, а крупные из них — не научно-вспомогательные?
Такая мера может послужить устранению параллелизма в библиотечном деле, координации его, лучшему использованию тех скромных средств, которые по разным каналам выделяются. Например, может, удастся решить вопрос «обиблиотечивания» села, где, как правило, нет ни современной школьной библиотеки, ни муниципальной.
Напомним и о том, что во многих странах публичными библиотеками ведают органы народного образования.
Вторая проблема — это продолжение первой.
Библиотеками в нашей стране ведают десятки ведомств. На поверку такая библиотечная система оказывается бессистемной.
Во всех государствах, особенно крупных, находят способы упорядоченного развития этой библиотечной галактики, тем более что подобное диктуется не только стремлением к максимальному использованию ресурсов каждой библиотеки, но и требованиями современной технологии. Учреждаются определённые межведомственные органы: советы, комиссии и т. п.

К сожалению, в постсоветский период у нас было отвергнуто в библиотечном деле не только то, что этого в какой-то мере заслуживало, но и многое разумное, полезное.
Так, многолетний поиск в советские времена привёл к учреждению в 1984 году Верховным Советом страны Государственной межведомственной библиотечной комиссии, на которую было возложено рассмотрение основных направлений развития библиотечного дела, определение принципов размещения и формирования библиотек, разрешение спорных межведомственных проблем.

Почему бы не учредить подобный орган и сегодня? Разве это противоречит нормам и принципам демократического общества?

Третья проблема. В большинстве стран библиотеки, особенно публичные, имеют при себе попечительские советы. Их цель — способствовать развитию просветительской деятельности библиотек, повышению ответственности библиотекарей перед обществом.
Этот своеобразный институт существовал в царской России. В советское время, особенно начиная с 50-х годов, библиотечные советы получили самое широкое распространение. Они сыграли заметную роль в развитии библиотечного дела, расширении сферы его влияния. С их помощью были организованы десятки тысяч «передвижек» и пунктов выдачи литературы в деревнях, в цехах предприятий, даже в поездах и самолётах.

В демократической России попечительские советы тоже были продекларированы еще в 1994 году, но не созданы и не работают в подавляющем большинстве библиотек. О них даже не говорят и не пишут. Общество у нас отстранено от библиотек, от помощи им. Всё здесь находится во власти чиновников по культурному ведомству. Правда, имеются организации самих библиотекарей, но они нацелены на внутрибиблиотечные профессиональные вопросы.

Между тем образования, о которых идёт речь, нужно учредить повсеместно, привлечь в их состав авторитетных людей — учёных (они были в прежних советах), учителей, представителей творческой интеллигенции, банкиров и бизнесменов (в США, например, им уделяют большое внимание, нередко делают руководителями попечительских советов).

Министр культуры и массовых коммуникаций РФ во время встречи с Патриархом всея Руси напомнил, что понятия «культ» и «культура» — родственные. Продолжим такой метод сравнения и скажем, что «Библия» и «библиотеки» родственны в не меньшей степени. Значит, данные учреждения — святыни. К ним и относиться нужно соответственно.

Георгий ФОНОТОВ, профессор, заслуженный работник культуры РФ


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru