Русская линия
Православный Санкт-Петербург Павел Бельский27.12.2004 

Трижды рожденный храм


-Когда начали наш храм строить, первым делом, понятно, поставили забор, огораживающий место строительства. Жители Рощина заволновались: ага, церковь отгораживается от народа, не хотят нам показывать, что они там строят!.. Потом из-за забора стали появляться стены храма. Народ удивляется: «Вот так дачу себе батюшка строит — роскошную!» Когда же над постройкой встали православные кресты и всем стало ясно, что дачей это сооружение назвать, скорее всего, нельзя… На первую службу собрался весь поселок: был полон не только храм, но и во дворе яблоку некуда было упасть — настоящий всенародный праздник.

Так рассказывал нам настоятель Никольского храма в поселке Рощино (Выборгский район) протоирей Павел Бельский. Поскольку увидеть рощинский храм своими глазами нам не удалось, мы попросили отца Павла рассказать, как выглядит эта недавно построенная церковь.

— Мы старались, чтобы новый храм по возможности повторял прежний, стоявший на этом месте вплоть до Финской войны, — ответил отец настоятель, — Та, старая, деревянная, церковь была, как рассказывают, очень красивой; архитектору, построившему ее в 1870 году, за этот проект было даже присвоено звание академика. Иконы в алтаре писал сам знаменитый Верещагин; я видел фотографии этих икон, присланные нам из Швеции… Там-то и хранятся теперь верещагинские образа: когда прежние жители поселка уходили от наступавшей Красной Армии, они и иконы взяли с собой… Кстати, надо сказать, что и та церковь была в нашем поселке не первой. Самый первый православный храм построили здесь в 1802 году, когда сюда, на финские земли, на оружейный завод привезли большую партию русских рабочих… Выходит, что церковь наша рождалась на свет трижды — это не редкость для русских церквей. Но вернемся к нынешнему храму. Итак, мы хотели, чтобы он как можно больше походил на прежний, но тут выяснилось, что прогрессивной строительной технике XXI века недоступны некоторые технологи века девятнадцатого. В частности, построить шатер над церковью ни одна из строительных организаций не бралась: люди просто не знали, как это делается. Тогда я решил увенчать храм небольшими башенками, подобными тем, что мне довелось видеть на архангельских церквах… И вышло очень красиво, все остались довольны. Храм наш — деревянный, стены выкрашены в белый цвет, купол — в синий, под цвет неба. Он удивительно хорошо смотрится отовсюду, но лучше всего — со стороны озера. Несомненно, Никольский храм — самое красивое сооружение в Рощино, он как бы бросает свет на весь поселок… И когда мы начали звонить в колокола — столько было благодарных отзывов: слышно было даже в деревнях, отстоящий от Рощина километров на двадцать. Особенно красив колокольный звон на рассвете, когда еще не расселся утренний туман… Однажды к нам приехал какой-то видный чиновник из Выборга. Он обошел Рощино, побывал возле церкви и потом спросил меня с какой-то обидой в голосе: «Отец Павел, почему это по всему поселку грязь на улицах, а возле храма — чисто? Чем это объяснить?» Я даже руками развел. Что тут ответить?

— В начале разговора вы упомянули о том, что при строительстве храма у вас были какие-то трения с местными жителями?..

— Да нет, особых трений не было, — просто людям было непривычно видеть церковь после пятидесяти лет безбожной жизни… Хотя в начале строительства раздавались протестующие голоса… Один местный депутат, усиленно заботящийся о благе народа, доказывал, что от церкви пользы не будет никакой, а вот если построить супермаркет, вот тогда… По счастью, его не послушали, и никто в накладе не остался. Помогали нам — и отдельные люди, и целые организации. И что интересно: был это 1995 год, тяжелое время, когда всякая хозяйственная жизнь в районе замерла, предприятия одно за другим закрывались… Но все организации, принявшие участие в строительстве храма, выжили, сумели перенести эти трудности и сейчас исправно работают. Святитель Николай никогда не забывает тех, кто помогает его церквам!

— Вы часто ощущаете благодатную помощь Святителя?

— Постоянно. Вернусь к временам строительства. С самого его начала все члены нашей церковной общины ежедневно читали акафист Николаю Чудотворцу — и храм был построен всего за девять месяцев! Мы даже не просили Святителя о помощи: мы едва успевали эту помощь принимать. Каждый день приходили добровольцы и сами спрашивали: «Не надо ли чем-нибудь помочь?»

— Расскажите о ваших нынешних прихожанах?

— Прежде всего скажу, что люди, молящиеся в нашем храме, это именно прихожане, а не захожане. Люди это скромные, о себе рассказывать не любят… Среди них есть и такие, кто облечен властью, но и они никак не стараются выделить себя среди остальных. О том, что одна из наших прихожанок — профессор университета, я узнал только тогда, когда она пришла просить благословение на поездку за границу, читать курс лекций. Смирению можно поучиться у наших прихожан, мудрости житейской, умению в нужный момент подать руку помощи… Немало у нас молодежи — вот что меня радует. Приходят молодые сознательно, с серьезными вопросами, и крестятся, обычно, после зрелых размышлений. Даже из Петербурга приезжают к нам креститься, услышав, что в нашем в храме существует строгое правило: человек должен готовиться к крещению. Как это часто бывает: пришел, заплатил, тебя окрестили; а мы во главу угла ставим личную подготовку, чтобы человек понимал, к каким ценностям ему отныне следует стремиться. И не страшась того, что я, как настоятель, много спрашиваю с желающих креститься, люди приходят именно к нам. Значит, у людей есть живой интерес к христианству.

— И долго идет в вашем храме подготовка к крещению?

— Все зависит от человека. Бывает, что после первого же разговора видно, что он уже верующий, уже христианин, и только обряд над ним не совершен. А некоторых надо долго готовить… Я всегда стараюсь обходить острые углы, но должен же желающий креститься иметь хотя бы общие представления о Библии, об основных догматах христианства! А главное — человеку следует иметь живой интерес к вере, влечение к христианскому образу жизни. Если я это вижу, то с обрядом крещения не тяну.

— Где, по-вашему, священнику служить легче: в большом городе или в поселке, подобном Рощину?

— Это, наверное, у каждого священника по-своему… Я имею возможность сравнивать: я служил раньше и в Новодевичьем монастыре, в Казанской церкви, а сейчас служу в небольшом храме один. И знаете — одному мне молиться больше нравится. Понимаете: в алтаре нет суеты, а это так важно!.. Владыка, рукополагая меня, говорил: «Не избегайте соборной службы: приезжайте молиться вместе со мной!» Я помню его слова. Да, соборная служба имеет свою красоту, торжественность. А служба одного священника имеет совершенно особый молитвенный настрой, большую внутреннюю собранность, и мне это ближе.

— А каковы, по-вашему, основные проблемы, стоящие перед священником, служащим в глубинке?

— Я бы сказал: не проблемы, а задачи. Приходится ежедневно нести в народ элементарные христианские истины. К сожалению, нужно признать: русские люди зачастую ничего не знают о христианстве. Представления о вере чисто языческие, обрядовые, на службу люди смотрят, как на некое колдовство… И задача священника — развеивать эти мифы, просвещать, объяснять многократно, кропотливо… Как ребенку повторишь десять тысяч раз, прежде чем он наконец поймет, что шалить нельзя, — точно так же и тут. Вот вам пример: все восемь лет своей службы в Рощино я не уставал говорить, что на поминках водку пить нельзя. Со мной все спорили, что-то мне пытались доказать… Но проходят годы — и те же люди, что спорили со мной, уже учат своих знакомых: «Батюшка сказал, что на поминках водку не пьют!»

— Рощинский храм — единственная церковь, где вы настоятелем?

— Нет, не единственная. Есть у нас по соседству поселок Первомайский. Там при больнице построен маленький храм-часовня: больные очень в нем нуждаются. Еще один рядом поселок рядом с Рощино есть — Победа: там мы собираемся строить храм во имя священномученика Вениамина; уже и земля оформляется. Несколько лет назад в нашем детском оздоровительном пансионате был построен еще один приписной храм — во имя Георгия Победоносца. Надо отдать должное директору пансионата: это была его инициатива, а я выступал только консультантом и духовным руководителем. Летом в этом храме много детей: удивительной радостью наполняется сердце при виде этих маленьких прихожан! Дети приходят с такими ясными глазами, задают разумные вопросы, и внимательно слушают, и молятся — мы так молиться не умеем! Многому можно поучиться у них — вот что я понял, окормляя этот храм. Когда смотришь на детей и думаешь, что именно им придется завершить восстановление христианства на Руси, сердце как-то успокаивается: эти не подведут, они станут нам достойной сменой, они, с Божией помощью, сделают и больше, и лучше нас.

Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru