Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Сергей Михеев27.12.2004 

Борьба России и Запада за постсоветское пространство обостряется

В своих ответах на вопросы журналистов по поводу политики России на постсоветском пространстве Владимир Путин подтвердил ту позицию, которая сложилась у российского руководства в течение прошедшего года. Значительное влияние на неё оказали «революционные» события в Грузии и на Украине. Главным отличием от предыдущих лет является более жёсткое отношение к попыткам вытеснить Россию с постсоветского пространства, что фактически обозначило обострение противостояния с Западом по данному вопросу. Также речь идёт о подтверждении Россией своего стремления влиять на ситуацию в постсоветских государствах, хотя данная тема была завуалирована «системной» риторикой.

В принципе президент не сказал ничего нового по данной теме. По большей мере Путин почти дословно повторял свои более ранние высказывания. Однако особое значение слов, произнесённых на пресс-конференции состоит в том, что данная встреча с журналистами фактически стала некой разновидностью официального послания президента. То есть, будучи произнесёнными на этой встрече, слова президента, ранее разбросанные по эпизодическим выступлениям, теперь как бы получают статус государственного курса.

В этом смысле, пожалуй, наиболее интересными были высказывания Путина по поводу Запада в целом и двойных стандартов, применяемых западными политиками. Хотя формально данная тема как бы не имеет прямого отношения к российской политике на постсоветском пространстве, на самом деле она является центральной, так как именно противостояние России и Запада в вопросе влияния на постсоветские государства определяет политическую ситуацию на просторах распавшегося Советского Союза. Что бы по этому поводу не говорили российские и зарубежные официальные лица.

Хотя внешне речь шла о «двойных стандартах», фактически Путин обвинил Запад во лжи, которая выражается в использовании внешне демократических процедур для достижения своих корыстных целей, не имеющих ничего общего с подлинной демократией. Настаивая на внедрении псевдодемократических моделей, Запад, по сути, просто манипулирует ситуацией и общественным мнением. То есть речь идёт о порочности базовых принципов западной политики. Причём Путин для характеристики западной политики использовал более резкие формы, нежели когда-либо раньше.

Интересно, что, отстаивая свою точку зрения, российский президент переходил и в контратаку. Это тоже достаточно ново. Путин прямо указал на то, что Запад небезгрешен даже у себя дома. Высказывание российского президента по поводу нарушений в ходе последних и предыдущих президентских выборах в США в принципе можно было бы расценить, как обвинение в фальсификации результатов выборов и нелегитимности нынешнего президента. А это по нынешним, «однополярным» временам святая святых. Раньше российское руководство ничего подобного себе не позволяло.

Досталось и европейцам. Критика в адрес ОБСЕ, претендующей на роль главного арбитра на постсоветском пространстве, была также достаточно резкой. На примерах Афганистана, Косово, Ирака и даже самих США (упоминание о замечаниях наблюдателей ОБСЕ по ходу выборов американского президента) Путин показал, что претензии этой организации на справедливый, международный арбитрах просто необоснованны, а сама организация ангажирована и неэффективна.

Эти выпады интересны ещё и тем, что Путин, хотел он этого или нет, обвинил западную демократию не только в применении двойных стандартах и манипулятивных технологий за пределами проживания «золотого миллиарда», но и показал принципиальное внутреннее несовершенство западной модели демократии даже у себя дома на примере с выборами в США и неспособностью ОБСЕ повлиять на ход событий, несмотря на своё «особое мнение». В этот же огород полетел и камушек по поводу несоблюдения прав русскоязычного населения в прибалтийских государствах. Путин прямо обвинил европейцев в отношении к русским в странах Балтии как к «людям второго сорта». Чего же в таком случае стоят все прекраснодушные декларации европейцев об общечеловеческих принципах и стенания по поводу ущемления прав человека в других государствах?

Хорошим подспорьем для президента в обосновании своей позиции стали и высказывания президента Польши Квасьневского по поводу того, что Западу более выгодна Россия без Украины. Во-первых, такое заявление прямо противоречит высказываниям западных политиков по поводу того, что они, дескать, не вмешиваются в дела постсоветских государств и якобы не конкурируют с Россией за влияние на этом пространстве. Во-вторых, польский президент фактически подтвердил тезис о том, что Запад, несмотря на все улыбки и реверансы был, есть и, видимо, долго ещё будет врагом России. Причём это не конъюнктура, а стратегия. Показателен даже порядок слов — Россия без Украины, а не Украина без России. Интересно, что именно Квасьневский был одним из главных посредников на переговорах между Кучмой, Ющенко и Януковичем.

И Путин это озвучил. Хотя, конечно, в тех рамках, которыми он ограничен как официальное лицо. Он прямо сказал, что если верить Квасьневскому, то это означает, что западный мир ведёт целенаправленную политику по «изоляции России». И в этом контексте более ясной становится западная «позиция по Чечне» и усилия «по расшатыванию ситуации на Кавказе».

В связи со своей злободневностью тема выборов на Украине вообще заняла достаточно много места в вопросах журналистов и ответах Путина. Конечно, по сравнению с заявлениями сразу после второго тура украинских выборов, нынешние высказывания Путина выглядят неким отступлением. Путин говорит о том, что он хорошо знаком с Ющенко, а Россия готова работать с любым руководителем Украины, избранным украинским народом. Но, к сожалению, у российского президента в нынешней ситуации почти нет выбора. Победа Ющенко в третьем туре практически предрешена. Признание этой победы Западом, а за ним и всем остальным миром, также дело решённое. Вся история России последних 15−20 лет логично привела нас к тому, что мы просто не можем позволить себе идти на жёсткий политический конфликт с Западом и его союзниками. Разбазарить былое могущество было несложно. А вот восстановление его пока выглядит крайне проблематичным.

Кроме того, следует откровенно сказать, что одной из главных причин украинского кризиса является как минимум тройная игра Леонида Кучмы, который, попросту говоря «кинул» и Россию, и Виктора Януковича в подходящий для себя момент. Нужна ли была вообще Кучме победа Януковича, остаётся под большим вопросом. Для Кучмы и стоящей за ним группы днепропетровской элиты важно и после выборов сохранять доминирующее влияние на ситуацию в стране. Для этого необходимо было остаться арбитром между востоком и западом Украины, между разными группами украинской элиты. Другими словами ни Ющенко, ни Янукович, представляющий донецкую группировку, не устраивали Кучму в качестве полноценных президентов. Для этого необходим был острый конфликт между двумя кандидатами и следующая за этим политреформа, в значительной степени обесценивающая победу любого из них.

К этой ситуации, с которой можно было бы снять сливки, кучмовская команда и вела дело. По крайней мере, только этим можно объяснить тот факт, что украинский президент имея все ресурсы для того, чтобы не допустить «оранжевого» бардака в Киеве не просто ничего для этого не сделал, но и фактически помог оппозиции развернуть свою акцию в полный рост, устранившись от какого-либо решения данного вопроса. Акция готовилась заранее, власти об этом знали, но не ударили палец о палец.

Однако оставаться арбитром можно было лишь при условии примерного равенства сил конфликтующих сторон. Абсолютная победа Ющенко тоже Кучме была не нужна. Однако в преддверие выборов действительно серьёзных конкурентов у Ющенко не просматривалось. Вот тут-то и понадобилась помощь российских политтехнологов и России в целом.

Тем не менее, Путин ещё раз указал на то, что нынешние выборы президента Украины фактически завершаются абсолютно нелегитимно, так как «правила были изменены по ходу игры». Это в свою очередь даст Москве повод ещё долгое время ставить под сомнение законность избрания Ющенко, если он победит, поднимая эту тему каждый раз, когда это будет выгодно российской стороне.

Кроме того, он обозначил мысль о том, что на самом деле переориентация Украины на Запад является, по мнению Кремля, совершенно противоестественной. Во-первых, Путин вспомнил о значительной доле этнических русских, проживающих на Украине, о родственных связях населения двух стран и о том, что Украина является русскоязычной страной по факту. А, во-вторых, и это не менее важно, как и в начале 90-х годов прошлого века политически обоснованный разрыв связей с Россией объективно противоречит экономическим интересам самой Украины.

Да, Запад готов на некие подачки и политическое поощрение прозападных украинских политиков. Но всерьёз говорить о вступлении в ЕС, которым козыряет Ющенко, невозможно. По словам Путина это не произойдёт в ближайшие 20 лет. Да и само вступление не гарантирует экономического процветания. Примером тому Польша, имеющая двадцатипроцентную безработицу и со времени вступления в Евросоюз удвоившая свой внешний долг, но так и не добившаяся соответствия своей экономики евростандартам. Другими словами Украина просто не может нормально жить без России, несмотря ни на какие геополитические концепции западных стратегов. Кстати, это высказывание встраивается в русло предвыборной кампании на Украине. Оно обязательно будет освещено многими украинскими СМИ в самый канун третьего тура голосования.

Интересным фактом, характеризующим новую политику Москвы, стали и ответы президента по вопросам отношений с Грузией и абхазской проблеме. Можно сказать, что Путин фактически поставил на место грузинских журналистов, а о грузинском руководстве высказался почти в уничижительной форме, прямо указав на то, что сам президент Грузии кормится с руки западного авантюриста Сороса, с помощью которого Запад мутит всевозможные «революции». Перепутав же отчество Саакашвили, Путин, вольно или невольно, расставил, как говорится, «все точки над і».

Российский президент практически отказался обсуждать обвинения во вмешательстве в дела Грузии, которые увязывались с участием российских чиновников в урегулировании абхазского кризиса, связанного с недавними выборами президента этого непризнанного государства. Путин не только не отрицал официального статуса российских посредников, но и выразил удовлетворение их работой, а также высказался в том смысле, что не видит в этом ничего криминального. А заодно он намекнул Грузии, что, в общем то, международное сообщество смирилось с распадом Югославии. То есть, «ничто не вечно под Луной». Подобная же участь может постичь и Грузию.

В пику всему этому негативу российский президент несколько раз возвращался к отношениям с Арменией, которые, по мнению Путина, находятся на высоком уровне и не испытывают серьёзных проблем. На провокационный вопрос, разделяет ли он мнение о том, что «Армения является форпостом России» (цитата из Грызлова), Путин ещё раз подтвердил наши хорошие отношения с Ереваном, упомянув о российской военной базе. То есть, фактически согласился с Грызловым.

Это обстоятельство в свою очередь закрепляет позицию России, заключающуюся в том, что наша страна имела, имеет, и будет иметь стратегические интересы на постсоветском пространстве. Более того, теперь Москва декларирует готовность отстаивать эти интересы даже ценой относительного ухудшения отношений с Западом. Отказываться от влияния на бывшие советские республики Россия позволить себе не может. Впрочем, только время может показать, являются ли эти заявления реальной стратегией Кремля или это лишь задиристая риторика, вызванная досадой от неудач на Украине.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru