Русская линия
Завтра Валентин Селиванов08.12.2004 

Курилы — наши!

Как относиться к обсуждаемому в последние недели в парламентских, правительственных инстанциях и средствах массовой информации вопросу о возможной передаче Японии островов Шикотан и Хабомаи южной Курильской гряды?

Прежде всего непонятно, почему вдруг в общественное мнение снова вброшен этот вопрос? Казалось, после бурных на разных уровнях дискуссий, споров, неоднократных парламентских слушаний и рассмотрений в последние пять-семь лет так называемой, в принципе надуманной, несуществующей «проблемы» Южных Курил, — этот вопрос навсегда закрыт. Однако его снова реанимируют. Непонятно, с какой целью сделал это министр иностранных дел Сергей Лавров, нагнетая напряженность в обществе в преддверии планируемого в январе месяце будущего года визита президента Владимира Путина в Японию под сурдинку разглагольствований о необходимости заключения мирного договора и нашей «доброй воли» по отношению к этому нашему тихоокеанскому соседу. Недавно такой «жест добрососедства» наш президент уже совершил — самовольно решив передать Китаю полтора российских приамурских острова, не спросив мнения даже губернатора Хабаровского края, не говоря уж о собственно хабаровчанах. Кстати, реакция нашего общества на такую передачу оказалась на удивление вялой. Или наш МИД, в котором в «козыревские» времена «гнездилось», что не являлось секретом, влиятельное прояпонское лобби (один замминистра Г. Кунадзе чего стоил!), вбрасывает в общественное мнение очередной курило-японский «шар»" с тайным умыслом зондажа реакции общества теперь уже на передачу японцам Южных Курил?

Естественно, мое отношение к такому антигосударственному предполагаемому «дарению» (с какой стати?) японцам даже всего лишь двух островов Южной Курильской гряды резко отрицательное. Это не что иное, как разбазаривание (считаю противозаконное) исконных российских территорий. И надо внимательно посмотреть, как сообразуются такие возможные «жесты добрососедства и доброй воли» с положениями и требованиями российской Конституции (имеются в виду соответствующие предусмотренные конституцией процедуры при решении территориальных вопросов: всенародное обсуждение, парламентское конституционное большинство, референдумы и пр.).

Всему миру известно и не требует никаких дополнительных доказательств, что все Курильские острова (и северные, и южные) изначально, с середины ХУII века, освоены русскими первопроходцами и в 1786 году официально Императорским указом включены в состав Российской Империи, о чем также официально доведено до сведения всех европейских государств. В последующих хитросплетениях политических и военных событий Х1Х-ХХ веков эти острова оказались под властью Японии. Точка в этом «владении» поставлена Второй мировой войной, разгромом и капитуляцией Японии. Все Курилы возвращены России. Правомочность такого возврата подтверждена всеми необходимыми международными юридическими правовыми основаниями. И даже сами японцы в пресловутом Сан-Францисском мирном договоре, подписанном в сентябре 1951 года Японией (49 государств без участия Советского Союза), признали юридическую правомочность такого возврата («Япония отказывается от всех правооснований и претензий…на Курильские острова…»). Спрашивается, о какой еще передаче, повторяю, непонятном «дарении» Южных Курил в ублажение наглых притязаний Японии может идти речь? Таким образом, не существует «проблемы» Южных Курил для наших дипломатов, правительства и президента. И все «пересуды» по этому вопросу, полагаю, следует навсегда прекратить.

Известно, что Южные Курилы имеют для страны громадное экономическое значение: наличие ценных и редких природных ископаемых, сосредоточение мировых рыбных запасов, разной морской живности, различных морепродуктов в прилегающих акваториях и пр. Вот почему японцы так зарятся на эти острова. Но я как военный человек хочу привлечь внимание общества, а также парламентских и правительственных инстанций к другому важнейшему значению Курильских островов, о чем в спорах и дискуссиях по Южным Курилам зачастую в прошлом умалчивалось, а именно стратегическому значению всей Курильской гряды для оброноспособности и безопасности страны в целом и конкретно ее восточных тихоокеанских рубежей.

Поясню это значение следующими факторами. Во-первых, Курильская гряда (северных и южных островов) с Сахалином создает целостный барьер, «огораживающий» полосой наших территориальных вод Охотское море, что делает его нашим внутренним и позволяет надежно контролировать его акваторию от проникновения «посторонних». А эта акватория прежде всего резервный район развертывания и боевого предназначения наших стратегических подводных лодок (РПЛ СН). Во-вторых, с возвратом нашей стране Курил обеспечивается свободный выход кораблей Тихоокеанского флота в океан. Ведь наш флот с 1905 до разгрома Японии в 1945 году оставался фактически блокированным в своей главной базе Владивостоке и других базах Приморья. Два главных пролива — Ла-Перуза и Татарский (японцы владели южной частью Сахалина), не говоря уже о судоходных проливах между островами, полностью контролировались японцами. В-третьих, Курильские острова обеспечивают при необходимости выдвижение на Восток передовых пунктов базирования флота и, повторяю, свободный без контроля противником выход, прежде всего наших многоцелевых подводных лодок в океан. В-четвертых, гряда Курильских островов позволяет значительно расширить зоны контроля воздушного и морского пространства в восточном секторе океана и непосредственно, что очень важно, в районе японского острова Хоккайдо, где Япония и сегодня содержит сильную группировку войск. Таким образом с «отдачей» Японии даже двух самых южных островов Курильской гряды (Шикотан и Хабомаи), не говоря уже о всех четырех островах Южных Курил, чего настырно и, повторяю, нагло уже требует Япония (раньше хоть просила), мы получим пробоину в нашем восточном островном оборонительном поясе и возможность бесконтрольного проникновения в Охотское море и к берегам Приморья иностранных кораблей и особенно подводных лодок. Вот такое стратегическое значение для России имеют Курильские острова.

Кроме того, наши дипломаты и правительственные инстанции должны понимать, что с передачей Японии части Южных Курил будет создан прецедент разрушения ялтинских и потсдамских соглашений в отношении Японии, как агрессора во Второй мировой войне, что может послужить детонатором взрыва стабильности всего азиатско-тихоокеанского региона


Мне могут возразить оппоненты, лоббирующие интересы Японии (уверен, есть такие в нашем обществе и различных «инстанциях»): мол, Шикотан и Хабомаи — это «маленькие» острова, собственно, группа различных островов, чего их жалеть, от громадной России не убудет, а Японии будет «приятно», да и компенсацию какую-нибудь от японцев за эти островки, может быть, удастся заполучить.

Отвечу им так: мал золотник, да дорог, это русская земля и всегда должна принадлежать России. Думаю, что потомки нам не простят такой «подарок», если он все же будет «преподнесен» японцам.

И последнее. Странная картина наблюдается в коллизиях российской внешней политики и взаимоотношениях государств на постсоветском международном пространстве: уместным предъявлять России различные территориальные претензии к нашим западным, южным, юго-восточным и восточным окраинам и рубежам (кстати, при непонятном, как правило, равнодушии нашей дипломатии). Как сказал президент Владимир Путин, они «не прочь отхватить от нашей страны куски пожирнее». Это, извините за такую аллегорию, напоминает нападки на временно ослабевшего льва мелких шакалов, стремящихся оторвать от него хоть клок львиной шерсти. Но они забывают, что даже ослабевший лев в силе разорвать или просто прибить всего лишь ударом лапы такого шакала. Хотелось бы, чтобы это понимали все жаждущие прихватить кусок российской землицы, и для начала хотя бы наша дипломатия давала своевременный жесткий отпор таким попыткам.

В то же время в состав России давно просятся Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, не говоря уже о затянувшемся союзе с Белоруссией. Не странно ли это тоже? Ведь не требует пояснений, что главнейшей основой дальнейшего укрепления могущества и упрочения международного престижа России является союз и воссоединение в ее составе, прежде всего, Белоруссии, Украины и Казахстана (около 70−80% русского и русскоязычного населения). Ну, а в дальнейшей перспективе, может быть, станет возможным и восстановление России в границах Советского Союза 1945 года. И не следует пугаться, или тем более протестовать против такого восстановления — всякое может случиться в межгосударственных отношениях и внешней политике государств. Так не пора ли начать такое воссоединение хотя бы с Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, чего страстно желает население (кстати, в большинстве с российским гражданством) этих «непризнанных» республик? Тем более, что сложившаяся в настоящее время политическая и экономическая обстановка в этих бывших исконных российских территориях позволяет успешно и безболезненно для
N 49 (576) от 01 декабря 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru