Русская линия
Соотечественники Нина Басистая07.12.2004 

Опыт одной «революции»
Приднестровье — история конфликта


Приднестровье… Поднестровье… Заднестровье… Транснистрия… Существуют различные названия для сравнительно небольшой территории восточнее Днестра. Множество народов обитало на этих землях. Начиная с племён трипольской культуры (IV тыс. до н.э.) и до наших дней здесь возникали и гибли государства, устанавливалось господство различных этносов, которые на протяжении тысячелетий — поколение за поколением — сменяли друг друга. Приднестровье было частью Золотой Орды, Речи Посполитой, Российской империи, Румынии, Украины и только 12 октября 1924 года на территории левобережного Поднестровья (правый берег был оккупирован Румынией с 1918 по 1940гг. — Прим.Авт.) была впервые создана молдавская государственность — Молдавская автономная ССР в составе Украины со столицей в г. Тирасполе (с 1929 г.). Молдавия как союзная республика была образована в 1940 г, после возвращения Румынией оккупированных земель Бесарабии, и просуществовала в таком виде до лета 1990 года.

Будучи свидетелем событий, речь о которых пойдет в этой статье, я не могу не провести аналогии с тем, что происходит сейчас на Украине. Многие говорят, что украинский сценарий впервые был опробован в Югославии, но лишь немногим известно о «молдавском» варианте. Чёткие, хорошо просчитанные действия политических сил Молдовы в начале 90-х годов не оставляют иллюзий. Всё было продумано и всё получалось, пока не произошло прямое столкновение со славянским народом, проживающим на левом берегу Днестра. Далее события развивались спонтанно и настолько непредсказуемо, что западные «регулировщики» просто сбежали с места аварии. Молдова не ожидала такого поворота, но отступать было уже поздно. С горячностью и поспешностью, свойственной южным народам, молдаване стали «рубить» приднестровский узел.

Весной 1990 г. в качестве нового государственного флага был принят румынский триколор, а в июле этого же года парламент МССР принял решение о «незаконности» освобождения Бессарабии 28 июля 1940 г. и необходимости её возвращения в состав Румынии, откуда она была выведена советским «оккупационным режимом». Эти решения не только аннулировали все законы, декреты, акты, принятые Молдавской ССР с момента её образования, но и проложили вполне очевидный курс на присоединение Молдовы к Румынии.

В таких условиях народ Приднестровья воспользовался своим правом на проведение референдума по следующим пунктам: вернуться в состав Украины на правах автономии; войти на федеративных началах в состав Молдовы; образовать Приднестровскую Молдавскую Республику. Вполне понятно, какой пункт получил бы большинство голосов, но сама идея референдума не была признана Верховным Советом Молдовы. Началось жёсткое противодействие Молдовы любым попыткам Приднестровья решить свою судьбу самостоятельно. Это привело лишь к ускорению политических процессов, и 2 сентября 1990 года II Съезд народных депутатов Советов всех уровней принял решение об образовании Приднестровской Молдавской Республики в составе СССР. 25 ноября состоялись выборы в Верховный Совет Приднестровья — ПМССР стала реальностью. И в декабре жители нового территориального образования, наконец-то, смогли выразить свою волю на референдуме — 96% из числа голосовавших поддержали образование ПМССР. Надо сказать, что к моменту этих драматических событий, в Приднестровье проживало молдаван — 40% всего населения, украинцев — 28%, русских — 25,5%, а немцы, поляки, болгары, гагаузы составляли 6,6%.

Молдова, естественно, использовала все возможности, чтобы убедить Президента СССР отказать народу Приднестровья в праве на самоопределение, что и было сделано, Указом Президента СССР от 22 декабря 1990 года. Президент пошел на встречу молдавскому руководству с условием, что оно пересмотрит свои правовые акты, нарушающие права человека. Верховный Совет МССР благополучно проигнорировал это пожелание, продолжая политику геноцида русскоговорящего населения. В сложившейся ситуации Приднестровье не могло в одностороннем порядке выполнять Указ Президента СССР, поэтому новое государственное образование продолжало своё существование.

Давление на левобережное население усилилось после провозглашения Молдовой своей независимости 27 августа 1991 года. Начались аресты руководителей ПМР, без согласия МВД Украины на её территории был арестован и вывезен в Кишинёв председатель ПМР И.Н.Смирнов, использование русского языка на правом берегу стало небезопасно. Нередко, проезжая через Кишинёв, можно было увидеть людей, бросающих камни и бутылки в автобус из Тирасполя.

Развитию напряжённости содействовала также острота социально-экономических проблем: русских увольняли с работы, школьникам не давали медали за окончание школы с отличием, вывоз любой продукции, произведенной в Приднестровье, считался контрабандой, в результате чего ПМР оказалась в настоящей экономической блокаде. Кроме того, наблюдалась типичная трансформация массового движения с общедемократическими лозунгами в движение, носящее национально-демократический, а затем и националистический характер. В главном кишинёвском журнале «Единство» можно было прочитать следующее: «…на полное равноправие может претендовать в первую очередь гражданин республики, представляющий ту национальность, которая дала ей наименование (украинец на Украине, русский — в России и т. д.)… людям других национальностей необходимо… без особых претензий влиться в общий порядок данной республики, уважать её обычаи, учить язык, разговаривать по-молдавски в общественных местах, прекратить всякое противодействие». Интересно вспомнить и слова премьера Молдовы М. Друка, которые приведены в нашумевшем интервью газете «Коммерсант»: «национальные меньшинства должны сами понимать, что происходит и считать за честь жить и работать здесь. Молдаване готовы идти до последнего. Если наших объяснений они не примут, тогда будет Ольстер или Карабах». Министерство культуры Молдовы стало издавать еженедельник «Факел», из которого читатели с удивлением узнавали, что «русскоязычные мигранты потеснили коренное молдавское население из Бендер, Рыбниц, Тирасполя (левобережные города — Прим. Авт.)».

Важно отметить, что Молдова никогда не была мононациональным государством — это, во-первых, а во-вторых, надо учесть и тот факт, что отдельные регионы, входившие в состав Молдовы на разных отрезках её исторического развития, либо никогда ей не принадлежали, либо принадлежали очень короткое время. Так что в этих местностях немолдавское население появилось или раньше молдавского, или практически одновременно с ним.

Но кого это интересовало в пылу политических баталий? Главное было создать исторический миф, передёрнуть факты, «подогнать» под нужную тему чей-нибудь тезис, и эмоционально выплеснуть всё на страницы газет, на экраны телевизоров, на уличные митинги. Требовалось «пронять» массы, заразить общей идеей, а потом уже смело направлять их энергию на разрушение собственности, смену правительства, изменение государственного строя — у кого как фантазия разовьётся. Поэтому, наверное, не стоит удивляться, что после подобных выступлений противостояние только усиливалось. Но, чтобы представить себе реальную картину событий, произошедших чуть позднее на благодатной земле Молдовы, необходимо вспомнить наиболее яркие и значительные моменты этого конфликта.

Политические прения и экстремистские высказывания привели к кровавым столкновениям с человеческими жертвами, захватом заложников, расстрелом школьников на выпускном вечере в г. Бендерах. Всё это происходило в период с марта по июль 1992 года. Вот хронология тех событий.

14 марта обстрелян автобус с туристами из Харькова, направляющимися в Турцию, несмотря на поднятый белый флаг — два человека погибли;

30 марта в г. Григориополе расстреляна машина «Скорой помощи» — убита акушерка, ранены водитель, роженица, семимесячный мальчик и его мать;

1 апреля в г. Бендеры прорвались два БТРа с полицией — они подъехали под белым флагом к постам приднестровских гвардейцев и в упор расстреляли их;

23 апреля совершено покушение на главу Слободзейского района Н.И.Остапенко — от полученных 18 ранений он скончался в больнице;

17 мая по г. Дубоссары вёлся интенсивный обстрел из разных видов оружия — кроме огромных разрушений в самом городе, большого количества раненных и убитых, была ещё повреждена одна из установок Дубоссарской ГЭС. Произведённые расчеты этого повреждения показывали, что в случае разрушения плотины вниз по Днестру устремится 20-метровая волна, сметя на своём пути 31 населённый пункт на правом и 26 — на левом берегу реки. Видимо, опубликованные расчёты несколько отрезвили молдавских националистов, потому что обстрел Дубоссар прекратился и больше не возобновлялся.

Весь указанный период в самом Тирасполе — столице непризнанной Приднестровской республики — действовал комендантский час, дороги патрулировали военные патрули, окна домов были заклеены полосками бумаги. Несколько раз за это время звучало предупреждение жителям не покидать своих домов — в городе действовали снайперы.

В ночь с 19 на 20 июня 1992 года по приказу президента Молдовы М. Снегура началась акция по захвату г. Бендеры. Для этого в город были введены 10 танков и три десятка БТРов. Молдова сделала это на второй день после принятия собственным парламентом постановления «О мирном разрешении конфликта». Вторжение в Бендеры было приурочено ко второй годовщине Декларации о суверенитете и независимости Молдовы.

Россия долго занимала выжидательную позицию, никак не влияя на ситуацию, пока не поменялся главнокомандующий 14-й российской армии, дислоцированной в Приднестровье. С приходом к командованию А.И.Лебедя наконец-то заговорили о геноциде русскоговорящего населения. Экстремистские выпады со стороны Молдовы стали приобретать всё больший резонанс. Таким образом, 14 армия, объявив устами Лебедя о принятии позиции «вооружённого нейтралитета», практически остановила войну Молдовы с Приднестровьем. Кульминацией таких выступлений и логическим завершением конфликта стало Соглашение о прекращении огня, подписанное поздним вечером 7 июля 1992 года. Выстрелы прекратились, боевая техника была отведена в места постоянного базирования, образованные группы контроля следили за выполнением всех пунктов этого Соглашения.

Казалось, всё вернётся в мирное русло, но это было лишь видимостью. Конфликт не завершился подписанием политического документа, потому что не были искоренены истоки трагического непонимания двух сторон. Уже 12 лет обе стороны сохраняют свои позиции: Приднестровье отстаивает суверенитет, несмотря на категорическое непризнание своего существования всем миром, а Молдова продолжает мечтать о вступлении в европейскую семью. Только её туда не зовут без Приднестровья, в котором сосредоточена практически вся промышленность бывшей Молдавской ССР. Круг замкнулся…

В свете происходящих сегодня событий очевидно одно — потерпев неудачу с «молдавским» вариантом, западные политтехнологи на несколько лет оставили идею организации «бархатных революций». Они, видимо, очень долго взвешивали свои возможности и необходимость таких шагов в будущем. Поэтому лишь в конце 90-х годов была предпринята следующая попытка, которая неожиданно увенчалась успехом в Югославии.

Нам остаётся надеяться только на то, что непостижимый славянский разум и на этот раз окажется сильнее западного давления, не позволив расчленить единый украинский народ и продолжить список «их» сценариев по разрушению единства страны: Молдавия, Югославия, Грузия…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru