Русская линия
Гудок Борис Иванов06.12.2004 

Защита Милошевича

Большой резонанс в политических кругах Голландии и за ее пределами вызвал вновь начавшийся после длительного перерыва процесс над экс-президентом Югославии Слободаном Милошевичем.

Особую «пикантность» процессу придало участие в нем в качестве свидетеля бывшего премьер-министра, экс-министра иностранных дел РФ Евгения Примакова. Как и выступавшие до него экс-премьер СССР Николай Рыжков, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ Леонид Ивашов, Евгений Примаков возложил ответственность за драматические события в Косове на Запад и НАТО, стремившиеся расчленить Югославию и сместить Слободана Милошевича.

Отвечая на вопрос, почему он согласился выступить на процессе Милошевича в качестве свидетеля, бывший глава российского Правительства сказал, что посчитал, что его присутствие в качестве свидетеля может помочь правосудию быть справедливым. «Я получил приглашение от Слободана Милошевича, который включил меня в список свидетелей защиты. Это было одобрено трибуналом, и гражданская совесть заставила меня принять это приглашение», — сказал Примаков, отметив, что, будучи руководителем Службы внешней разведки, затем министром иностранных дел, а затем и руководителем Правительства, был в курсе многих дел. «События в Боснии, хочу подчеркнуть, именно в Боснии и в Косове, не прошли мимо меня», — пояснил Евгений Примаков. Надо сказать, что Примакова прокуроры допрашивали с особым пристрастием, потому что они якобы нашли в высказываниях политика аргументы против бывшего президента Югославии. Примаков не только опроверг доводы обвинения, но и уличил прокуроров в недобросовестности. Напомним, что Евгений Примаков прилетал в Белград спустя часы после того, как аэропорт югославской столицы бомбили, вел переговоры, пытался предотвратить удары НАТО, а когда стало ясно, что это невозможно, позволил себе жест, который вошел в историю.

О том, как российский премьер развернул самолет над Атлантикой, Примакову пришлось вновь рассказать, отвечая на вопрос обвиняемого: «С борта самолета я соединился с Гором еще раз, и он мне сказал, что решение практически принято. В этих условиях я не посчитал возможным начинать свой визит в Соединенные Штаты и развернул самолет, который полетел назад».

Примаков подробно отвечал на все вопросы обвиняемого обо всех этапах югославского и косовского кризисов. Пришлось вспомнить каждый визит Милошевича в Москву и все его встречи с российским руководством.

Затем настал черед обвинения. Оказалось, что прокурор готовился к допросу, читая книгу самого Примакова. «Что касается этого свидетеля, я распечатал две главы его книги „Годы в большой политике“ и перевел их, хотя собираюсь цитировать только краткие отрывки», — заявил на процессе в Гааге прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии Джефри Найс.

«Мне очень приятно, что вы ее прочли. Но я должен сказать, что вы могли бы не утруждать себя переводом — она переведена на многие языки и издана практически по всему миру», — заметил Примаков.

«В своих показаниях вы цитировали Милошевича: он сказал, что построить великую Сербию можно только ценой большой крови», — утверждал прокурор Найс.

«Но еще он сказал: „Поэтому этот путь неприемлем“. Я прошу точно воспроизводить мои ответы», — парировал Примаков. Такого рода «обмен любезностями» продолжался еще несколько часов, после чего процесс над Милошевичем Примаков охарактеризовал как «суд с обвинительным уклоном». В то же время он сказал, что не ощутил какой-либо скованности, когда давал показания в Гаагском трибунале. «Я говорил так, как я считал нужным, и меня слушали», — подчеркнул Примаков.
3.12.04.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru