Русская линия
Трибуна Шамиль Султанов17.11.2004 

Нефтяное пятно на чалме
Депутат Госдумы Шамиль Султанов убежден: религиозная окраска терроризма — это оперативное прикрытие передела сырьевого рынка


— Шамиль Загитович, недавно известный бард Юлий Ким написал песню, в которой есть такие слова: «Ислам, ислам, как это нам ни горько, но ты в ответе за Беслан и за кошмар Нью-Йорка…» Согласны ли вы с тем, что современный терроризм имеет исламскую окраску?

— Категорически не согласен. Попытки связать терроризм с исламом — это пропагандистская акция, рассчитанная на обывателя. При этом приходится признать, что эта акция осуществляется довольно эффективно. Но есть и другие факты. После черной для американцев даты 11 сентября 2001 года самые громкие теракты происходили на территории именно мусульманских стран — Турции, Пакистана, Саудовской Аравии, Индонезии, Египта. И, конечно, на территории России, которая является многоконфессиональным государством. Если исходить из того, что терроризм имеет исламскую окраску, то где же логика в действиях террористов? Почему в таком случае взрывы гремят не в США, а в странах мусульманского мира?

— Но разве не факт, что шахидами, устраивающими теракты в Израиле и в России, являются выходцы из исламского мира?

— Я напомню вам слова президента Владимира Путина о том, что терроризм — это всего лишь инструмент большой политики. Кто выступает в роли его политических кукловодов, может выясниться много позже. А может и не выясниться вообще, учитывая сложную конспирологическую систему современного терроризма.

Приведу пример из российской истории. В начале прошлого века Россию тоже сотрясали теракты. К терроризму прибегали различные оппозиционные партии, включая эсеров, анархистов и большевиков. Взрывались бомбы, происходили покушения на высокопоставленных чиновников, самым громким из которых было убийство Столыпина. Но стоило начаться Первой мировой войне, как теракты тут же прекратились. Буквально в течение нескольких недель охранка обезглавила все террористические организации, отправив их главарей на каторгу.

Сегодня же кто-то активно использует мусульманский фактор в похожей, но в гораздо масштабной игре.

— А не агрессивен ли ислам сам по себе? Вот, например, выдержка из толкования священного Корана на арабском и русском языках, изданного университетом Аль-Ахзара в Каире: «Когда встретитесь с неверными на поле сражения, обезглавьте их ударом по шее. После окончания боя либо помилуйте пленных, либо освободите за выкуп, либо обменяйте на пленных мусульман…» Разве не так поступали террористы, бравшие заложников в Театральном центре на Дубровке и в Беслане? Разве не этим руководствуются иракские боевики, которые средневековым способом казнят похищенных граждан других стран?

— Те боевики, которые брали заложников в бесланской школе и в Театральном центре на Дубровке, не имели отношения к исламу. Об этом можно было судить по целому ряду внешних признаков. Установлено, например, что террористы из группы Бараева пили коньяк. В общем, национальность — это еще не повод для категоричных выводов о религиозной принадлежности того или иного человека, пусть даже он и сам называет себя приверженцем определенного вероисповедания.

Да, со стороны события в Беслане выглядят как чуть ли не ритуальное убийство мусульманами сотен детей. Но давайте отделим зерна от плевел и вспомним, что предшествовало этому страшному теракту. Происходило обострение отношений между Грузией и Россией по проблеме Южной Осетии, причем ситуация развивалась неблагоприятно для грузинского руководства. Саакашвили предпринял визит в США и, между прочим, после развернувшихся затем событий в Беслане российско-грузинский конфликт резко пошел на спад, а грузинский президент даже сумел набрать политические очки в глазах мирового сообщества. В то же время теракт едва не взорвал Северный Кавказ, возникла реальная угроза осетино-ингушского столкновения. Картину дополняет странное выступление Масхадова по грузинскому телевидению накануне бесланской трагедии, в котором он поблагодарил грузинский народ за поддержку своих повстанцев. Все это в сумме сильно смахивает на сложную многоходовую операцию, которая, во-первых, имела целью ударить по российской власти, по президенту Владимиру Путину. Но навряд ли чеченские боевики сами по себе способны на разработку такой комбинации геополитического масштаба.

— Но опять-таки — получается, что за ними стояли силы международного терроризма? Об этом говорилось и в официальных заявлениях российских властей. А разве на вершине пирамиды международного терроризма находится не мусульманская «Аль-Каида»?

— Да, принято считать, что «Аль-Каида» — это такой феномен международного терроризма. Но что такое «Аль- Каида», никто толком объяснить не может. Якобы это такая вертикально интегрированная и хорошо законспирированная организация, ячейки которой разбросаны по всему миру, но подчиняются единому центру с бен Ладеном во главе. Но любой специалист скажет, что для создания такой организации и построения ее инфраструктуры требуются десятилетия, а еще — огромные ресурсы и кадры профессионалов. «Аль-Каида», как известно, первоначально родилась как союз мусульман, воевавших в Афганистане. Понимаете, невозможно создать из ничего за столь короткий срок столь масштабную диверсионно-разведывательную структуру, которая бы оставалась неуловимой для лучших спецслужб мира. Так же, как невозможно руководить такой структурой из афганской пещеры.

— Тем не менее Усама бен Ладен взял на себя ответственность за теракты в Соединенных Штатах и за множество других громких акций.

— Салман Радуев тоже, не задумываясь, брал на себя все теракты. Признаюсь, что мне доводилось встречаться с людьми из мусульманского мира, которые хорошо знают Усаму бен Ладена. Вопросы о нем как о лидере террористической организации мирового уровня не вызывают у них ничего, кроме снисходительных улыбок. В общем, кишка тонка у бен Ладена для таких громких дел. А что касается конкретно терактов в США, то ведь известна первоначальная реакция этого горе-террориста. Он заявил, что полностью поддерживает акцию, но при этом сожалеет о том, что не имеет к ней отношения. Правда, буквально через пару дней что-то заставило Усаму бен Ладена поменять свою позицию и взять ответственность за теракты на себя. Похоже, кто-то ему подсказал, как себя повести.

— Вас послушать, получается, что международный терроризм — это какое-то очень размытое понятие. С кем же тогда воевать, по кому наносить превентивные удары?

— Международный терроризм — это такой геополитический фантом, которому умелой рукой подрисовали мусульманское лицо. Почему, например, не африканское или не китайское, становится абсолютно понятно, если взглянуть на геологическую карту мира. Две трети мировых запасов нефти и газа сосредоточено в недрах мусульманских стран. А мир сейчас вступает в эпоху большого передела сфер влияния, где на кону стоит контроль за энергетическими ресурсами. Эксперты в один голос говорят о том, что баррель нефти в ближайшие годы может подскочить в цене до 100 долларов. То есть время дешевых энергоресурсов закончилось. А ведь именно за счет этих ресурсов западная цивилизация в последние десятилетия совершила резкий экономический скачок. С учетом этого фактора строится и вся нынешняя мировая политика, включая ее закулисный инструментарий — терроризм.

Борьба с международным терроризмом — это удобное прикрытие для осуществления новой силовой политики по захвату контроля над странами, являющимися ведущими экспортерами сырья. После терактов 11 сентября американцы нанесли удар возмездия по Афганистану. Целью были объявлены талибы, которых представили миру как воинствующих исламских экстремистов. Спору нет — талибы и впрямь вступали в противоречие с общепринятыми нормами цивилизации. Но только ли этим руководствовались американские стратеги, которые разрабатывали операцию по захвату Афганистана? Ведь кроме всего прочего Афганистан обладает огромными запасами природного газа. Не в этом ли заключался скрытый подтекст американского проникновения в эту страну? За Афганистаном последовал Ирак, правящий режим которого был также обвинен в связях с экстремистскими мусульманскими организациями.

Но Саддам Хусейн на самом деле — атеист, социалист по убеждениям, и он по определению не мог быть союзником исламских экстремистов, что впоследствии и подтвердилось. Но зато в Ираке сосредоточено свыше 15 миллиардов тонн нефти. Не в этом ли главная причина войны, развязанной США в Персидском заливе?

— Но расследование трагедии 11 сентября показало, что самолеты на башни-близнецы в Нью-Йорке направляли пилоты-арабы. Это случайное совпадение?

— Итоги расследования говорят о том, что, прежде чем сесть за штурвалы «Боингов», исламские террористы в течение нескольких месяцев учились управлять легкими самолетами. Но любой профессиональный летчик вам скажет, что направить «Боинг» в такую точную цель, как башня небоскреба, дело непростое, требующее большого мастерства. Тут необходимо учиться не месяцы, а годы. Поэтому остаются сомнения в том, что те трагические события развивались именно так, как это пытается представить американская сторона. Настораживает и то, что, по данным расследования, основную часть террористов составляли саудиты, то есть выходцы из Саудовской Аравии. Этот факт послужил поводом для начала пропагандистской кампании против этого мусульманского государства. А между прочим, Саудовская Аравия обладает самыми большими запасами нефти: в ее недрах — 35 миллиардов тонн «черного золота».

— Если исходить из вашей версии передела мирового рынка энергоресурсов, то при чем здесь Россия? Мы ведь не участвуем в тендере за право контроля над нефтяными запасами арабских стран. Но при этом в террористической деятельности против России принимает участие целый мусульманский интернационал. В чем тут секрет?

— Главным препятствием для Соединенных Штатов на пути к господству над сырьевыми ресурсами мусульманского мира является ядерный потенциал России, доставшийся ей в наследство от Советского Союза. И для США стратегически важно не допустить сближения России с исламским миром. Ведь это может быть очень сильный союз: у нас, кроме нефти и газа, есть ракеты, а у них хоть и нет таких ракет, зато нефти с газом будет побольше, чем у нас. Понятно, что такой союз не входит в планы американцев.

Президент Владимир Путин прав, когда говорит о том, что России объявлена война. Получившая условное название борьбы с международным терроризмом, эта война на самом деле является сражением за новую модель мира. В этом сражении Россия не имеет права ни проявить слабость, ни поддаться на провокации тех, кто пытается выставить мусульманский мир ее врагом.

Дмитрий Севрюков


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru