Русская линия
Агентство политических новостей Владимир Букарский16.11.2004 

Несостоявшееся государство


Итоги первого этапа президентских выборов на Украине окончательно похоронили две иллюзии. Иллюзию «Малой, Червонной и Карпатской Руси» как единой части славянского мира, и иллюзию «единой незалэжной Украйны» как ключевого элемента санитарного кордона вокруг Евразии. Единая Украина в границах, созданных Сталиным в 1939 году, — фантом. Как в случае с Молдавией, посредством большевистского произвола в состав единой союзной республики были включены совершенно разные с геополитической и цивилизационной точек зрения пространства. Основы подобного разделения сложились ещё в эпоху Средневековья.

Как бы ни относиться к татаро-монгольскому нашествию в середине 13-го века, оно фактически раскололо единый русский мир на две части. Северные и восточные русские земли, ставшие данниками Золотой Орды, развивались совершенно иначе по сравнению с западными и южными княжествами, попавшими под власть Литовского княжества. Цивилизационный раскол углубили два исторических события в конце 14-го века: с одной стороны, Куликовская битва 1380 года ознаменовала возвышение Москвы и консолидацию вокруг этого нового культурного центра земель, уже ставших частью единого в геоцивилизационном отношении евразийского пространства. С другой стороны, Кревская уния 1385 года между Литвой и Польшей способствовала полной ликвидации русских самобытных порядков, законов и обычаев, сохранявшихся в Киевской, Подольской и Галицкой Руси в составе Великого княжества Литовского.

В тот период, когда Московская Русь после падения Константинополя стала фактическим центром православной цивилизации, «Третьим Римом», западнорусские земли, подвергшись сильнейшему влиянию полонизации и католизации, стали частью континентальной Европы. Запорожская Сечь, несмотря на все гонения и притеснения, верой и правдой служила польскому королю. Единственной силой, ориентированной на Москву и единство русского мира, было православное духовенство Украины и строго определённая, наиболее одержимая в православной вере часть казачьей аристократии. Когда киевский митрополит Йов отправил в Москву посольство с челобитной — принять Малороссию под защиту Первопрестольной, Москва ответила сдержанным отказом, и мотивировка была проста: послам была обещана помощь только тогда, когда «вправду станет видно, что весь народ этого хочет». Иными словами, в Москве, памятуя о фанатичной верности казачьей аристократии польскому королю, выражали сомнения в полной лояльности украинского населения восточной Московской Руси.

Восстание Богдана Хмельницкого в середине 17 века стало пиком в промосковских, восточных симпатиях казачьей знати. Переяславская Рада постановила: «Волим под Царя восточного, православного». Но спустя три года Хмельницкий умирает — и новый гетман Украины, Выговский, а затем Мазепа, вновь изменяют России, принимая сторону шведских интервентов. Единственной областью, которая до конца оставалась верной России, была Слободская Украина (Слобожанщина) — территория на юге от царских украинских городов, на которой возникали городки и посёлки малороссов-переселенцев, взявших на себя защиту России от южных татар (нынешняя территория Харьковской и Сумской областей, большинством проголосовавших за поддержанного Москвой Виктора Януковича).

Ещё одна область, включённая большевиками в состав Украинской ССР, — это земли, отвоёванные Россией у Турции и Крымского ханства в 18 веке. Эти малозаселённые степные земли, подвергшиеся интенсивной русской колонизации и освоению, получили название Новороссии. Современные города южной и восточной Украины — Луганск, Донецк, Днепропетровск (Екатеринослав), Запорожье (Александровск), Херсон, Николаев, Симферополь, Севастополь, Одесса, Никополь, Мариуполь, Бердянск, Мелитополь, Очаков, Вознесенск — были заложены русскими властями в конце 18 столетия, как и приднестровские города Тирасполь и Григориополь, включенные в 1940 году в состав Молдавской ССР. Эти области путём интенсивного освоения были органически включены в состав единого имперского организма.

Эти области на всём протяжении существования единых Молдавии (до 1990 года) и Украины (по сей день) являлись экономическими донорами. Именно в восточных областях была сосредоточена вся промышленность, в то время как учреждения власти и культуры были переведены в Киев и Кишинёв. В этих городах искусственно взращивались национальные партийные и культурные элиты, которые и проявили себя в 80−90 годах прошлого века. Москва вырастила, выходила и выкормила на своей коммуно-интернациональной груди и Кравчука, и Бразаускаса, и Снегура, и Шеварднадзе, а молдавский коммунист Воронин поддерживался Кремлём в ущерб пророссийскому Приднестровью, вплоть до своей открытой переориентации на Запад.

Нынешний электоральный раскол Украины фактически воспроизводит геополитическую, культурную, экономическую и социальную неоднородность двух Украин. Одна из них — откровенно прозападная и антироссийская — включает в себя Галицию, Подолье и центр Украины вместе с Киевом. Истинной столицей этой Украины является не Киев, а Львов. «Матери городов русских» уготовлена судьба культурной провинции Галичнины — и киевская интеллигенция добровольно на это идёт. Столь же добровольно идёт население этой Украины на то, чтобы стать источником дешёвой рабочей силы и военным плацдармом для атлантического блока. От своей культурно-религиозной самобытности (поскольку духовную основу блока «Наша Украина» составляет не православие, а униатство) и экономической самодостаточности население этих областей отказывается по собственной воле. Их президент — Виктор Ющенко — ставит себе в заслугу закрытие в 2000 году Чернобыльской АЭС, что резко ослабляет позиции Украины на мировом энергорынке и позволяет Западу избавиться от потенциального конкурента, вынуждая страну закупать электроэнергию в Европе. По этой же причине в странах Восточной Европы культивируется и поддерживается миф о радиационной опасности атомных электростанций в странах СНГ. При этом, по данным МАГАТЭ на конец 1999 года, в США действуют 104 энергоблока (719, 4 млрд. кВт/ч), во Франции — 59 (375 млрд. кВт/ч), в Великобритании — 35 (91,19 млрд. кВт/ч), в Германии — 20 (160,4 млрд. кВт/ч), в то время как в России — 29 (110,91 млрд. кВт/ч), на Украине — 16 (67,35 млрд. кВт/ч). В это же время АЭС Украины производят 43,77% всей энергии, вырабатываемой в республике. Во Франции этот показатель равен 75%, но вряд ли кто-либо (кроме «Гринписа») станет призывать эту страну закрыть у себя пару-тройку энергоблоков. Однако у страха глаза велики, и патологическая фобия украинской интеллигенции перед мифотворным «азиатско-москальским медведем в лаптях» заставляет народ этой Украины лезть в пасть вполне реальному евро-атлантическому дракону.

Другая Украина, включающая в себя Слободскую Украину и Новороссию, мыслит себя органической частью (а вполне возможно — и лидером) Евразийского экономического и политического пространства. Эти 10 областей созданного большевиками голема под названием Украинская ССР являются наиболее тяжеловесными по числу населения и конкурентоспособными по ресурсному, промышленному и энергетическому потенциалу. Это Донбасс с добычей каменного угля, Днепропетровская область с железной и марганцевой рудой, производством 2/3 стальных труб и 70% проката от общеукраинского уровня, Харьковская с крупнейшим машиностроительным комплексом Украины, включающим, среди прочего, «Турбоатом» и танковый завод имени Малышева, Запорожская с Днепрогэсом и «Запорожсталью», Луганская с крупнейшим по установленным мощностям нефтеперерабатывающим комбинатом «Линос». Наконец, это побережье Чёрного моря с международными здравницами в Крыму, портами в Одессе, Севастополе, Бердянске и Мариуполе, судостроением в Николаеве и Херсоне, добычей и переработкой рыбы. Вся эта промышленность, создававшаяся и развивавшаяся в ХХ-м веке в условиях единого общесоюзного (евразийского) экономического пространства, неспособна дальше функционировать вне этого пространства.

Области Юго-Восточной Украины (вместе с фактически независимым Приднестровьем, где 85% людей, обладающих украинским гражданством, проголосовали за Виктора Януковича, «потому что он за дружбу с Россией»), как и прежде являясь форпостом евразийской цивилизации, жизненно нуждаются в открытости восточных границ и в русском языке — не в качестве этнического, но в качестве общеимперского языка, который органически связывает эти области с центральной Россией, Белоруссией, Сибирью и Казахстаном — главными рынками сбыта и торговыми партнёрами этих областей. А в религиозном отношении население этого региона мыслит себя частью единого православного мира. Здесь не наблюдается ни церковного раскола, ни экспансии униатства и католичества — православные верующие этих областей в подавляющем своём большинстве признают авторитет канонической Украинской православной церкви Московского патриархата.

Естественный распад Украины на Западную и Восточную рано или поздно произойдёт вне зависимости от того, какой из кандидатов наберёт большинство в сотые доли процента. К этому распаду следует отнестись естественно и не заводить пустопорожней болтовни об «общепризнанных международных границах» (малоактуальной в свете краха Ялтинско-Потсдамской системы, что наглядно продемонстрировал распад СССР и Югославии). С одной стороны границы будут стоять войска НАТО, с другой — единого евро-азиатского военно-стратегического альянса. Возможности для распада — две. Либо произойдёт цивилизованный развод в духе Чехии и Словакии, либо — хаос и война по типу молдо-приднестровской или югославской. Но масштабы конфликта в этом случае будут несколько иными, иной будет и пролитая кровь — прямое следствие большевистских экспериментов в области национальной политики.
15.11.2004.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru