Русская линия
The New York Times Стивен Ли Майерс16.11.2004 

Путин делает мягкие шаги по восстановлению российской империи
Президент Владимир Путин действует бесхитростно

После того, как на Украине, в стране, которой когда-то управляли русские цари и комиссары, но сегодня обретшей возможность выбирать собственный путь, в конце октября закончился первый тур выборов, господин Путин отправился на три дня в Киев, чтобы агитировать за кандидата, пообещавшего укрепить связи с Москвой.

Этот кандидат пришел в первом туре вторым, лишь ненамного отстав от лидера гонки, выступающего за тесные связи с Европой и таким образом призывающего за большую независимость от своего крупного соседа. В пятницу, всего за неделю до второго тура, Путин опять оказался на Украине.

На языке международной дипломатии это называется вмешательством во внутренние дела другого государства. Для Путина, однако, такие поступки становятся все более типичными, и такую тенденцию можно назвать мягким российским империализмом.

От границ новой Европы до Кавказа и Средней Азии Путин стремится склонить на свою сторону и поставить под прямой контроль Кремля страны, которые в России называют «ближним зарубежьем». В этих целях президент использует значительные средства и свой личный авторитет.

Чтобы еще теснее привязать соседей и увеличить их зависимость от России, Путин использует экономические рычаги, прежде всего нефть и газ, которые продаются им по сниженным ценам. В ответ на усиление американского военного присутствия в Средней Азии вслед за терактами 11 сентября он увеличил российскую военную группировку в Таджикистане и Киргизии.

В Молдавии и Грузии Россия открыто поощряет сепаратистские регионы, отказываясь выполнять собственные обещания по выводу своих войск. В грузинской Абхазии и Южной Осетии Москва предоставила российское гражданство тысячам людей, которые фактически являются гражданами иностранного государства. Тем самым эти люди автоматически становятся объектом особого внимания кремлевской дипломатии.

Путин не восстанавливает Советский Союз. Однако он пытается создать его точную экономическую, социальную и военную копию во всех бывших советских республиках, кроме трех, с Москвой в роли лидера. Эти три исключения — балтийские государства, которые решительно разорвали старые цепи и сегодня состоят в НАТО и Евросоюзе. Во всех остальных странах, несмотря на их самостоятельные и самобытные пути развития после развала Советского Союза, Путин, похоже, добивается успеха.

«Россия постепенно восстанавливает ту „мягкую власть“, которой владел СССР в своей непосредственной зоне влияния», — написала недавно в исследовании для лондонского Центра внешней политики Фиона Хилл, эксперт Института Брукингса, ссылаясь на экономическую власть и культурное влияние, которые некогда сопровождали гораздо более жесткую власть военной машины и аппарата безопасности, контролировавших Советский Союз и Восточную Европу.

Не удивительно, что господин Путин, как и любой другой лидер, считает себя вправе защищать то, что расценивает в качестве национальных интересов, в своем огромном «заднем дворе», особенно сегодня, когда Соединенные Штаты, Европейский Союз, Китай и другие государства активно преследуют здесь свои деловые и стратегические интересы. Однако ряд его политических шагов и заявлений вновь пробудили боязнь длинной российской тени.

В Польше, бывшей союзнице СССР, разразился скандал в связи с утверждениями о взятках и шпионаже, к которым был причастен российский агент спецслужб и крупнейшая нефтяная компания страны. «Мы сталкиваемся с восстановлением Российской империи, на этом раз осуществляемым экономическими средствами», — заявил в прошлом месяце членам группы парламентского расследования бывший шеф разведки Збигнев Семятковский.

Действительно, подъем российской экономики после финансового кризиса 1998 года дал Путину новые рычаги, при помощи которых он противостоит тем экономическим и политическим стимулам, которые Запад предлагает Украине, Грузии, Армении, Азербайджану и странам Средней Азии, чтобы вырвать их из объятий Москвы.

У России есть преимущество географической близости и давних связей, в том числе, лингвистических, поскольку русский язык остается языком коммерции и дипломатии во всем регионе. Что еще важнее, у России есть нефть и газ. С ростом потребностей даже Соединенные Штаты начинают толкаться локтями с Китаем и Японией, чтобы получить доступ к российским скважинам.

Как сказал руководитель исследовательского отдела московской «Объединенной Финансовой Группы» (United Financial Group) Стивен О"Салливан, «нефть и газ — это то, что делает Россию важной страной для значительной части мира».

Господин Путин, недавно назвавший распад Советского Союза «национальной трагедией», совершенно определенно хочет вернуть России ее статус супердержавы. И здесь больше, чем просто экономические интересы. Воспринимаемый в России как потеря уход прибалтийских государств и, в недавнее время, Грузии, расценивается здесь как удар по национальному престижу.

Именно поэтому исход выборов на Украине так очевидно важен для Путина. Несмотря на получение в 1991 году независимости, Украина сохраняет тесные связи с Россией, потому что провела столетия под рукой Москвы. Многие граждане Украины являются этническими русскими. Украинская столица Киев считается местом зарождения российского государства и русской православной церкви.

Решение президента Леонида Кучмы уйти с президентского поста после 10 лет правления положило начало жесткой конкурентной борьбе за определение будущего страны. Сам Кучма лавировал между Россией и Западом, однако он поддержал премьер-министра Виктора Януковича, который дал ясно понять, что интересы его страны лежат на востоке. И благодаря этому Янукович становится для Путина более предпочтительным кандидатом, чем Виктор Ющенко, который хочет сбалансировать торговые украинско-российские связи с более широким развитием от отношений Украины с европейскими соседями.

«Эти выборы имеют отношение не просто к Ющенко или Януковичу, или даже к Украине. Они имеют прямое отношение к России», — заявил в интервью после первого тура выборов директор Европейского центра международных исследований в Киеве Григорий Немиря.

Он сказал, что победа Ющенко во втором туре будет публичным унижением для Путина, как в России, так и за рубежом. «Возникнет ощущение, что Украина, как и Грузия, ускользнула, — заявил он, — это будет похоже на бегство из семьи младшей сестры».

Похоже, именно по этой причине господин Путин в пятницу вновь прибыл на Украину с, как говорит Кремль, рабочим визитом в целях развития отношений, открытия новой паромной переправы и новой линии железнодорожного сообщения.

Ли Майерс (STEVEN LEE MYERS), 15 ноября 2004


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru