Русская линия
Московская правда Павел Флоренский15.11.2004 

Мудрость чудес

Свидетель
Русская Православная Церковь озабочена передающимися из уст в уста историями о чудесных исцелениях, которые происходят вне Церкви. Да и в Церковь стали обращаться, как в поликлинику. И искать не спасения души, а здоровья телесного. Но, слава Богу, все-таки чудеса бывают. Какие именно, рассказал член комиссии по чудесным знамениям, происходящим в Православной Церкви, академик РАЕН Павел Васильевич Флоренский.

— Известны слова о. Павла Флоренского: «В Церкви все чудо: и таинство чудо, и водосвятный молебен чудо, и каждая икона чудо, и каждое песнопение не что иное, как чудо. Да, все чудо в Церкви, ибо все, что ни есть в ее жизни, — благодатно, а благодать Божия и есть то единственное, что достойно имени чудо». А вне Церкви чудо возможно?

Я думаю, что эти слова выражают весь смысл нашей беседы, потому что это говорил мой дед и потому что это сказано правильно. У чуда разные определения, в латыни чудо имело два обозначения miraculus и absurdum, то есть невиданное и неслыханное. А сюда можно отнести и «чудеса, где леший бродит» Пушкина, и чудесные совпадения, и даже кошелек, украденный у вас из кармана. Мы же этого не касаемся. Мы — это комиссия по чудесным знамениям, происходящим в Русской Православной Церкви. Название комиссии не столько обозначает нас, сколько ограничивает. Поэтому мы будем говорить о чуде как знамении и о божественном знаке.

Чудо в Церкви всегда знамение. Но для человека верующего чудо все. Князь С. Н. Трубецкой писал, что у древних иудеев все было чудесным, и это было для них естественным. Это отношение похоже на реакцию моего младшего внука, который, видя подброшенный мячик или фокус, одинаково радостно хлопает в ладоши. А вот старший внук сразу говорит: «У тебя второй пятак в кармане!» Он пытается разгадать и понять, и это тоже хорошо. В противоположность древним иудеям, современные протестанты считают, что все движется по плану Божьему, все объяснимо и все благодатно. У нас же несколько иная позиция. Чудо не требует объяснения, оно дано нам как знак, но все-таки его можно изучать.

Всем хочется чего-то, и чем больше сомнений, тем больше хочется. Христос творил чудеса, когда переломил весь мир, когда было кризисное состояние мира. Он созидал новый мир. Обилие чудес в наше время — показатель кризисного положения общества. И Господь дает знаки, что, мол, держитесь, ребята.

Не обходится без курьезов. В Щелкове о. Сергий Казаков, батюшка в церкви, где было мироточение, когда мы представились, как комиссия, первым делом окропил нас святой водой: «Комиссия, говорите?!».

— Чудеса даны нам в неком субъективном восприятии или есть научные способы зафиксировать то или иное явление, как чудесное?

— В комиссию вошли только ученые-естественники. И мы, как та мартышка из басни Крылова, получившая очки, которая то к темени их прижмет, то понюхает, то полижет. Занимаемся только чудесами, связанными с веществом, а не с чудесными прозрениями или исцелениями. Это дело других специалистов: врачей, психологов. Мы ограничили себя тремя систематическими, массовыми знамениями. Когда построили карту их появления на территории России, то она совпала с картой плотности населения. Такая же, кстати, история с картой падения метеоритов. Где людей больше, там их и больше находят. Но происходят эти чудеса разнообразно и постоянно.

Одно из знамений в простонародье называют мироточение. На иконах появляется благоухающее масло, но не миро, которое варят раз в несколько лет и мажут им только во время таинства крещения, а именно масло с очень приятным ароматом.

Второе знамение — обновление икон. Когда иконы приносят в храм, с них сползает грязь, и они начинают сиять. Третье знамение, которое рассматривает наша комиссия, — отпечаток иконы на стекле. В их изучении мы можем проявить себя, как деятели науки. Мы еще очень увлечены благодатным огнем в храме Гроба Господня, но туда трудно попасть вместе с приборами.

Есть и разногласия внутри самой комиссии: одни считают, что чудо должно быть необъяснимо. Но почему? Господь дал нам все в употребление во благо. Поэтому и все остальное во благо, если с любовью и благочестиво. Ведь все в той или иной степени свято. Я на практических занятиях по геохимии объясняю студентам, и это как задачку способен решить старшеклассник: в каждом из нас множество молекул, которые побывали в теле Христа во время его земной жизни. Во всем они есть и все свято.

— Какие чудеса, из названных вами, имели место в Москве?

— Вот, например, обновление икон. Замечательный реставратор Адольф Овчинников, который расчищал все великие святыни иконописи России, сказал мне, что они никогда не обновляются. Обычно обновление происходит с новыми, молодыми иконами. В храме Покрова в Красном Селе, где настоятель о. Валентин Асмус, человек широкого образования, ведет огромную благотворительную работу, было обновление иконы. Храм расположен в окружении трех вокзалов, месте, как известно, не очень хорошем. Но там открыли благотворительные центры, воскресную школу, начали вести большую пастырскую деятельность. Храму была пожертвована прихожанами икона Божией Матери Троеручицы. И после нахождения в храме, она обновилась.

Мироточение я наблюдал около Чкаловского, в том храме, где о. Сергей Казаков окропил нас когда-то святой водой при знакомстве, и во многих других местах. Масло, появляющееся на иконах при мироточении, по своему составу ближе к растительному, а не к минеральному. Но о. Сергей Казаков относится к этому, как к второстепенному чуду, ведь главное — богослужение. Опытные батюшки всегда уносят мироточивую икону в алтарь, чтобы не отвлекать паству от главных чудес.

Бывал я и в частных домах, где мироточат иконы. Например, под Брянском наблюдал мироточение очень благоуханное. Но в XVIII веке Церковный Собор постановил, если в доме происходит такое с иконой, надо отнести ее в храм или монастырь. Потому что жить во всей нашей обыденности в доме, где происходят чудеса, — кощунственно. Дом не место для чудес, и это справедливо.

— Павел Васильевич, а как правильно относиться к чудесам?

— Если это происходит в храме, то спокойно, как и относятся к этому священники. Там это естественно и обычно. Что же касается иных мест, то будьте осмотрительны. К сожалению, к чудесам обращаются не столько как к предмету благоговейного созерцания, сколько как к способу решать свои проблемы. Будь то болезни или неприятности. Существует даже плакат, где говорится о том, какой святой заведует решением каких вопросов, как указатель кабинетов и врачей в поликлинике. Но врачи — профессионалы, а здесь нередко врачевателем выступает «баба Феня — целитель в десятом поколении».

Лет 10 назад наше общество тяжело болело экстрасенсами, которые принесли очень много зла, отвлекая людей от профессиональной медицинской помощи. Поверьте, что каждое выздоровление есть все-таки чудо, но делается оно руками врачей. Конечно, по вере, по праведной жизни и по молитвам близких. Но подчеркиваю: не надо подменивать церковью поликлинику, а особенно знахарями и целителями, действующими от имени Церкви.

— А какое чудо поразило Вас самого?

— Главное чудо — это возрождение православия. Сам я прикоснулся к чуду возрождения храмов. Когда-то писатель Владимир Солоухин и тогдашний редактор «Литературной России» Эрнст Сафонов предложили дело, в успех которого мы тогда не совсем верили. Мы писали статьи, отдавали гонорары в счет восстановления храма Христа Спасителя. Мы собрали, наверное, большую сумму в пересчете на каждого участника, но незначительную, если считать затраты на строительство. Юрий Селиверстов предлагал прекрасную идею: установить на месте храма один каркас. Такой абрис в воздухе, сияющий, бестелесный храм. А внизу часовня. Но тут свершилось настоящее чудо, и храм был восстановлен полностью городскими властями. Мы ведь не сильно верили, что это произойдет, и нам вернут главную святыню России. Этим событием был обозначен рубеж тысячелетий в России.
Обилие чудес в наше время — показатель кризисного положения общества.

Иванка Бикеева
06.11.2004


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru