Русская линия
Седмицa.Ru Ирина Купченко01.11.2004 

«Мы снимали фильм по благословению Святейшего Патриарха»
После презентации телесериала «Земное и небесное» народная артистка России И. Купченко ответила на вопросы корреспондентов СМИ

29 октября после состоявшейся в рамках Х фестиваля теле- и радиопрограмм «Радонеж» презентации телесериала «Земное и небесное» народная артистка России Ирина Купченко ответила на вопросы корреспондентов СМИ:

— Ирина Петровна, это Ваше первое участие в церковном проекте?

— Да, первое. Раньше такого опыта у меня не было.

— На какого зрителя рассчитан фильм?

— Я надеюсь, что верующим людям фильм принесет духовную радость, а неверующим — пользу. Я думаю, что фильм, прежде всего, рассчитан на людей, у которых есть в душе капля веры в Бога, но они об этом еще не знают и не задумываются, еще не разобрались. Я хотела бы, чтобы, посмотрев фильм, кто-то из них понял: «А ведь я на самом деле верующий!».

— Вы сразу согласились участвовать в фильме?

— Да, сразу и с радостью. Я даже и сценария к тому моменту еще не читала, знала только, что фильм посвящен истории Русской Православной Церкви, истории веры нашего народа. Думаю, что историю России нельзя понять, если не знать истории Русского Православия.

— Было ли Вам трудно работать над фильмом?

— Было чувство радости. То, что в другой работе было трудно, здесь, напротив, давалось легко. А ведь иногда мы снимали буквально и днем, и ночью.
Например, на съемку Пасхального сюжета мы поехали в Шамордино и в Оптину пустынь. Мы были на ночной службе в Шамордино, после ночной службы у нас были два часа для отдыха, а затем снова cъемки — в Оптиной пустыни. Только я сняла пальто, чтобы отдохнуть, бежит ассистент оператора: «Скорее выходите, там солнце красивое, надо снимать!» Был сказочно красивый восход солнца! Короче говоря, никакого отдыха у нас не получилось, но мы сняли отличные кадры и в Шамордино, и в Оптиной пустыни.
Я знаю, что обычных условиях я была бы разбитая, уставшая, не смогла бы работать. А здесь этого не было. Наоборот, было ощущение, что мы как на крыльях работали. Думаю, что нам помогал Бог, потому что мы снимали фильм по благословению Святейшего Патриарха.

— В этом проекте участвовали несколько актеров. И каждый по-своему подошел к своей работе. Какой подход Вы выбрали?

— Конечно, я пыталась как-то воздействовать на зрителя, задеть его сердце, душу. Но мне не хотелось давить на сознание зрителей. Нужно было не заставлять, не уговаривать, не внушать, но говорить максимально искренне. Была надежда, что зритель поймет и примет то, что скажу.

— А история Крещения внука Н.С.Хрущева рассказана Вами или автором сценария?

— Эта история мною рассказана. Автор сценария не мог знать этих подробностей. Там были сюжеты, связанные с правлением Хрущева. И я рассказывала о гонениях на Церковь, об отношении Хрущева к Церкви вообще. Хрущев причинил много зла Церкви. Но пути Господни неисповедимы, я лично участвовала в крещении внука Хрущева — он православный верующий. И этот рассказ вошел в фильм.
Наш фильм создавался как живой организм, мы относились к тому, что мы делали, как к живому. Многие материалы появились в процессе работы. Если режиссер видел что-то интересное, он по ходу работы вставлял этот материал в фильм.

— Сегодня на фестивале была дискуссия о формах взаимодействия Православной Церкви с миром искусства, в частности — с телевидением и кинематографом. Что Вы думаете о современном состоянии нашего телевидения и кино? Каковы, по-Вашему, перспективы взаимодействия телевидения и кино с Церковью?

— Впечатления от современного состояния нашего телевидения и кино у меня, как и у многих, весьма безрадостные. Убрали цензуру с телевидения и из средств массовой информации в расчете на гражданскую ответственность, в расчете на то, что сотрудники СМИ сами знают, что хорошо и что плохо, полагая, что они сами самостоятельно умеют отделять добро от зла, ведь именно в этом заключается свобода выбора. В итоге нет ни внешней, ни внутренней ответственности. Но надо не осуждать, а делать что-то хорошее. Добро станет зерном, которое прорастет и даст новые всходы.

— Сейчас не только перед взрослыми, но и перед детьми нередко стоит выбор: смотреть сомнительный фильм или не смотреть, читать «Гарри Поттера» или не читать. И сегодня дискуссия показала, что и внутри Церкви есть разные мнения по этому вопросу. Например, митрополит Кирилл рассказал сегодня о своем опыте проповеди на рок-концерте. Как Вы думаете, можно ли совмещать церковную проповедь с акциями, которые не всегда, сточки зрения верующего человека, выглядят благочестивыми, традиционными?

— Для меня это слишком сложный вопрос, особенно — проблема воспитания детей. В то же время очевидно, что одно дело — проповедь для людей, не имеющих религиозного опыта, и совсем иное дело — для православных семей, где взрослые и дети вместе ходят в храм. Но я думаю, что все, что не противоречит любви и истине, — это тоже элементы Православия. Я верю, что Церковь может внести ясность в сумятицу понятий человека, живущего в наши дни в нашей стране. В Церкви есть стержень, на котором только и держится человеческая жизнь, потому что человек не может жить без смысла, а значит, и без веры в Бога и бессмертие свой души.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru