Русская линия
Новые Известия Сергей Анисимов,
Михаил Поздняев
28.10.2004 

Полный коллаж
Православные активисты Нижнего Новгорода «зачистили» выставку местных авангардистов

На следующей неделе в Замоскворецком суде столицы возобновятся слушания по уголовному делу, возбужденному против устроителей выставки «Осторожно, религия!» в Музее А. Д. Сахарова. Напомним, что возбуждению иска предшествовал разгром экспозиции членами «Союза православных граждан». История получила на днях развитие в Нижнем Новгороде: активисты СПГ руками градоначальников «зачистили» выставку «Коллаж-сити».

Экспозиция, открывшаяся на прошлой неделе в выставочном центре Музея истории и культуры, по словам кураторов, по-своему уникальна. Коллаж (сочетание в художественной фактуре разнородных материалов) «впервые стал основополагающей концепцией». Директор музея Сергей Алешин говорит, что цель выставки — создание единого пространства, объединяющего началом которого стал бы синтез различных манер и техник составления коллажа. «Все это отражает калейдоскопичность жизни современного большого города. Форма коллажа может считаться одной из наиболее адекватных мировоззрению современного городского человека», — убежден директор музея. Короче, «типа эксперимент», как выражаются современные мастера культуры. Но далеко не все нижегородцы его одобрили. Региональное отделение «Союза православных граждан» выступило с открытым обращением к городским властям закрыть выставку раньше установленного срока. В петиции говорится, что в состав экспозиции вошли кощунственные изображения, оскорбляющие религиозные чувства, «Православные граждане» полагают, что нахождение «непристойных изображений» в одном помещении с произведениями искусства других художников бьет по репутации последних. А потому «правоверные» художники должны «откреститься» и от самой выставки, и от работ «певцов низости». «Мы считаем, — сказано в обращении, — что честь нашего города задета этим событием, являющимся вызовом всем нижегородцам и уголовно наказуемым делом».

Пытаясь объективно рассмотреть ситуацию в Нижнем, не принимая точку зрения ни художников, ни православных зрителей, поневоле приходится прибегнуть к психиатрической терминологии. Говорить о фрагментарном сознании как одних, так и других. Мастера культуры выхватили из плотного слоя православия лишь отдельные элементы, даже не знаки и символы, но расхожие клише. Точно также православные граждане посчитали за кощунство, к примеру, то, что художник Андрей Егоров поместил в оклад иконы взамен святого лика фотографию Мерилин Монро. «Я нашел икону на улице и даровал ей вторую жизнь, — объясняет свою позицию художник. — Икона моя собственность, что хочу, то с ней и делаю». — «Если нашел икону — отреставрируй и отдай в церковь или молись дома, но не устраивай бесовщину, — возражает секретарь нижегородской епархии РПЦ о. Игорь Пчелинцев. — Не плюй в лицо верующим!» Казус «Коллаж-сити» вскрывает, пожалуй, даже глубже, чем разгром выставки в Сахаровском центре и захват членами СПГ в августе этого года реставрационных мастерских им. Грабаря, конфликт двух типов сознания: архаичного и авангардного. Им, как двум медведям, не ужиться в одной берлоге. Что не означает невозможность плодотворного диалога. Но диалог должны вести конкретные носители того и другого сознания, испытывающие в этом потребность. Как испытывали ее Пушкин и митрополит Филарет (Дроздов), Малевич и о. Павел Флоренский, Александр Галич и о. Александр Мень. А таких людей сегодня, похоже, нет ни в церковной ограде, ни в стане мастеров культуры. Те же, кто есть, включая нас, руководствуются исключительно принципом «нравится — не нравится».Хилым, признаться, принципом. Умные люди в таких обстоятельствах стараются не заступать на чужую территорию. Но беда в том, что и церковь, и актуальное искусство сегодня «свою территорию» стремительно расширяют. И всякого чужака, забредшего на их землю, готовы объявить вражьим лазутчиком, если не террористом. А при первой стычке — апеллируют к властям. Вот и нижегородские «православные граждане», смекнув, что повторение пройденного (силовые методы, вроде обрызгивания картин фаской из баллончиков и захвата помещения) чревато силовым же ответом, призвали власти защитить их совесть. И прошли с большими дядями по музею, тыча пальцем в коллажи: «Этот оскорбляет… И этот… А этот вроде не шибко…»

Как сообщили «Новым Известиям» в администрации Нижнего Новгорода, оскорбляющие чувства верующих объекты были изъяты из экспозиции. Пресс-секретарь мэрии Евгений Семенов пояснил, что «духовная цензура» стала в данном случае возможна, поскольку помещение выставочного зала является муниципальной собственностью. Частные же музеи (кинозалы, театры, концертные площадки) остаются, надо так понимать, не только площадками для эксперимента, но и «зоной риска». Равно как и храмы — не только местом для молитвы, но и объектом для экспериментов художников. Короче, типа между искусством и церковью идет война. Не на живот, а на смерть. И не идейная — всамделишная. И не только в Москве и Нижнем, а на всем пространстве нашей матушки России.

***

Возможен ли сегодня диалог Церкви и культуры?

Протоиерей Михаил АРДОВ, писатель, публицист:

— Мне кажется, что люди, громящие подобные выставки, движимы добрыми чувствами: защитить свои святыни от поругания, что мы сплошь и рядом наблюдали при большевиках, Но это борьба не с болезнью, а с ее внешними проявлениями. Если бы наша Церковь имела смелость и силы бороться с истинной болезнью — обличать коррупцию, противостоять растлению народа, порицать культ наживы и насилия — тогда бы и к ней относились куда серьезнее. Диалог культуры с Церковью и вообще чей бы то ни было диалог с ней уже невозможен, потому что весь мир, включая нашу несчастную страну, путает Божий дар с яичницей на каждом шагу. Это касается и Церкви. Нельзя понять, чем ее чиновники руководствуются, снимая в Нижнем «псевдоиконы» Мерилин Монро и одновременно превознося Илью Глазунова, у которого подобных «икон» сотни. Чем объяснить, что наша Церковь осуждает показ по ТВ фильма «Последнее искушение Христа» и объявляет шедевром мерзкую своим натурализмом картину «Страсти Христовы»? Только тем, что как «мастера искусства», так и наша Церковь давно без царя в голове. В данном случае — Царя Небесного.

Владимир МАРТЫНОВ, композитор, историк древнерусской музыки:

— Ни современная культура, ни Церковь не только не готовы к диалогу — изначально не способны. Один из главных моментов то, что Церковь не то что не имеет собственной культурной политики, но ведет политику антикультурную. Продукция, которую она поощряет, и взгляды, которые она прокламирует, как культуру, для реальной культуры попросту не приемлемы. Я 17 лет в церковных структурах проработал, преподавал, был регентом хора, но ушел в 97-м году оттуда, поскольку на собственном опыте познал, что это вещи несовместные. Но и от художников требуется некоторая деликатность. Я знаю, что многие художники, которые выставились в Музее Сахарова, пали жертвой даже не глупости своей, а необразованности. Эти люди не отдают себе отчета, с чем имеют дело. Так же и «Церковь не имеет понятия о тех культурных стратегиях и культурных жестах, которые сейчас приняты. В общем, ситуация похожа на басню про лису и журавля. С той разницей, что наша лиса готова журавлю горло перегрызть, а он ей череп клювом раздробить.

Олег ЦЕЛКОВ, художник:

— Светское искусство изначально кощунственно, поскольку отражает грешный мир. А Церковь — обращена к миру ангелов. Что касается разгромов выставок православными гражданами — это рецидив советского воспитания. 30 лет назад выставки громили коммунисты, а теперь носители православной идеологии. Наша система как тогда не могла, так и теперь не может обойтись без врагов. Ведь если нет врагов, не нужно никого за собой вести. Системе проще, когда можно ткнуть в кого-то пальцем: «Ты видишь? Оказывается, у тебя есть враг». Меня тоже, когда я жил в СССР, упрекали не только в антисоветчине, но и в богохульстве, когда я написал «Тайную вечерю». Мне говорили: «Ты каких уродов нам нарисовал?! Это же Христос и 12 апостолов!» А мне захотелось изобразить для окружавших меня людей их богов зеркально: в том виде, в каком люди эти похожи на богов. Если человек образ и подобие Бога, значит, и Бог имеет подобие человека. Вот приблизительно колесо картины. Это, безусловно, богоборчество, безусловно вызов, но это несет, с моей точки зрения, и много правды. Я конкретно не против Христа, не против апостолов, не против христианства. Но я против лжи о Боге и о человеке. И против такого порядка вещей, когда каждый день тысячи Христов подвергаются предательству и избиению, И никто, включая Церковь, не желает понять: жить в отчуждении — себе дороже…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru