Русская линия
Financial Times Deutschland Эндрю Джек26.10.2004 

Дедовщина в казармах деморализует российскую армию

В глазах Алексея, призывника из Нижнего Новгорода, служба в терзаемой войной Чечне выглядит менее устрашающей, чем систематические издевательства, которым он подвергался у себя в казарме.
«Я бы с удовольствием отправился в Чечню, во-первых, потому что, когда у тебя в руках оружие, отношения с другими солдатами совершенно иные, а во-вторых, потому что за это платят деньги, — говорит он. — Тебя могут убить, но в нашей дивизии было намного хуже».

Вначале он думал, ему повезло, что он попал в дивизию воздушно-десантных войск, где, как он полагал, не бывает дедовщины. На самом же деле он подвергался регулярному грабежу, унижениям и избиениям, причем, следует отметить, со стороны тех, кто вернулся из Чечни. Прослужив половину срока, он сбежал, после того, как за пьяный капитан за его жалобы сломал ему нос.

Его история, открывающая доклад организации Human Rights Watch, типична для сотен тысяч призывников, ежегодно подвергающихся дедовщине — от слова «дед», так называют на военном жаргоне военнослужащих второго года.

Исследование, проведенное Human Rights Watch, вновь поднимает вопросы о моральном состоянии в российской армии, оказавшейся в центре внимания из-за очевидных осечек военного командования, которые, возможно, привели к трагедии во время захвата школы в Беслане.

С самого момента распада Советского Союза моральный дух солдат и офицеров падал все ниже, и уклонение от призыва стало широко распространенной практикой.

Human Rights Watch за три года провело множество бесед по всей стране с сотней военнослужащих, членами их семей, бывшими офицерами и другими людьми, что помогло выявить факты многочисленных злоупотреблений, каждый год приводящих к тысячам фактов дезертирства, сотням попыток самоубийства и многочисленным травмам.

Даже по данным официальной статистики, которая, как считают правозащитники, сильно занижает показатели, в результате дедовщины в первом полугодии 2004 года погибло 25 человек. Кроме того имело место 190 случаев самоубийства, куда загадочным образом включено 60 случаев, когда солдаты лишали себя жизни «против своей воли».

В то время как различные «обряды посвящения» распространены в армиях и некоторых других институтах во всем мире, авторы исследования настаивают, что в России не делается ничего, чтобы способствовать сплоченности. Вместо этого каждой группе военнослужащих просто предоставляется возможность срывать свое недовольство на своих последователях во время второго года службы, что ведет к «беззаконию и грубейшему нарушению прав человека».

Проведенный ими анализ — это часть нового подхода правозащитных организаций, связанного с обнародованием фактов, касающихся нарушения прав человека в России. Русские привыкли к сообщениям о масштабных злоупотреблениях в Чечне, и Human Rights Watch решила продемонстрировать факты злоупотреблений ближе к дому.

Наталья Жукова, глава Нижегородского комитета солдатских матерей, который уже давно пытается бороться с дедовщиной и другими нарушениями в рядах вооруженных сил, сказала вчера, что сейчас ситуация ухудшается. Старший офицерский состав не только игнорирует факты дедовщины, но все чаще принимает в этом участие, и иногда даже сами офицеры становятся жертвами.

«Мы должны поднять уровень ответственности за каждого человека в армии и расширить гражданские права, так, чтобы каждый солдат чувствовал себя гражданином, — сказала она. — Как такая армия может эффективно вести боевые действия в Чечне, если там практикуется неоправданное насилие?»

Недавно Комитет солдатских матерей предложил помощь в переговорах с умеренными чеченскими лидерами.

За десять лет войны в Чечне погибло более 20 тысяч российских солдат и по крайней мере 40 тысяч чеченцев, в том числе женщины и дети.

ИноСМИ.РУ

25.10.04


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru