Русская линия
НГ-Религии Рафаэль Хакимов22.10.2004 

Чтобы брешь не превратилась в пропасть
Следование сложившимся традициям не всегда ведет к спасению

Об авторе: Рафаэль Сибгатович Хакимов — государственный советник по политическим вопросам при президенте Республики Татарстан, директор Института истории Академии наук Татарстана.

Татары приняли ислам 16 мая 922 г. в городе Булгар, недалеко от Казани. Средневековые мечети Булгара и сегодня служат местом паломничества для многих верующих. Особой датой для мусульман Поволжья является 1312 г., когда Узбек-хан, при котором Золотая Орда достигла вершин своего могущества, начал «исламскую революцию». Он нарушил «Великую Ясу (Свод законов)» Чингисхана, по которой все религии были равны и освобождались от налогов. Те татары, которые не согласились принять «веру арабов», были казнены. Правда, реформы Узбек-хана не затронули русских, но для татар это было поворотным моментом в истории.

После падения Казани в 1552 г. начался период насильственной христианизации, сопровождавшейся разрушением мечетей и медресе. Перед татарами встала дилемма: стать православными и сохранить свое имущество, поместья, дворянское звание и т. д. или же остаться мусульманами и лишиться всего. Часть татар предпочли первое. Такие известные русские фамилии, как Державин, Карамзин, Чаадаев, Тургенев, Аксаков, Кутузов, Огарев, Тимирязев, Юсупов, Куприн и т. д., происходят из старинных татарских родов. Они не только знали о своем происхождении, но и порой гордились им.

Другая часть татар отказалась перейти в православие. Кто-то уехал в мусульманские страны, кто-то поднимал восстания. После пугачевского бунта Екатерина II была вынуждена принять указ о веротерпимости. С этого момента начинается строительство мечетей, часть крещеных татар принимает ислам. Некоторым из них восстановили дворянское звание, хотя оставили ограничения в имущественных правах или выборе профессии, а также запретили открывать татарские светские учебные заведения.

В XIX в. развитие капиталистических отношений поставило перед татарским народом новые задачи: они должны были стать конкурентоспособными. Это в корне меняло функции ислама: из института сохранения этноса он должен был стать фактором развития. Существующие мазхабы (правовые школы) не годились для условий России. Нужно было самостоятельно искать пути развития. Мазхабы, появившиеся в IX—XI вв.еках как естественное развитие ислама, впоследствии законсервировали свободную мысль и общественные отношения. Выдающийся исламский богослов Абу Ханифа предупреждал: «Запрещено кому бы то ни было, кто не знает моего доказательства, выносить мои постановления — фетвы, ссылаясь на мои слова». Но его последователи не послушались учителя и создали ханифитский мазхаб, которого татары придерживались с X века.

Ровно 200 лет назад, в 1804 г., богослов Габденнасыр Курсави написал трактат, в котором призвал татар к модернизации ислама. В нем, в частности, говорилось: «Вы не истинные и правоверные мусульмане. Вы отступили от Корана Аллаха и преданий Пророка». Следование сложившимся традициям не вело к спасению, нужен был иджтихад, то есть самостоятельный поиск. При этом для Курсави общественное мнение не могло выступать критерием истины. Он считал, что человек, убежденный в истинности своих рассуждений, имеет право действовать по собственному усмотрению, даже если его поступок осуждается большинством. Эта мысль была революционной.

С Курсави начинается религиозное течение, получившее название джадидизма (от арабского ал-джадид — обновление, реформа). Джадидизм критически относился к мазхабам. Фанатизм мазхабов стал «проклятием народов ислама», писал Габдулла Буби, основатель одного из самых передовых медресе того времени «Иж-Буби». Джадидизм был открыт западной культуре. Он стал доминирующим движением среди поволжских и крымских татар, в Центральной Азии и Азербайджане.

Исламская реформация, начавшись с богословия, преобразовала и общественную жизнь татар. Изменилась система образования, возникли новые периодические издания, издательства и типографии, так что к началу ХХ в. почти все татары были грамотными. Одной из статей экспорта татарских купцов стали книги и газеты. В Азии о Пушкине впервые узнали через переводы на татарский язык.

В джадидских медресе готовили предпринимателей, которые получали образование по математике, бухгалтерии, географии, французскому языку и т. д. Наконец, как своего рода венец татарской исламской реформации следует назвать создание политических партий и собственной мусульманской фракции в Государственной Думе.

Борьба татарских реформаторов со средневековыми традициями была одним из проявлений вечного противостояния прогресса с отсталостью. Как это ни прискорбно, но в «кадимизме» (направление традиционного ислама у татар) не было ничего прогрессивного, из этой среды не вышло ни одной значительной фигуры. Кадимисты даже доносили царской охранке на джадидов.

Сегодняшняя ситуация возвращает татар к началу XIX века. В условиях господства мирового рынка и глобализации перед татарами вновь стоит задача достижения конкурентоспособности. И опять-таки, как и двести лет назад, исламский мир не дает образцов поведения. Мы не можем, как Саудовская Аравия, жить на нефтедоллары. Татарстану нужно самостоятельно искать пути развития, причем с учетом того, что российские условия для наших мусульман не чужды. Миллионы мусульман выросли в России с убеждением, что они должны жить в светской стране, считаясь с той культурой, которая выработана за многие столетия.

Наши главные конкуренты находятся на Западе, а потому мы вынуждены вводить стандарты, близкие к международным. Мы не можем ориентироваться на Судан, Пакистан, Иран. Нам нужен евроислам. Пророк Мухаммад говорил: «Воистину, Аллах в начале каждого столетия будет посылать умме человека для обновления религии».

Многие нормы шариата безнадежно устарели. Ислам призывает к справедливости, а ее не бывает без равенства мужчины и женщины. Полигамия, как и исламское право наследования, процедура развода ставит женщин в неравное с мужчинами положение. Это неравенство было оправданно в Средние века, но оно не имеет смысла сегодня. Иного прочтения требует и понятие джихада, который чаще всего понимают как войну с неверными. Пророк различал малый джихад с применением силы и высший джихад, который предполагает мирное продвижение ислама. Сегодня под джихадом следует понимать то, что он буквально и означает — «усердие», борьбу с неверием в себе. Малый джихад, если он справедлив, то объявляется в целях самообороны, для борьбы с насилием и тиранией, что вполне соответствует международному праву.

Человечество движется от раздробленности к единству. Международные нормы стали выше, чем интересы отдельных государств и общин, а значит, и шариат нуждается в соответствующей корректировке. Когда-то воинственность была чертой всех религий. Мусульмане с мечом в руке создавали халифаты. Христиане Европы устраивали крестовые походы. Католики и протестанты ожесточенно воевали друг с другом. Сегодня особенно важно в каждой религии увидеть призыв к добру и милосердию.

По Корану, Бог един. В нем сказано: «Тем, которые уверовали, иудеям, христианам, сабеянам и всем, кто уверовал в Бога и в последний день и кто творил добро, будет награда от Господа. и им не будет ни страха, ни печали», поэтому творить добро для людей — безусловное предписание Аллаха. Благодать Господа объемлет все его творения, вне зависимости от вероисповедания.

После событий 11 сентября 2001 г. в мире нарастает исламофобия. Мир раскололся, появилась брешь, которая может стать пропастью. Объединить мир могут только новые ценности. Они не могут быть чисто либеральными, но не могут быть и традиционно-исламскими. Сближает Восток и Запад иджтихад — свободомыслие, которое есть не что иное, как начало либерального сознания. Если свободная личность тянется к образованию и наукам, стремится к прогрессу общества, то это вполне приемлемо как для западной, так и исламской культур.

В ХХ в. одним из самых значимых событий стало разрушение Берлинской стены не только в смысле объединения двух немецких стран, но и исчезновения преград между Западом и Востоком. Но вместе с тем возникла стена между христианством и исламом. Задача людей доброй воли сломать и эту «Берлинскую стену». Нам нужен евроислам, который одинаково приемлет ценности Востока и Запада.

Праведность состоит в том, чтобы люди становились цивилизованными, культурными и образованными. Это и есть служение (ибадат) в широком смысле слова. Пророк Мухаммад сказал: «Для всего есть свой путь. Путь же в рай открывает знание». Любое знание есть шаг к Господу, который ждет не слепого поклонения, а пользы от деятельности человека.

Ислам — развивающееся мировоззрение. Модернизация — его внутренняя сущность и неотъемлемое качество. В этом его сила, и он достаточно гибок, чтобы суметь ответить на вызовы времени.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

заказ автобусов Тольятти комфортабельные.