Русская линия
Независимая газетаАрхиепископ Антонио Меннини20.10.2004 

Преодолеть ментальные различия
В ухудшении отношений редко бывает виновата одна сторона, считает архиепископ Антонио Меннини

Выступая на открытии Архиерейского Собора, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II заявил, что отношения между Русской Православной и Римско-Католической Церквами «характеризовались напряженностью, вызванной рядом недружественных шагов Ватикана». Однако в последнее время появилась надежда на прогресс в межцерковном диалоге. О перспективах этого диалога рассказал нашему корреспонденту представитель Святого Престола в Российской Федерации Апостольский Нунций архиепископ Антонио Меннини.

— Ваше Высокопреосвященство, наблюдали ли вы за работой Архиерейского Собора Русской Православной Церкви? Как вы оцениваете его итоги?

— Конечно, я очень внимательно следил за происходящим на Архиерейском Соборе и не только по долгу службы, как официальный представитель Апостольского Римского Престола в Москве, но и по-человечески, по-христиански сочувствуя этому значительному созидательному труду епископата Русской Православной Церкви (РПЦ), совершавшемуся в ходе Собора.

Круг обсуждавшихся там вопросов впечатляет. Было принято много важных для РПЦ решений, и остается только пожелать, чтобы их осуществление на практике не заставило себя ждать. Мне было бы очень приятно знать, что опыт, накопленный Католической Церковью в соответствующих областях христианского служения, сможет пригодиться нашим православным братьям — чадам Русской Церкви.

— Близка ли Римско-Католической Церкви позиция РПЦ по вопросам противодействия распространению экстремизма и терроризма?

— Несомненно. Трагические события последних месяцев, особенно события в Беслане, никого не могут оставить безучастным. Мы, как христиане, должны делать все от нас зависящее, чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию ненависти в мире. Естественно, что перед лицом общечеловеческой беды именно мы, христиане, должны явить пример плодотворного сотрудничества. Читателям газеты «НГ-религии», несомненно, известна позиция Римско-Католической Церкви в отношении недопустимости любых форм насилия и дискриминации, особенно терроризма. По всем без исключения случаям совершенных злодеяний Его Святейшество Папа высказывал позицию, очень близкую той, которая была заявлена на Соборе. Это, как мне кажется, еще один повод прилагать совместные усилия к достижению сотрудничества, эффективность которого, как известно, непосредственно связана с ростом взаимного доверия.

— Как вы считаете, могут ли решения Архиерейского Собора позитивно повлиять на отношения РПЦ и Ватикана?

— Многие наблюдатели отметили некоторое «потепление» отношений к Католической Церкви в тексте основных докладов, произнесенных на Соборе. Для меня несомненно, что руководство Русской Церкви — и Патриарх, и члены Синода, как и Его Святейшество Папа и все верные чада Католической Церкви, опечалены ухудшением отношений между нашими Церквами, которым, к сожалению, было отмечено последнее десятилетие.

Кроме того, и на Соборе и до него неоднократно делались заявления о необходимости продолжать работу по улучшению межцерковных отношений, развитию диалога и расширению сотрудничества. Собор дал высокое подтверждение наметившейся тенденции ко взаимопониманию, и я надеюсь, что это принесет свои плоды.

Со своей стороны, как Папский Нунций в Российской Федерации, я готов приложить все усилия к осуществлению диалога и сотрудничества.

— Можно ли говорить о потеплении отношений между двумя Церквами после того, как в Россию была возвращена Казанская икона Божией Матери?

-Я уже имел удовольствие отметить некоторые признаки потепления, наметившегося в официальной позиции руководства РПЦ в отношении Католической Церкви. Одной из многих причин этой очень радостной для нас тенденции является и возвращение замечательной иконы Пресвятой Богородицы в Москву. Передача столь драгоценной святыни отражает отношение Его Святейшества Иоанна Павла II к русскому народу и его Церкви.

Речь идет не только о восстановлении исторической справедливости, как это истолковали некоторые обозреватели, но и об искренней и глубокой любви. Любви многих и многих католиков, которые в шестидесятые годы прошлого века с большим трудом собрали огромную сумму для выкупа иконы, чтобы она не попала какому-нибудь коллекционеру, а вернулась во время, угодное Богу, туда, откуда в годы лихолетья отправилась в изгнание вместе с миллионами русских людей.

Это также и знак любви Папы, который очень любил эту икону, долгие годы хранил ее в своей домовой церкви и ежедневно перед ней молился. И обратите внимание, Его Святейшество очень хотел, чтобы это возвращение обязательно произошло при его жизни.

— Отношения между Русской Православной и Римско-Католической Церквами в последнее время складывались достаточно непросто, а иногда вообще оказывались на грани полного разрыва. Что предпринимает Святой Престол для нормализации этих взаимоотношений?

— Я глубоко убежден в том, что только постоянный, терпеливый, ответственный и доброжелательный обмен мнениями может привести к улучшению действительно очень непростых отношений. Требуется очень много терпения и доброй воли для осуществления диалога в таких сложных условиях, при столь значительном количестве факторов влияния.

Ведь даже вербализация наших взаимных пожеланий, наших договоренностей требует огромного труда и терпения. Каждое слово может быть использовано в совершенно несхожих значениях и без всякой, заметьте, злой воли с чьей-то стороны. Культурные, политические, исторические (я имею в виду историческую память народов) различия и следующие из них ментальные различия! Всего, кажется, и не перечесть. И все это должно быть преодолено любовью в исполненном терпения совместном труде. Мы готовы снова и снова возвращаться к этому труду. И нас очень радует, что и со стороны РПЦ наблюдается такая же воля к достижению взаимопонимания. Проблема заключается в том, что эту работу можно проделать только сообща и только уповая на Бога.

— Патриарх Алексий II недавно сказал, что «многое зависит от католической стороны, от ее решимости не на словах, а на деле изменить к лучшему взаимоотношения с нашей Церковью». Кроме того, Патриарх подчеркнул, что главным препятствием к нормальному диалогу между Церквами является создание новых католических структур на территории России, Казахстана и Украины, предпринятое без уведомления РПЦ. Как вы можете прокомментировать эти заявления?

— Я полностью согласен с Его Святейшеством в том, что мы должны не только на словах, но и на деле проявить решимость в достижении большего взаимопонимания и сотрудничества. Справедливым является также и то, что в случаях ухудшения отношений редко бывает виновата только одна какая-нибудь сторона. Здесь все общее — и поражение, и победа.

Как официальный представитель Святого Престола я не могу ставить под сомнение решения своей власти и задаю себе вопрос: не могла бы более прозрачная взаимная информация значительно облегчить процесс подготовки решения об учреждении Митрополии Католической Церкви? Вместе с тем хочу подчеркнуть, что здесь мы видим не только причину ухудшения отношений, но и следствие диалога, недостаточно отработанного и недостаточно исполненного духа доверия и взаимопонимания.

Мы не властны над прошлым, но призваны к тому, чтобы не повторять его ошибок. Реальность сегодняшнего дня такова, что существует Митрополия Католической Церкви в России (ситуации в Казахстане или на Украине я касаться не буду, чтобы не выходить за границы моей должности) и не слишком простые отношения между Церквами. Существует также тенденция к улучшению отношений, и мы призваны к тому, чтобы вместе содействовать ее позитивному развитию.

— Что вы можете сказать о недавнем заявлении председателя Отдела внешних церковных связей митрополита Кирилла о том, что в отношениях между Русской Православной и Римско-Католической Церквами наметился прогресс благодаря тому, что Ватикан признал факты «католического прозелитизма» на канонической территории РПЦ? Как вы считаете, поможет ли этому прогрессу создание двусторонней комиссии, которая уже приступила к рассмотрению конкретных случаев прозелитизма?

— Ощутимым достижением в совместной работе по улучшению взаимоотношений между Церквами является создание совместной рабочей комиссии, в которую вошли как представители Православной и Католической Церквей в России, так и наблюдатель от Апостольского Престола.

Эта комиссия сравнительно недавно начала свою работу, и пока рано оценивать ее результаты. Однако пройденный в этом направлении путь позволяет все-таки смотреть в будущее с надеждой на успех. Не следует строить иллюзий — перед нами лежит трудный путь, но при наличии взаимной доброй воли он вполне преодолим. Сам митрополит Кирилл вполне осознает сложность вопроса, говоря в своем докладе на Соборе «о фактах, которые могут быть истолкованы РПЦ как прозелитизм».

Надо терпеливо продолжать работу по улучшению взаимопонимания, взаимного разъяснения позиций, чтобы преодолеть ментальные различия, ведущие иногда к недостойным христианского звания ситуациям недоверия и непонимания.

К объективным трудностям следует, к сожалению, добавить также интерпретации в СМИ (я не имею в виду, конечно, вашу газету), часто лишенные необходимого профессионализма в освещении вопросов, связанных с межконфессиональными отношениями, и таким образом не содействующие прогрессу в укреплении доверия и взаимной симпатии.

Разрешите мне также, воспользовавшись случаем, пожелать всем читателям газеты «НГ-религии» всего самого наилучшего!
Александр Петров


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru