Русская линия
Православная газета г. Екатеринбург14.10.2004 

Выступление епископа Бостонского Михаила, викария Восточно-Американской епархии РПЦЗ, в студии радиостанции Екатеринбургской епархии «Воскресение»
«Русская святость — она жива, и подвиг новомучеников российских призывает на укреплении нашей православной жизни»

С 4 по 10 октября в Екатеринбургской епархии с паломническим визитом находился епископ Бостонский Михаил, викарий Восточно-Американской епархии Русской Православной Церкви Заграницей. В последний день своего пребывания на Урале Владыка вместе с архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием выступил в прямом эфире радиостанции Екатеринбургской епархии «Воскресение». Далее мы приводим полный текст аудиозаписи беседы архипастырей с журналистом Валентиной Ефремовой.

— Здравствуйте, дорогие братья и сестры — слушатели, зрители и читатели епархиальных средств массовой информации. С вами вновь программа «Архипастырь». Сегодня в ней участвуют архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий и епископ Бостонский Михаил, викарий Восточно-Американской Епархии Русской Православной Церкви Заграницей.
Владыка Михаил, мы все знаем Бостон, как город, где базируется известный во всем мире университет, и возникает соответствующая ассоциация: Бостон, как город академической науки. Что же делают и как живут в Бостоне приходы Русской Православной Церкви Заграницей?

-В Бостоне один наш приход. Старенький, небольшой. Он был построен после войны и нынешним прихожанам в нем уже тесно. Мы рады, что в свое время, смогли построить храм в русском стиле — такой настоящий. Там есть колокольня со множеством колоколов. Но его не достаточно. Прихожан много. Особенно за последние десять лет количество людей очень увеличилось….

-Следующий вопрос касается процесса важного для всей Русской Православной Церкви — и в нашем Отечестве, и за рубежом. Речь идет об объединении церквей. Владыка, что вы думаете, и какое ваше мнение по этому поводу?

 — Русская Православная Церковь всегда была только одна. В ней был прорыт большой ров безбожной властью, которая очень болезненно отразилась на нашей жизни. Одни жили в России в гонениях, другие — жили за рубежом, стараясь удержаться. На последних постоянно совершались нападки, которые очень часто повторялись. Главное сегодня — это сознание единства Русской Церкви, которое всегда было. Когда русские люди приезжали из России, то мы никогда у них ни чего не спрашивали. Кроме того, что они желали быть русскими и православными. Мы или крестили, или венчали, или отпевали. Другие вопросы, касаются управления Церкви, распределения Епархий в мире. Так как по всему земному шару существуют епархии Русской Православной Церкви. На какой континент ни приедете — везде найдете русскую православную церковь. Русские люди везде и они всегда считали себя в едином церковном теле. Только вот «проделанный ров» необходимо сегодня засыпать, постепенным урегулированием, нормальной церковной жизнью. Мне кажется, что необходимо это сделать, чтобы устранить некоторые вопросы, которые могут помешать нашей церковной жизни. Для меня вышесказанного вопроса не встает, так как Церковь едина. За последние годы чувство единодушия все больше увеличивается.

— Владыка Викентий, вы прибыли с Архиерейского Собора Русской Православной Церкви буквально сегодня. Хотелось, чтобы Вы коснулись этого же вопроса: как на Соборе обсуждали вопрос о взаимодействии Православной Церкви за рубежом и в нашем Отечестве?

 — Во-первых, я хочу передать всем радиослушателям и телезрителям благословение Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, благословение всей пастве Екатеринбургской Епархии. На последнем заседании нашего Собора, Святейший просил передать всем пастырям свое патриаршее благословение, чтобы мы общими усилиями постарались выполнить те решения, которые были приняты на этом Архиерейском Соборе. Главный акцент Святейшего Патриарха был на то, что нам надо так потрудиться, чтобы в стране больше присутствовало Православие — хотя бы на половину. Чтобы Православная Вера доминировала в жизни нашего отечества. Мы сейчас много знаем о Православии, но, к сожалению, мы им не живем. Многие люди считают себя православными, но не все живут по заповедям Христовым. Если мы все-таки будем жить правильно, православно, чтобы приумножилось стадо Христово, этим мы избежим много бед, скорбей, напастей, и тех трудностей, что испытывает сейчас наше Отечество. Это и наркомания, и терроризм, и демографическая ситуация в стране, и большое число беспризорников. Что является корнем всех этих зол? Это есть отступление от Бога, от заповедей Господних, отступление от нравственных норм. А возвращение к этим нормам приведет нашу страну к благополучию, процветанию и миру. Но это все ложиться на наши плечи. Мы все должны потрудиться, не только пастыри, архипастыри, но и вся наша паства, наши миряне должны включиться в работу свидетельствования о Христе, как об источнике благодати Божией. Мы все должны искать Христа, и идти к Нему путем всей своей жизни.
Что касается вопроса о взаимоотношении Православной Церкви здесь, у нас, и за рубежом, то мы не принимали никаких решений, а только подтвердили и одобрили те пути, что приняты и установлены обеими сторонами. Так же Собор одобрил урегулирование вопросов обеих сторон. Мы удовлетворены работой на сегодняшний день и призываем Божие благословение на дальнейшие труды. Чтобы, наконец, придти к желаемому, то есть к Евхаристическому общению. И жить вместе единой Церковью.

— В эти дни на уральской земле пребывают мощи преподобномучениц княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары. Владыка Михаил, скажите, пожалуйста, насколько почитаются эти мощи Русской православной Церковью Заграницей? Какое там отношение к подвигу преподобномучениц?

— Мощи преподобномучениц княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары — единственные мощи, которые были вывезены за границу. Они все это время пребывали в Гефсимании и, таким образом, позволяли людям молиться. За рубежом о них все знают. Когда я сам был подростком, я постоянно ходил в церковь, так как наша церковная жизнь была постоянной. Но тогда я знал не обо всем и не обо всех святых житиях. Но о преподобномученице Елисавете и Марфо-Мариинской обители я знал. Когда я первый раз приехал в 1968 году в Москву, будучи студентом, я стоял в одном месте, как потом оказалось, это был тот самый Марфо-Мариинский монастырь. Присутствие мощей давало нам некую уверенность, было неким утешением для паломников, приезжающих на святую землю. В этом подвиге было понятно, что это единственные сохранившиеся мощи царской семьи, которые всегда волновали русских людей. Фотографии мученицы Елисаветы были тогда у всех людей.

 — Вы находитесь у нас в гостях несколько дней. Ваше впечатление о нашей Епархии? Как нам известно, Вы успели побывать в Верхотурье, в Алапаевске, на Ганиной яме, в Каменске-Уральском и так далее. Ваши впечатления — они отличаются от того, что вы знали и представляли, от того что вы увидели и узнали?

— Тогда, в 1968 году, я был здесь проездом, и не мог видеть всей красоты России. А больше такой поезди не осуществлялось вплоть до 1993 года. Но в последние десять лет я бывал в России чаще и регулярно здесь бываю. И сейчас, когда Синодом было принято решение, чтобы мощи святых Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары могли путешествовать в России, после просьбы фонда Андрея Первозванного, проезжаю по всей России. После Москвы эти мощи побывали в самых дальних уголках страны: в Якутске, в Анадыре, на Сахалине, на Камчатке, на Курильских островах, во Владивостоке и оттуда по железной дороге они движутся в обратный путь. Почему в «обратный»? Да потому что, когда мощи вывозились из Алапаевска за границу, то ехали тем путем, что и мы сейчас. Но в этот раз мы направлялись в Алапаевск. По пути останавливались во всех епархиях, которые только встречались. Тот восторг, то народное движение, которое таким непрерываемым потоком идет ко святым мощам, это массовое движение со стороны кажется просто наводнением, что очень трогает сердце. К мощам притекало множество людей, многие из иереев и архиереев даже и не видели этих людей. Очень радостно, что люди вышли из своих квартир, решили прийти к святыням. Это сильное движение, оно очень радует, так как появляется интерес и понимание. Россия много молится, но призвана молиться еще больше. Я думаю, что эти мощи все равно что-то в ком-нибудь пробудят, особенно по тому значению, что они сами по себе представляют для всех. А изменения — они конечно огромны. И тут даже нельзя сравнивать.

— Владыка Викентий, скажите, пожалуйста, о завершении пребывании мощей у нас, о значении пребывания у нас мощей святых преподобномучениц? Что значат они для нас всех, для нашей Епархии?

— Думаю, для нашей Епархии эти мощи имеют особое значение. Мы знаем о том, что преподобномученица Елисавета была у нас при жизни. Здесь она была и во славе, и в бесчестии. Во славе она была в нашей Епархии, когда прибывала в 1914 году. Тогда она посетила Верхотурье, где прикладывалась к праведному Симеону Верхотурскому. Потом она была уже сослана сюда, где и приняла мученическую кончину. Для нас это событие является очень важным, что она снова прибыла к нам, чтобы благословить нас в деле нашего возрождения. Для того чтобы побудить нас к покаянию, исправлению нашей жизни. В какой-то степени мы чувствуем свою вину, что жители нашего региона отличились тем, что так жестоко отнеслись к преподобномученице Елисавете. Так жестоко ее уничтожили, бросив ее в шахту живой, где она долгое время мучалась, страдала, стонала, молилась. Даже в эти минуты она пела и прославляла Бога. Сегодня мы имеем возможность покаяться за наших отцов, дедов, и есть возможность исправиться. Чтобы отсюда было возрождение России на основе духовности, нравственности, на основе православной веры.

 — Владыка Михаил, а что Вы можете рассказать о себе лично? Кто Ваши родители, где Вы родились? Расскажите вкратце о себе, чтобы познакомить с Вами наших слушателей, зрителей и читателей средств массовых информации нашей Епархии.

— Я родился в Париже, где прожил пятьдесят лет, никуда не уезжая. Мой отец приехал из России в двадцатых годах, после гражданской войны выехал из войск Врангеля, и обосновался после разных скитаний по Турции и Греции в Праге, где и познакомился с моей матерью. В 1928 году они решили приехать в Париж, где я и родился в 1943 году. У меня есть два старших брата, которые родились в тридцатых годах, с этого времени мы пребывали в Париже, учились. Кроме семейной жизни, в которой мы жили как и в России, наши родители строили приходы, и у нас была возможность ходить в церковь. В православную церковь мы с братьями ходили с детства. Это было началом нашей жизни. С одной стороны мы жили в русской семье, но когда ходили в школу, то попадали, словно в другой мир, а вечером возвращались обратно в Россию.
Будучи подростками, у нас были детские и юношеские лагеря, где изучали русскую историю, занимались спортом, ставили русские пьесы. Мы многим обязаны русским воспитателям. Они отдавали все силы, чтобы сохранить русское сознание. В нас это все жило, особенно тогда, когда мы составляли группу подростков, русских мальчиков и девочек. Потом это самосознание постепенно укреплялось на всю дальнейшую нашу жизнь. Даже когда служил в армии, мне офицеры говорили, ты — русский.

-А где Вы в армии служили?

-Я служил во Франции. Когда мы появлялись где-нибудь, начиная с младшей школы, нам говорили, даже совсем маленьким, все равно говорили: а вот маленький русский. Мы не делали ни каких усилий, чтобы обозначать себя русскими для других, но нас сразу узнавали. При всей этой жизни оставались русскими те, кто находился в церкви — служили, пели в хоре, и так далее. Мы имели то сознание, которое сохранялось, развивалось и потом укреплялось в нашей жизни.
 —
В Вашем роду были священнослужители?

-Нет, вроде бы не было. Хотя точно сказать не могу, так как родословную, очень трудно составлять. Единственное, что я знаю — это то, что мой прапрадед был староста в станичном храме, который сохранился на Дону. Это все, что я знаю.

-И для заключения: чтобы Вы хотели сказать нашим слушателям, Владыка Михаил?

-Хотелось бы сказать, что это великое счастье — жить на той земле, где так много святынь. Когда я был в Верхотурье, то вся земля веяла святостью, она буквально питает наше сознание. Я хочу всех поблагодарить: Вас, Владыка Викентий, а в Вашем лице и всех собратьев, что так тепло меня встречали. Везде был очень братский прием. И я почувствовал, что я дома, на родине. И еще я почувствовал, что русская святость — она жива, и подвиг новомучеников российских призывает на укреплении нашей православной жизни, где бы мы ни были. Ваша Епархия очень отличается от других, где я был до сих пор еще и вот чем. Храмы везде строятся в большом масштабе. И везде для это предпринимаются колоссальные усилия. Но здесь, у вас, особое внимание уделяется тому, чтобы включиться в общественную жизнь. До сих пор я такого количества мероприятий, связанных с больницами, с милосердием, с социальным служением, с просвещением не видел. Это очень радует, я это приветствую. Вы в этом на передовых и правильных позициях.

— Спаси Вас Господи, Владыка Михаил. Спаси Вас Господи, Владыка Викентий. Благодарим Вас за интересную беседу. А всем слушателям, зрителям и читателям епархиальных СМИ напоминаем, что сегодня в гостях у программы «Архипастырь» были архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий и епископ Бостонский Михаил, викарий Восточно-Американской Епархии Русской Православной Церкви Заграницей.
До новых встреч.

Расшифровка аудиозаписи — Татьяна Пепеляева.

Екатеринбург, 13 октября


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru