Русская линия
Русская линия Григорий Миронов21.04.2010 

«Русинско-сербские отношения через призму столетий»

Русины — это удивительный народ, известный так же под именами: руснаки, угрорусины, угрорусы, карпатороссы, рутены… В последнее время русинская проблематика стала очень популярной в российской науке и публицистике, но о русинах, которые живут вне Подкарпатья, в частности, на территории современной северной Сербии, известно мало.

Центральное место в статье отведено исследованию русинско-сербских отношений на территории Воеводины, деятельности русинских организаций и сербского населения по отношению друг к другу, положению русинов как национального меньшинства Сербии, анализу их современного состояния и жизни в контексте проблемы этнокультурной самоидентификации и возможности ассимиляции.

Актуальность данных вопросов определяется, на наш взгляд, следующим:

— важностью для всех народов, которые населяют Воеводину и другие многонациональные территории Европы.

— возрастающей актуализацией русинского вопроса в Центральной, Восточной Европе и на Балканах;

— важностью объективного осмысления механизмов, укрепляющих сербско-русинские отношения, способствующих поддержанию стабильности в регионе

Жизнь русинов в Воеводине и отношение русинского населения края к другим национальными и конфессиональными группами является малоизученной (особенно в российской историографии) и малопонятной, поэтому цель работы — определить место и роль русинов в отношениях с другими народами, в частности, с сербами на территории Воеводины. При этом, важную роль играют серьезные расхождения внутри русинской интеллигенции края в вопросах дальнейшего развития русинского сообщества, культуры, языка и конфессиональной принадлежности.

Русины на территории современной Сербии живут уже 260 лет. Традиционно 17 января 1751 года там отмечают как праздничную дату — именно в этот день Франц Йозеф де Редл, советник царицы Марии Терезии, подписал Указ о переселении 200 русинских греко-католических семей в тогда совсем пустынную местность под названием Керестур, который стал впоследствии Руским. Этот день был принят в качестве даты официального разрешения для русинов на проживание на этой территории. Хотя следует отметить, что ещё в 20 годы XVIII века там существовало небольшое количество русинских семей, которые самостоятельно переселялись в северные пределы современной Сербии.

Панонские (или сремско-бачванские) русины ведут своё происхождение от переселенцев из Подкарпатской Руси — географически-исторических областей Шариш, Земпелин и Бордош, что в современной Словакии и Венгрии, которые начали переселяться в Бачку (историческая область Воеводины).

Поселение русинов было связано с экономико-хозяйственной ситуацией в регионе. После завершения австро-турецкой войны в 1793 году, под корону Габсбурской монархии попали полупустынные земли, тогда и решили начать экономическое освоение путём привлечения населения со всей страны.

Следует отметить, что сербско-русинские отношения имеют давнюю историю. Золотыми буквами в эти отношения вписана помощь Сербии православному населению Карпат. В 1690 году патриарх Арсений III (Черноевич) возглавил великое переселение сербского населения в Венгрию (современная Воеводина), и сербы-гайдуки стали бесстрашными защитниками православия и местного населения. Для поддержки Православия в Карпатах Сербской Православной церковью в начале XVIII века была основана новая епархия — Егерская. Но католический Рим не дал ей возможности долго просуществовать [1].

Кроме того, следует сказать, что на протяжении истории православные русины Карпат находились под юрисдикцией Сербского и Константинопольского патриархатов. Под влиянием Флорентийской и Брестской унии часть клира Подкарпатской Руси вступила в унию с Римом, образовав в 1646 г. Русинскую Греко-католическую церковь на основе Ужгородской унии. Однако большинство русинов, несмотря на жестокую ассимиляцию, которой они подвергались, сохранили православную веру. В начале XX столетия под покровительством Сербской Православной церкви в среде русин Карпатского региона разгорелось великое пламя Православного возрождения. До 1945 года русины Подкарпатской Руси имели свою Карпато-русскую Православную Церковь в составе Сербского патриархата, после чего официально вернулись в Московский патриархат.

Славянское происхождение, схожесть культуры и языка дало возможность проникновению сербских традиций в жизнь русинов на землях Воеводины. Малороссийский фольклорист и этнограф Владимир Михайлович Гнатюк, бывавший в Русском Керестуре в 1897 году, замечал, что русины на местах новых поселений активно впитывают в себя культуру своих соседей, «всё больше поют сербские песни, а свои оставляют без внимания» и из-за отсутствия изданий на родном языке читают сербские газеты и книги [2].

Связи и контакты русинского и сербского населения были крепки почти во всех сферах общественной жизни этих народов. Но, к сожалению, не обходилось и без недоразумений. Они возникали, как правило, по причине того, что оба народа недостаточно хорошо друг друга знали и, к слову, не знают до сих пор. Но это не оставило каких-либо значительных негативных последствий на их дальнейшие отношения…

Одним из первых официальных контактов русинского сообщества в Королевстве Сербов Хорватов и Словенцев было обращение к власти по поводу проведения в зале Магистрата Первого собрания Русинского народно-просветительского общества (РНПО) в 1919 году.

Уже после основания РНПО в Новом Саде в русинской среде выделилось два течения. Большая часть русинской интеллигенции, которых возглавляли греко-католические священнослужители, были в национальном вопросе в период между двумя войнами ориентированы на проукраиские настроения и были едины в вопросе признания своего наречия литературным языком.

Другая группа — более малочисленная — утверждала идею «панславизма», основанного на российском самодержавии и не отделяла себя от русского народа и России. Эта часть русинской интеллигенции была категорически против греко-католического влияния на культурно-просветительскую и национальную жизнь русинского населения, обвиняя его в «мадьярофильстве». Кроме того, сторонники этих идей также выступали против проукраинской ориентации движения. В качестве литературного языка они хотели видеть карпаторусский диалект русского, либо собственно русский язык. В своих взглядах эта группа русин была ориентирована на сербское православное население края и Россию. Активно пропагандировали принятие русинским населением Воеводины Православия.

Эта своеобразная часть русин очень быстро нашла общий язык с сербскими радикальными организациями и поддерживала их весьма открыто. Также они пропагандировали прорусские настроения, как среди сербов, так и среди своих одноплеменников. Этими настроениями была подвержена не только интеллигенция, но и простой народ. Например, жители небольшого старого села Лежемир, что на Фрушкой горе в Воеводине, называли сами себя собственно русскими, большинство сербского населения называло их также [3].

После основания Русинского народно-просветительского общества (РНПО) начались споры внутри т.н. «партий» в среде русинского движения в Воеводине. Например, Александр Синач в газете сербских радикалов города Нови Сад «Застава» («Флаг») раскритиковал греко-католиков и их влияние на русинское сообщество из-за его «мадьяронства». В этой газете Сакач высказал надежду, что русины как можно быстрее перейдут в Православие и вместо священников «мадьярофилов» приедут русские православные священники, а учителями для русинского населения края станут русские эмигранты.

На это заявление ему ответили многие представители греко-католиков. В частности, Юрий Биндас в новосадской газете «Единство», кроме того, что рассказывает о том, что именно греко-католичество спасло русин от мадьяризации, даёт для сербского читателя краткую информацию о русинах, об их происхождении и количестве в Воеводине. От имени русинского населения края автор выражает благодарность сербам и хорватам за создание Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев. Ведь, по его словам, русины в этом государстве получили все права, которые должны быть присущи национальным меньшинствам [4].

Конечно, образование Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев изменило культурную и национальную жизнь русинского население края. Это дало возможность в полной мере сотрудничать с национальными общинами в Воеводине, а особенно с сербским населением края.

После освобождения Югославии от фашистов, новая власть очень скоро возобновила работу русинских институтов и восстановила культурно-просветительскую жизнь сербских русинов. Уже в 1945 году была основана русинская организация «Руска Матка» и типография «Руске слово». Период между 1970 и 1990 годами был самым богатым на создание русинских культурных, научных, образовательных, религиозных и др. организаций в Воеводине [5].

На современном историческом этапе существуют некоторые проблемы в русинско-сербских отношениях. В частности, после развала Югославии и начала гражданской войны на её территории в конце XX века, русинское население рассматривалось наиболее радикальной частью сербского населения как сочувствующие хорватам, с которыми велась в то время ожесточенная война. Это дало повод говорить и о некой сербофобии среди русинского населения и недовольстве русин своим положением в Воеводине.

Конечно, есть и сегодня у части русинского населения Воеводины претензии к сербским властям. Одним из самых болезненных вопросов остаётся демография и ассемиляция. Действительно, за период после Второй мировой войны и особенно после гражданской войны на территории бывшей Югославии этнический состав населения Воеводины разительно изменился, а количество русин уменьшилось. Выселение придунайских немцев и переселение сербских беженцев из Боснии и Хорватии повлияло на этническую картину северной Сербии. Теперь на долю меньшинств попадает меньший процент населения края, чем было до начала второй мировой войны.

Существуют проблемы в экономической сфере. Так, по мнению русинов, приватизация в Сербии уничтожила средний класс, а среди новых олигархов нет представителей национальных меньшинств, поэтому у многих русинов сильны проевропейские настроения.

Часть русинской элиты, которая опирается на украинскую политическую идею и униатство как религиозное определение, постоянно подогревает ощущение угрозы со стороны Сербии и сербов. Происходит это посредством кафедры русинского языка и литературы в университете в Нови Саде, которая по некоторому мнению проводит процесс украинизации русин и, в частности, их интеллигенции [6].

Но позиция сербской власти в данном вопросе отличается взвешенностью политики. Русины сербскими властями не признаются частью украинской диаспоры, как бы это хотелось украинской стороне. Это даёт право говорить, что Сербия разбирается в русинском вопросе и проводит сбалансированную политику. Министерство иностранных дел Сербии не дало себя обмануть украинскому МИДу, утверждавшему, что у Украины в Воеводине «двойную» диаспору составляют как украинцы, так и русины.

Несмотря на это, у сербского и русинского население края существует один из самых больших процентов смешанных браков, что содействует не только добрым взаимоотношениям между двумя народами, но и, опять же, уменьшает численность русин посредством ассимиляции в сербском большинстве. Русинское население в большинстве своём отлично говорит по-сербски, по-братски относится к близкому славянскому сербскому народу, впрочем, как и к другим народам, которые населяют Воеводину.

В заключение отметим, что сербско-русинские отношения имеют давнюю историю. Сербский народ защищал Православие и русинское население в Подкарпатской Руси ещё с XVII веке. При переселении русин в Воеводину, русинское население начало быстро впитывать в себя элементы сербского языка и культуры. После образования русинского научно- просветительского общества в русинской среде появилось «просербское» («прорусское») направление, которое критиковало большое влияние греко-католического священства на жизнь русинского население и пропагандировало принятие русинами православия.

После второй мировой войны и развала Югославии изменилась этническая карта Воеводины и продолжающееся до настоящего времени падение численности русинов вызывает их серьезное беспокойство. Более того, социально-экономические проблемы заставляют часть русинов голосовать и поддерживать европейски ориентированные партии.

Но, несмотря на свою малочисленность, русины в Сербии имеют разнообразные организации и культурные учреждения, о которых национальные меньшинства в других странах могут только мечтать, а язык русин признан государственным языком в автономном крае Воеводина.

________________________________________

[1] Рачук Г. «Подвижник Руси Карпатской Архимадрит Иов (Кудря), М.2008 стр. 12−14


[2] Гнатюк В, Руски населєня у Бачки, Етнографични матери яли з Угорскей Руси, т. V, Руске слово, Нови Сад, 19 898, стр. 114


[3] Vojin Vasilic «Lezimirski Rusi (Rusini)», Rusini u Sremskoj Mitrovici, Novi Sad, 2004.


[4] Рамач Я., «Контакти Русина са другим национальним заjедницама у Воjводини у периоду између два светка рата», Нови Сад, 2002, стр. 277−282


[5] Oros J., Manic D. «Informacija o rusinskoj nacionalnoj manjini u Vojvodini», Rusini, Rusnaci, Ruthenians 1745−2005, Novi Sad 2006, str.18


[6] Милошевич З. Русины в Сербии: к вопросу изучения русинской политики в Сербии Доклад на конференции «Прикарпатская Русь и Русская цивилизация», Санкт-Петербург, 2009

http://rusk.ru/st.php?idar=41356

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru