Русская линия
ОВЦС МПМитрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин)05.10.2004 

Доклад митрополита Калужского и Боровского Климента, управляющего делами Московской Патриархии
К вопросу о наградах Русской Православной Церкви

Возникновение церковных наград органически связано с жизнью христианской Церкви с самых первых веков ее существования. Хотя в апостольское время понятия церковной награды не существовало как такового: ни в книге Деяний святых Апостолов, ни в других письменных источниках того времени нет упоминания о каких-либо награждениях в первохристианских общинах, тем не менее, уже в то время в Церкви были четкие иерархические степени — епископство, пресвитерство, диаконство, которые имели свои внешние отличия. Установившаяся в Апостольской Церкви трехстепенная иерархия имела свой прообраз в трехстепенной ветхозаветной иерархии, и, подобно последней, каждая ее степень использовала различные детали в облачении при совершении богослужений.

Из посланий апостола Павла явственно следует, что для рукоположения во священный сан тщательно избирались самые достойные: рук ни на кого не возлагай поспешно (1 Тим. 5, 22) — увещевает он, а также приводит требования к кандидатам во епископа и диакона, т. е. поставление на ту или иную степень церковной иерархии являлось честью для христиан. Вместе с тем, надлежащее исполнение своих обязанностей находящимися на любой из степеней церковной иерархии обязывало остальных членов общины к особенному отношению к ним: достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь (1 Тим. 5,17), — писал апостол Павел.

Начиная с IV века, с прекращением гонений на Церковь, ее богослужебная жизнь получает особую торжественность и величие. Вселенские учители и святители в борьбе с ересями и расколами внутри Церкви уделяют большое внимание установлению особого благолепия церковного богослужения, призванного выражать его внутреннюю красоту и через это быть средством привлечения людей в ограду истинной Церкви Христовой. Святители Василий Великий и Иоанн Златоуст закрепляют в церковной жизни особую эстетику — антифонное пение, богатое церковное убранство, в том числе светлые облачения для клира и причта во время совершения храмового богослужения и Крестных ходов.

Святитель Димитрий Ростовский пишет, что даже нечестивый император Валент, приверженец арианства, присутствуя за богослужением, которое совершал святитель Василий Великий, взирая на благолепие и порядок церковный и внимая пению и молитвам верных, дивился, говоря, что в своих арианских церквах он никогда не видал такого порядка и благолепия. Далее в житии Святителя описано, как при посещении преподобным Ефремом Сириным Кесарии он увидел святаго Василия, шедшего в церковь с великой торжественностью, одетого в светлую одежду, и клир его, также облаченный в светлые одежды, и это смутило пустынника, которому заранее была открыта духовная высота Кесарийского архиерея. Но затем преподобный Ефрем лично убедился, что пышные одежды святого Василия не были препятствием к действию в нем даров Святого Духа, ибо красивые богослужебные облачения служили не славе человеческой, но славе Божией.

В развитие этого церковного установления внесли свой вклад благочестивые византийские императоры. Покровительствуя Церкви Божией, они даровали отдельным ее архиереям — за их особые заслуги и в знак своего личного к ним расположения — право использовать во время храмового богослужения детали своих парадных одежд. Так появились в церковном обиходе саккос и поручи, большой омофор и митра, орлецы и источники на мантиях и многие другие части архиерейского облачения. С течением времени эти личные награды отдельных епископов распространились на епископат всей Церкви, а некоторые из них — и на другие степени церковного клира.

Так внутри Церкви складывалась система иерархических наград, т. е. знаков отличия для поощрения архиереев, священников и диаконов, свидетельствующих о достойном прохождении ими церковного служения. Принцип, положенный в ее основу, заключался в даровании клирику приличествующих его сану дополнений, которые приближают их носителя к следующей иерархической ступени. Например, обязательным богослужебным облачением иерея являются епитрахиль, пояс, поручи, фелонь и крест. Дарование ему права ношения набедренника, камилавки и наперсного креста приближает его к сану протоиерея и является для него церковной наградой. Равно как дарование протоиерею палицы, креста с украшением, митры и права служения Божественной литургии с отверстыми Царскими вратами, приближает его к сану епископа и является для него приличествующими наградами.

Кроме иерархических наград в каждой Поместной Церкви применяются награды для поощрения общественной и внутрицерковной деятельности как членов церковного клира, так и мирян. Эту систему общецерковных наград составляют, в основном, медали и ордена, история которых зародилась также в Византийскую эпоху. Само слово «орден» происходит от латинского «ordo», что переводится как «отряд» или «организация». Есть свидетельства, что со времен святого Константина Великого императоры Восточной Римской империи учреждали кавалерские товарищества или ордены под покровительством святого Георгия.

Затем традиция орденского союза долго развивалась исключительно в рамках западного христианства. Там в течение веков военно-монашеские братства или ордены постепенно были заменены светскими рыцарскими орденами, которые возникали под покровительством монархов. Члены каждого ордена собирались по особым дням и надевали украшенную вышитыми крестами и звездой одежду. Внешний вид этих знаков на форменных одеждах орденов отличался друг от друга. Эти орденские знаки к началу XVIII в. приобрели государственное значение: пожалованием такого знака с причислением к тому или иному ордену награждалось служение государству.

Тогда же был сформирован стандарт орденских знаков. Каждый орден имел свой статут, т. е. правила пожалования ордена, орденский праздник, обязанности кавалера — как правило, участие в благотворительной деятельности и т. п. Ордена высших степеней включали в себя звезду и крест, а низших степеней — только крест. В числе знаков некоторых орденов были специальные орденские цепи, носимые на груди. Помимо цепей ордена носили на специальной муаровой ленте, надевая ее через правое плечо и образовывая у левого бедра пышный бант, в том месте, где находилась рукоять меча. К этому банту обычно прикреплялся орденский знак в виде креста. Звезду ордена носили на груди. Место размещения звезды определялось орденским статутом. Длина и ширина орденской ленты так же зависела от степени и ранга ордена среди остальных орденов.

Первоначально один человек мог быть членом только одного ордена и носить только его знаки. Когда ордены фактически перестали быть организациями, эта норма ушла в прошлое. Однако статуты некоторых орденов еще и в ХХ веке требовали, чтобы их знаки не соседствовали на одежде со знаками других орденов. В практике обычно носились на одежде знаки только высшего ордена. Знаки остальных орденов надевались лишь в торжественных случаях.


В это же время — в начале XVIII века — ордена, как государственная награда, появились в России.

Сам по себе обычай награждать особо отличившихся воинов или служивых людей за верность и отвагу существовал на Руси задолго до этого, с древних веков. В качестве награды использовались оружие, дорогие меха, золотые и серебряные кубки или ковши, реже — золотые и серебряные нательные кресты.

В XV—XVII вв. широкое распространение приобретают жалованные золотые. Князья, а затем и цари щедро награждали ими участников сражений и военных походов. При награждении учитывалось общественное положение награждаемых: чем знатнее было их происхождение, тем большего размера и веса был золотой. Тысячи таких наград были пожалованы участникам Крымских походов в 1687 и 1689 годах. Тогда же вошло в обычай носить их, пришивая на рукав или на шапку. Среди награжденных этими государственными наградами были и духовные лица.

В начале XVIII в. отечественная традиция жалованных золотых нашла свое отражение в наградных медалях императора Петра I. Среди них особое место занимали золотые миниатюрные царские портреты под короной, украшенные эмалью и бриллиантами. Этой высокой и почетной награде Петр I предавал особое значение и лично награждал ею своих ближайших сановников и полководцев, отличившихся в сражениях. Однако, именно при нем в основу государственных наград была положена западная традиция орденов.

Первый российский орден возник после Полтавской битвы по личному указу императора Петра I. Им стал орден Святого апостола Андрея Первозванного. Эта высшая государственная награда вручалась за особые военные подвиги и государственную деятельность, «дабы взирая на сии явные знаки милости и преимуществ, ободрить и других к храбрым и верным услугам и к прочим подвигам в военное и мирное время». 10 марта 1699 года первым кавалером ордена стал фельдмаршал Ф.А. Головин. Сам же царь, в звании бомбардир-капитана, был награжден орденом Св. Андрея в 1703 году за взятие двух шведских кораблей в устье Невы.

Орден имел одну степень и состоял из золотого Андреевского креста, голубой ленты, звезды и золотой цепи. Крест ордена носился на широкой ленте через правое плечо у пояса, а в особо торжественных случаях — на особой грудной цепи из чередующихся звеньев: двуглавых орлов, картушей с вензелем Петра I и Андреевских крестов.

В дальнейшем император Петр I учредил еще несколько государственных орденов. Среди них — орден Святой Екатерины, появившийся в 1714 году и ставший высшей женской наградой.

Вторым по значению после ордена Св. Андрея Первозванного стал учрежденный 22 сентября 1782 года императрицей Екатериной II орден Святого равноапостольного князя Владимира. Им награждали как офицеров, так и гражданских лиц за боевые заслуги или за выслугу лет. С самого начала было учреждено четыре степени ордена. Знаки ордена Св. Владимира I и II степени представляли собой золотой с красной эмалью крест и восьмиконечную звезду, а III и IV степени — только крест. Изображение святого Владимира на кресте не помещалось. Лента ордена Св. Владимира красно-черная, но на практике кавалеры ордена I степени носили через правое плечо красную ленту. Звезды ордена I и II степени носились на левой стороне груди. Крест ордена I степени носился на черезплечной ленте на левой стороне груди, II и III степени на шее, на орденской ленточке, а IV степени — на груди.

Третьим российским орденом, задуманным еще Петром I как военная награда, стал орден Святого благоверного великого князя Александра Невского. Его официальное учреждение состоялось при Екатерине I, которая 21 мая 1725 года, в день бракосочетания своей дочери Анны Петровны с герцогом Карлом-Фридрихом, возложила этот орден на жениха. Орден имел одну степень и жаловался как за военные заслуги, так и за гражданскую службу.

Знаки ордена состояли из восьмиконечной серебряной звезды и золотого креста, в центре которого находился белый эмалевый медальон с живописным изображением св. Александра Невского на коне. Звезда ордена носилась на левой стороне груди, а крест на красной муаровой ленте, носимой через левое плечо.

В 1797 году в число российских орденов был включен орден Св. Анны, учрежденный в Голштинии в 1735 году. Этот орден стал четвертым из высших российских орденов. Первые награждения им прошли в день коронации Павла I. Орден имел три степени, и награждали им как за военные, так и за гражданские заслуги.

Знаками ордена I степени являлись красный эмалевый крест с финифтяным изображением св. Анны в центре и серебряная восьмиконечная звезда, которую в отличие от всех остальных российских орденов носили на правой стороне груди. Звездой ордена, по статуту, награждались и иностранцы, но тогда ее украшали алмазами. Крест крепился на красной ленте с желтой каймой, перекинутой через левое плечо.

Орден II степени носился на узкой ленте, расположенной на шее, отсюда произошло и его обиходное название «Анна на шее».

Орден III степени жаловался только за военные подвиги и носился на груди, на банте из орденской ленты.

В 1815 году была введена и IV степень ордена Св. Анны, которой награждали младших офицеров за участие в сражении. Знак этой степени носился на эфесе холодного оружия с надписью «За храбрость». До 1844 г. все награжденные орденом Св. Анны становились потомственными дворянами.

26 ноября 1769 г. в Петербурге императрицей Екатериной II был учрежден орден Святого великомученика Георгия Победоносца. Эта высшая и особо почитаемая в России военная государственная награда жаловалась только офицерам, которые в военное время проявили храбрость и мужество на поле боя. Орден имел четыре степени и награждение им начиналось с IV степени.

Орден состоял из золотого с белой эмалью креста с изображением св. Георгия в центре, золотой звезды с девизом ордена и черно-оранжевой ленты. Знаками ордена Св. Георгия были для IV и III степени — крест, а для II и I степени — крест и четырехконечная звезда. Звезда ордена I степени носилась на левой стороне груди, а второй степени — на правой. Крест ордена I степени (золотой, покрытый белой эмалью) носился на ленте с тремя черными и двумя желтыми полосами, надетой через правое плечо. Кресты ордена II и III степеней носились на шее на орденской ленте, а IV степени — на орденской ленточке на груди. Получившие знаки ордена любой степени становились потомственными дворянами.

С 1849 года имена Георгиевских кавалеров отмечались золотом на мраморных досках в Георгиевском зале Большого Кремлевского Дворца в Москве. За полтора столетия со дня учреждения, полными кавалерами этого ордена стали только 25 человек, в том числе прославленные полководцы Александр Васильевич Суворов, Михаил Илларионович Кутузов-Голенищев и Михаил Богданович Барклай де Толли, все получившие также и княжеский титул за боевые заслуги. Из русских монархов орден Св. Георгия I степени имели только Екатерина II, как учредительница ордена, и Александр II за участие в освободительной войне на Балканах.

С 1807 года были учреждены также кресты ордена Св. Георгия для награждения солдат и унтер-офицеров. Однако награжденные ими не являлись кавалерами ордена, а лишь состояли при нем.

Надо отметить, что награждение высшими Российскими орденами влекло за собой значительные расходы для награжденного. Он должен был, прежде всего, внести значительную сумму в казну, которая шла на благотворительные цели. Кроме этого, как правило, он становился попечителем одного из богоугодных заведений без получения жалования за труды по должности.

Всего в России до 1917 года было 22 государственных ордена, но не было ни одного церковного. Особо отличившиеся священнослужители награждались государственными орденами. Уже при императоре Павле I высшая российская награда — орден Св. Андрея Первозванного — был пожалован за особые труды митрополиту Гавриилу (Петрову). С этого времени клирики и иерархи Русской Православной Церкви награждались описанными ранее орденами:

— Святого Андрея Первозванного;

— Святого Владимира, четырех степеней;

— Святого Александра Невского;

— Святой Анны, трех степеней;

— Святого Георгия Победоносца.

В годы советской власти государство сформировало новую наградную систему, состоявшую из революционно-трудовых и социалистических наград. При этом государственные награды дореволюционной России оказались не востребованы и забыты. При таком положении дел священноначалие Русской Православной Церкви озаботилось созданием собственной, церковной орденской наградной системы для поощрения трудов, понесенных мирянами и клириками.

Первым был учрежден орден Святого равноапостольного Великого князя Владимира. Решение об учреждении было принято Святейшим Патриархом Алексием I и Священного Синода в 1957 году в связи с празднованием 40-летия восстановления Патриаршества в России.

Следующим по времени стал орден и медаль Преподобного Сергия Радонежского, которые были учреждены определением Святейшего Патриарха Пимена и Святейшего Синода от 26 декабря 1978 г.

Важным историческим событием для жизни нашей Церкви стало празднование 1000-летия Крещения Руси. К этой знаменательной дате были учреждены сразу три ордена:

— Святого апостола Андрея Первозванного, ставший высшей наградой Русской Православной Церкви;

— Святого благоверного князя Даниила Московского;

— Святой равноапостольной Великой княгини Ольги.

С начала 90-х годов ХХ в. произошли значительные изменения в жизни Церкви. Повсеместно стали открываться монастыри, восстанавливаться и строиться новые храмы, возродилось социальное, миссионерское и просветительское служение, возрос ее авторитет в обществе. В связи с этим в последнее десятилетие было учреждены новые церковные ордена и медали, которыми отмечают труды священнослужителей и мирян за вклад в возрождение церковной жизни. Одновременно, в это время появились и первые церковно-общественные награды. К ним относятся:

— орден трех степеней и медаль Святого мученика Трифона, которые были утверждены в 1995 г.;

— орден Святого благоверного царевича Димитрия, утвержденный совместно с Российским детским фондом в 1997 году.

В соответствии с Уставом Русской Православной Церкви в обязанности Архиерейского Собора входит утверждение общецерковных наград. (Часть III. Архиерейский Собор, п. 4. ф). Священный Синод на заседании 25 марта этого года поручил Управлению делами Московской Патриархии подготовить Положение о наградах в Русской Православной Церкви. В результате многомесячной работы с привлечением специалистов как светских, так и из МДА Положение было подготовлено и представлено на рассмотрение Священного Синода, который своем заседании 1 октября сего года принял данное положение и рекомендовал для представления на Архиерейском соборе для утверждения.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru