Русская линия
Православие и современностьПротоиерей Дионисий Поздняев16.04.2010 

Православная Церковь в Китае в период проведения политики реформ и открытости

История Православной Церкви в Китае в ХХ веке была не менее трагичной, чем судьба Русского Православия. Многие православные в этой стране до сих пор лишены возможности участвовать в богослужебной жизни. Вообще, православные в Китае — кто они? Об истории и неоднозначном положении Православной Церкви в Китае сегодня рассказывает настоятель храма святых равноапостольных Петра и Павла в Гонконге протоиерей Дионисий Поздняев.

Китай сегодня: «эпоха перемен»

Если пытаться в двух словах описать основную характерную особенность современного нам китайского мира, скорее всего, следует использовать выражение «эпоха перемен» или «эпоха перехода». Экономические, социальные, культурные сдвиги, происходящие в Китае, по своим масштабам, пожалуй, не знают себе равных в истории. Основные проблемы сегодня лежат не в области социологии или экономики, их корни — в разрушении привычной системы ценностей, кризисе веры (как в индивидуальном плане, так и в масштабах всего общества). Сегодня Китай, возможно, острее даже чем остальной мир, стоит перед проблемой духовного голода. Поиск веры, поиск надежды, поиск смысла бытия, как для многих китайских интеллектуалов, так и для простого народа стал одним из важнейших внутренних мотивов.

Почва для крушения ценностных ориентиров была подготовлена трагической историей Китая в последние полтора века: опиумные войны, полуколониальная зависимость от западных держав, крушение империи, стремительная вестернизация, коммунистическая революция, эпоха «большого скачка» и так называемой «великой культурной революции» разрушили традиционное сознание Китая. После крушения культа Мао некоторые отвратились от всякого рода веры и поиска ее необходимости, однако большинство в Китае не удовлетворилось идеалами поиска материального благополучия, которые, по определению, не могут быть стержнем ни для существования страны, ни для существования личности. Образовался своеобразный «двойной вакуум»: китайское сознание столкнулось с болезненной проблемой невозможности формулировки адекватного ответа на вызовы современного мира, исходя из оснований традиционной китайской мысли или фактически отвергнутых идеалов коммунизма.

В новой ситуации христианство оказалось способным дать ответ на фундаментальные вопросы бытия для многих китайских интеллектуалов в большей степени, чем, скажем, даосизм или буддизм. В политике КНР эта эпоха ознаменовалась началом политики реформ и открытости, провозглашенной Дэн Сяопином в 1978 году. Многие называют 30-летие, последовавшее за началом этого периода, «золотым веком христианства» в Китае: число христиан за 30 лет увеличилось в 10 раз. Каким было положение Православной Церкви в этот период?

Гонения на китайское Православие в ХХ веке

История китайского Православия трагична. Православная Церковь развивалась в Китае не столько благодаря трудам миссионеров, сколько по причине миграции православных христиан из России в различные районы Китая. В Китае так и не было явлено «равноапостольного просветителя», подобного святителю Николаю Японскому. Сегодня 12 — 13 тысяч православных верующих, постоянно проживающих в Китае, в большинстве случаев — люди с какой-то частью русской крови, часто считающие себя русскими по национальности, иногда — сохранившие русский язык в быту (старшее поколение).

Конец XIX — начало XX веков были временем многообещающих миссионерских трудов, вдохновителем которых был начальник Пекинской Миссии владыка Иннокентий (Фигуровский). В те годы тысячи китайцев обратились в Православие в самых разных уголках Поднебесной Империи подвижническими трудами русских миссионеров в соработничестве с китайскими православными катехизаторами. Это время явило и «красный плод сеяния» — 222 китайских мученика, исповедавших свою веру во Христа смертью во время восстания «ихэтуаней». Многообещающее начало успешных благовестнических трудов было прервано русской революцией 1917 года: в условиях прекращения финансовой поддержки из России и наплыва русских беженцев Пекинская Миссия сосредоточила свои усилия на духовном попечении о соотечественниках, в то же время обращению китайцев в Православие уделялось немного внимания в 20−30е годы минувшего столетия.

После образования КНР на протяжении более полувека ключевым принципом законодательства о деятельности религиозных организаций является соблюдение их независимости (официально он формулируется как принцип трех самостоятельностей). Религиозные организации КНР не могут управляться из-за пределов страны, поэтому существование и деятельность Русской Православной Церкви в КНР невозможны (и даже католическая церковь в КНР административно не подчиняется Ватикану). Однако, возможно существование Китайской Православной Церкви, и, именно в силу этих обстоятельств и имеющихся воозможностей, в 1957 году была основана Китайская Автономная Православная Церковь, в ведение которой отошли все православные храмы на территории КНР. С того времени и до настоящего дня в Китае (кроме территории Гонконга) нет и не может быть православных приходов иных, чем приходы Китайской Автономной Православной Церкви. Некоторые из них к моменту получения автономии по национальному составу и языку богослужений были преимущественно русскими (особенно в сельских районах Синьцзяна и Внутренней Монголии), в некоторых из открытых храмов (в Пекине и Шанхае) богослужения совершались китайским духовенством на китайском языке. Став автономной в силу политических обстоятельств, Китайская Православная Церковь самостоятельно должна была решать вопрос об организации всей своей жизни — прежде всего, для китайской паствы. Согласно законодательству КНР, защищающему религиозные права иностранных граждан, находящихся на территории страны, иностранцы могут участвовать в богослужениях, проводящихся китайскими общинами. Именно в этом юридическом поле может решаться вопрос о создании условий для религиозной жизни русских, как временно, так и постоянно проживающих в Китае — они могут быть прихожанами храмов Китайской Автономной Православной Церкви в тех местах, где эти храмы действуют официально. Тем не менее, церковную жизнь православных общин на территории КНР даже и доныне трудно признать нормальной. Причина тому — сложные исторические обстоятельства, через которые прошла Православная Церковь в КНР.

Исторический период рождения Китайской Православной Церкви не был благоприятным для ее самостоятельного развития. Еще нуждавшаяся в помощи со стороны, Церковь по причине постоянного противодействия властей КНР так и не смогла провести свой поместный собор — таким образом, избрание епископа Пекинского Василия (Шуан) так и не было совершено, и канонический статус Церкви остался в большей степени моделью, нежели реальностью.

Юридическое положение Церкви также было уязвимым: она не создала в то время «Православную патриотическую ассоциацию», которая, по требованию властей, должна была бы быть признаваемой государством структурой, через которую и должны были выстаиваться церковно-государственные отношения (подобные патриотические ассоциации, своего рода дублирующие организационные структуры, созданы были в КНР католиками, протестантами, мусульманами, буддистами и даосистами). В итоге Церковь в КНР не получила возможности быть признанной властями на национальном уровне, оставаясь юридически неоформленной в единую структуру, по сути являясь группой не связанных между собой приходов в разных частях страны.

В решении имущественных вопросов также были допущены существенные ошибки: Церковь самостоятельно отказалась от своих имущественных прав. Все недвижимое имущество было 30 марта 1956 года передано архиепископом Пекинским Виктором (Святиным) властям КНР для национализации в надежде на то, что этот шаг вызовет благосклонное отношение к Китайской православной Церкви. Увы, этого не произошло (для сравнения: ни католическая, ни протестантская церкви в Китае не отдали для национализации свое имущество — все оно было отобрано, что и было должным образом зафиксировано. Это обстоятельство и дало основание для юридического возвращения недвижимого имущества прежним собственникам по окончании «культурной революции»).

Разобщенность православных приходов и серьезные противоречия между епископом Пекинским Василием (Яо Шуан) и епископом Шанхайским Симеоном (Ду) по вопросу об управлении церковной жизнью не способствовали ее нормальному развитию. Однако самым плачевным обстоятельством явилось то, что центральная по сути задача создания национального клира не была решена удовлетворительным образом — за период 1950-х годов Китайская Православная Церковь получила только лишь двух архиереев и не более 20 китайских клириков (для сравнения: Католическая Церковь в Китае, с очевидностью осознав необходимость создания национального клира, к началу 1960-х годов имела несколько десятков китайских епископов, сотни священников и монахинь по всей территории страны — этот успех и стал причиной того, что Католическая Церковь в Китае сохранилась в период «культурной революции», несмотря на жестокие преследования). Массовый отъезд русских прихожан в 1950-е годы привел к тому, что храмы опустели, многие из них были вынуждены закрыться именно по причине того, что не для кого стало совершать богослужения. Говоря образно, с исходом русских из Китая начался и исход Православия.

Связи с Русской Православной Церковью были в значительной степени ослаблены и, если в 1950-е годы, на фоне сложившегося советско-китайского политического альянса и при остающихся в КНР десятках тысяч русских эмигрантов (в Харбине, Шанхае, Синьцзяне и Внутренней Монголии), отношение властей к Православной Церкви позволяло еще предпринимать попытки создания фундамента ее самостоятельной жизни, то с охлаждением советско-китайских отношений и массовым отъездом русских как в СССР, так и на Запад, власти КНР стали относиться к Китайской Православной Церкви откровенно враждебно, что логично вписывалось в концепцию их атеистической религиозной политики. В 60-е годы Китайская Автономная Православная Церковь, как и все религиозные организации КНР, подверглась масштабным гонениям, которые практически уничтожили ее институционально. Многие храмы были просто разрушены, иные — превращены в склады или закрыты, богослужения повсеместно были запрещены, а церковное имущество — конфисковано, разграблено или уничтожено. До сегодняшнего дня можно видеть десятки разрушенных православных храмов по территории всей страны, особенно в ее северо-восточных провинциях. В запустении и разорении пребывают и многочисленные православные кладбища.

Китайская Автономная Православная Церковь в тяжелые годы «культурной революции» была прославлена подвигом новомученичества и исповедничества ее пастырей, имена которых до сегодняшнего дня не все еще открыты. Как китайские православные священнослужители, так и многие миряне были до смерти замучены или сосланы в трудовые перевоспитательные лагеря. Есть некоторые свидетельства об их подвигах, однако они еще ждут времени своего оглашения. Наиболее памятным для многих стал мученический подвиг протоиерея Стефана, последнего настоятеля Свято-Алексеевского храма в Харбине. После двух дней публичных издевательств и мук его расстреляли в тюрьме. Похоронен он на кладбище Санькэшу близ Харбина. Десятилетие «культурной революции» разрушило Православную Церковь в Китае институционально. Уничтожена была та среда, в которой хранился и передавался опыт духовной, молитвенной, богослужебной жизни.

1980-е: возобновление богослужений

С началом исторического периода политики реформ и открытости по всей стране начали возобновлять деятельность ранее закрытые религиозные организации. Политика властей по исправлению ошибок «культурной революции» и национальная политика коснулись и православных приходов в КНР. Во многом Православная Церковь в Китае воспринимается властями как церковь русского национального меньшинства, поэтому политика сохранения культурного своеобразия национальных меньшинств была распространена и на русских граждан КНР (преимущественно проживающих в Синьцзяне и Внутренней Монголии). Выжившие в годы «культурной революции» священники и миряне сохранили верностью Христу и Церкви и в начале 1980-х годов добились разрешения на возобновление деятельности православных общин в некоторых городах КНР. В большинстве случаев власти взяли на себя расходы по восстановлению разрушенных храмов (во имя свт. Николая в Урумчи — в 1986 году, во имя свт. Иннокентия Иркутского в Лабдарине — в 1990 году, во имя свт. Николая Кульдже — в 2000 году, во имя св. Иоанна Предтечи в районе Санькэшу под Харбином — в 1995 году). В этих городах основным принципом при принятии властями решения о финансировании строительства разрушенных храмов стали реализация национальной политики и исправление «ошибок культурной революции» (в районе Аргуни, например, в 1960-е годы было разрушено 18 православных храмов, в качестве «исправления ошибки» был построен один храм в 1990 г.)

В 1984 году власти дали официальное разрешение на возобновление богослужений в Покровском храме г. Харбина. Православной общине Харбина частично было возвращено церковное имущество. Настоятелем храма стал иерей Григорий Чжу († 21.09.2000), служивший ранее в Харбине и Даляне. Он оставался единственным священником на территории КНР, совершавшим богослужения с 1986 по 2000 год. После визита в КНР делегации Русской Православной Церкви в 1993 году, отец Григорий посетил Хабаровск и Москву, где получил святое Миро и Антиминс для совершения богослужений в Покровском храме Харбина. До кончины отца Григория богослужения совершались в храме на славянском языке, поминалось имя Патриарха Московского и всея Руси. С его кончиной в Китае (кроме территории Гонконга) не осталось ни одного храма, где граждане КНР — как русские, так и китайцы — могли бы принимать участие в богослужениях.

В Урумчи в 1986 г. община русских, проживающих в Синьцзяне, добилась разрешения на строительство Свято-Никольского храма. Строительство было завершено к 1990 г. Богослужения в храме, однако, не возобновились — в Синьцзяне нет священников. Храм так и остался неосвященным до сегодняшнего дня. По праздникам и в воскресные дни православные Синьцзяна собираются сами в храм для молитвы. Власти Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР объявили Рождество Христово нерабочим днем для православного населения. В 1990 году православный храм во имя святителя Иннокентия Иркутского был построен в г. Лабдарине (Эргуна) автономного района Внутренняя Монголия. Разрешение на строительство было получено по ходатайству общины русских и ее старосты Михаила Дмитриевича Флегонтова. В г. Кульдже (Инин) Синьцзян-Уйгурского автономного района в 2000 году трудами Галины Павловны Меркуловой (+ 2008) был построен Свято-Никольский храм. В 2008 году власти объявили о финансировании строительства православного храма в Чугучаке.

Храмы Пекина

В Пекине история Православной Церкви восходит в концу XVII века, и даже сегодня в китайской столице сохранились его следы. Историческое православное кладбище, реконструированное в городской парк «Цинняньху», сохранилось в Пекине близ улицы Аньдинмэнь. О том, что здесь было кладбище, сегодня напоминают только камни — остатки надгробий. До конца 80-х годов XX века на территории этого парка сохранялся Свято-Серафимовский храм, разрушенный в 1986 году. Бывшая Посольская Сретенская Церковь в районе Наньтан (Южное подворье Миссии) разрушена была в 1991 г. В пекинском Музее колоколов хранятся два русских колокола — один снят с колокольни Миссии, другой — со Свято-Серафимовского храма. В одном из музеев Пекина хранится надгробная плита начальника 1-й Российской Духовной Миссии в Пекине архимандрита Илариона (Лежайского). С конца XIX века территория Российской Духовной Миссии в Пекине размещалась в районе Бэйгуань, где нынче на ее исторической территории размещается посольство России. На протяжении веков Бэйгуань был средоточнием Православной Церкви в Китае. В 1956 году, после передачи территории Миссии посольству СССР, главный храм Бэйгуаня, освященный в память китайских мучеников восстания ихэтуаней, как и колокольня Миссии, был разрушен, Успенский храм стал использоваться как гараж, а крестовый архиерейский храм, освященный в память одного из небесных покровителей Китая, святителя Иннокентия Иркутского, стал использоваться как зал для камерных приемов, проводимых посольством. Богослужения на территории Бэйгуаня прекратились более чем на 40 лет.

Во второй половине 1990-х годов на территории Посольства России в КНР была возрождена практика проведения регулярных православных богослужений. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия 19 апреля 1997 г. был установлен Поклонный Крест в память истории Миссии, православных китайцев и русских китаеведов. 3 апреля 2007 года по в парке Посольства Российской Федерации в КНР на месте первой в Китае православной церкви, а затем храма Всех святых мучеников Российской Духовной Миссии был установлен памятный мемориал: поклонный крест и памятная плита с изображением храма и кратким описанием его истории. Регулярные богослужения совершались в сохранившемся на территории посольства храме во имя святителя Иннокентия Иркутского («Красная Фанза»). Этот храм до закрытия Российской духовной миссии был крестовым архиерейским храмом, в котором совершались ежедневные богослужения на китайском языке. В Свято-Иннокентьевском храме за годы возрождения приходской жизни появились и чтимые святыни: иконы с частицами святых мощей святителя Иоанна Шанхайского, святителя Гурия Таврического, святой мученицы Людмилы.

В 2002 г. русские православные верующие, проживающие в китайской столице, создали инициативную группу по восстановлению Успенского храма. Ее обращение в Московскую Патриархию получило поддержку. Благодаря совместным усилиям Московской Патриархии и МИД России было принято решение о восстановлении на территории российского посольства Успенского храма, длительное время использовавшегося в качестве гаража. После согласования с китайской стороной началась работа по возведению на территории посольства храма-музея Успения Божией Матери.

Непосредственная работа по реконструкции Успенского храма началась в июне 2008 г. Работы по восстановлению храма с некоторыми перерывами продолжались до июня 2009 г. Был построен новый алтарный выступ, барабан для купола, реконструированы плоские потолки на подвесные полукруглые своды, двускатная крыша покрыта медью. В отделочных работах произведена облицовка гранитной плиткой, а также керамогранитом и кафелем. Важнейшим этапом реконструкции здания стал подъем позолоченного купола на крышу и монтаж креста на главке, после чего здание приобрело облик православного храма и украсило все окрест.

В канун праздника Пасхи 19 апреля 2009 г. был смонтирован изготовленный в России иконостас. Справа от диаконовских ворот изображена храмовая икона Успения Пресвятой Богородицы, то есть икона того праздника, в честь которого освящен данный храм. Справа от нее установлена икона святителей Иннокентия Иркутского и Иоанна Шанхайского, судьба которых была тесно связана с Китаем. Слева от левой диаконовской двери изображена икона Собора Русских святых. А рядом с ней — икона преподобномучениц Елисаветы и инокини Варвары, тела которых вместе с телами других алапаевских мучеников в апреле 1920 г. были привезены из России в Пекин и находились здесь более полугода прежде, чем их переправили по морю для захоронения в Иерусалиме.

На колокольне подвешено 6 подзвонных колоколов весом от 14 до 210 кг. Они были изготовлены в 2008 г. специалистами «Общества древнерусской музыкальной культуры — Завод им. И.А. Лихачева — Московское колокольное предприятие».

По мере развития российско-китайского сотрудничества растет число наших соотечественников, приезжающих на постоянное проживание, учебу или работу в Пекин. Многие из них нуждаются в духовном окормлении и пополняют православную общину Пекина. Деятельность ее с каждым годом становится разнообразнее и насыщеннее. Помимо церковных богослужений, особенно многолюдных в дни больших православных праздников Рождества Христова и Святой Пасхи, проводятся занятия воскресной школы для детей и взрослых, работает библиотека православной литературы, осуществляются благотворительные акции и другие проекты. Восстановление храма-музея во имя Успения Божией Матери создает новые условия для деятельности прихожан православной общины Пекина, которую составляют не только граждане России, но и других стран. Успенский храм в Пекине — единственное место в китайской столице, где сегодня совершаются постоянные богослужения. К сожалению, у православных граждан КНР нет возможности принимать участие в этих богослужениях в силу ряда препятствий со стороны властей КНР.

Еще совсем недавно в Пекине был жив китайский православный священник — протоиерей Александр Ду Лифу. Он скончался 16 декабря 2003 года. Отец Александр был рукоположен в сан священника начальником двадцатой Российской духовной миссии в Китае архиепископом Пекинским и Китайским Виктором (Святиным) в начале 1950-х годов. В 1998 году Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексей наградил отца Александра орденом святителя Иннокентия Московского (II степени) за миссионерские и пастырские труды, а в 2002 году —наперсным крестом с украшениями. Известно также, что о. Александр Дубинин считал себя русским, хорошо знал русский язык. В последние годы он и члены его семьи в документах исправили национальность и «официально» стали русскими. В дни совершения богослужений в Свято-Иннокентьевском храме («Красная Фанза») на территории Посольства России он всегда посещал храм для принятия Святых Таин.

Чин его погребения был совершен в пекинском католическом храме Наньтан священником Дионисием Поздняевым по специальному разрешению пекинского католического архиепископа Михаила Фу. Власти китайской столицы разрешили погребение отца Александра на кладбище Бабаошань, где после образования КНР хоронят революционных героев и видных деятелей КНР.

Неоднократные обращения православных Пекина к властям с просьбой предоставить им молитвенное помещение взамен разрушенных и конфискованных, остается до сих пор неудовлетворенным. Причина этого — как в слабой организованности и разобщенности православных китайских верующих Пекина, так и в особом статусе этого города. Отрицательную роль в затягивании решения вопроса о нормализации положения православных верующих пекинцев и шанхайцев играет и отношение властей к Православию как к религии русского этнического меньшинства в КНР.

Задача миссии — помощь Китайской Православной Церкви

В 2003 году деятельность Русской Православной Церкви была возобновлена в Гонконге: по благословению Святейшего Патриарха Алексия II в Гонконге было основано Православное Братство святых апостолов Петра и Павла, деятельность которого направлена как на пастырское попечение о соотечественниках, проживающих в Гонконге, так и на поддержку Китайской Автономной Православной Церкви и Православия в Китае. Братство активно занимается переводом православной литературы на китайский язык. За 5 лет братство подготовило и выпустило в свет около 15 изданий вероучительной, литургической, житийной литературы на китайском языке. При Братстве действует библиотека православной литературы.

Осенью 2008 года определением Синода Русской Православной Церкви возобновлена деятельность прихода святых апостолов Петра и Павла, существовавшего в Гонконге с 1933 по 1970 г. Богослужения в восстановленном приходе совершаются в домовом храме на церковно-славянском, английском и китайском языках. При приходе действует воскресная школа.

Стоит отметить, что православные приходы, возобновившие свою деятельность в Китае, для нормальной организации своей деятельности не имели достоточного количества собственных ресурсов: утерян был опыт приходской и богослужебной жизни и, кроме того, во многих случаях церковные святыни (например, чудотворный Табынский образ Божией Матери, хранившийся в храме в Кульдже (Инине) в Синьцзяне), богослужебные предметы и церковных книги оставались (и до сих пор остаются) находящимися в распоряжении властей, а не православных общин. Отсутствие духовенства, катехизической литературы -—общая проблема всех православных приходов в КНР. Не имея возможности опереться целиком на собственные силы, они обращались и обращаются за помощью за пределы Китая: так, о. Григорий Чжу получал поддержку в ответ на свои письма из Японии и России. Прихожане Синьцзяна и Харбина часто обращались за поддержкой к церковным властям Русской Православной Церкви заграницей (преимущественно — в Австралию). В архиве Отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви также хранятся обращения прихожан из Пекина, Шанхая Кульджи, Тяньцзиня и Нанкина с описанием бедственного положения православных общин и просьбами о помощи в восстановлении и организации церковно-приходской жизни. Центральной же проблемой открытых и действующих в КНР православных приходов остается отсутствие православного духовенства, особенно тяжелое в условиях последствий многолетнего разрушения церковной среды.

7 февраля 1997 г. Священный Синод Русской Православной Церкви постановил в связи с исполняющимся в 1997 г. 40-летним юбилеем дарования автономии Китайской Православной Церкви в более полной мере осуществлять попечение о пастве Китайской Автономной Православной Церкви. Принято было также решение о том, что впредь до избрания Поместным Собором Китайской Автономной Православной Церкви своего Предстоятеля каноническое попечение о приходах на территории КНР осуществляется Патриархом Московским и всея Руси. Последующими определениями Синода Русской Православной Церкви попечение о пастве Синьцзяна поручалось Казахстанской митрополии, а об общинах Внутренней Монголии — Читинско-Забайкальской епархии Русской Православной Церкви. Существенное значение для нормализации положения приходов Китайской Автономной Православной Церкви имеют контакты между Русской Православной Церковью и Китайской Автономной Православной Церковью, официальные контакты с Государственным управлением по делам религий при Госсовете КНР, развитие контактов с китайскими учеными, занимающимися исследованиями Православия.

Нормализация положения Китайской Автономной Православной Церкви, важнейшей задачей которого видятся сферы создания духовного образования и подготовки клириков, а также решении вопроса о признании Китайской Автономной Православной Церкви вселенским Православием, невозможна без существенной поддержки извне. Китайская Автономная Православная Церковь, фактически полвека лишенная архипастырского и пастырского окормления, вряд ли сможет без братской помощи восстановить среду для развития полноценной церковной жизни своей паствы. Ближайшую помощь ей призвана оказать именно Русская Православная Церковь, имеющая богатый опыт восстановления церковной жизни в самых разных ее областях. По-видимому, единственной правильной стратегией в развитии диалога с официальным Китаем при этом может быть ясное разграничение политических и религиозных аспектов, подчеркивание негосударственного характера Русской Православной Церкви и относительности ценности патриотизма, отражающейся в православной экклезиологии автокефалии Поместных Церквей — для Китая прообразом такой Церкви является Китайская Автономная Православная Церковь. В Китае не может идти речь о присутствии Русской Православной Церкви. Даже православное русское национальное меньшинство Китая может быть паствой лишь Китайской Автономной Православной Церкви.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=9216&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru