Русская линия
Российская газета Леонид Радзиховский28.09.2004 

Пятая колонна
Прошел уже почти месяц после того, как было официально объявлено, что против нас «ведется война» — но до сих пор нет никакой ясности, никакого согласия в обществе по главным вопросам: кто наш враг, кто наши союзники (хотя бы потенциальные).

Иногда в этой связи любят ссылаться на афоризм Александра III о том, что у России есть два союзника — ее армия и флот. Не говоря уже о том, в каком состоянии находится наша армия, хотел бы напомнить, что именно Александр III заключил военно-политический союз с Францией, с которого и началась Антанта, — значит, все-таки искал союзников! Больше того. Если уж кто имел полную психологическую и человеческую аллергию к Западу, в особенности к Французской Республике, ко всему связанному с ненавистной ему буржуазно-демократической революцией — то это точно Александр. И, тем не менее, в силу государственных соображений, отошел от союза с родственными (в буквальном смысле слова!) монархиями Германии и Австро-Венгрии. Как говорится, его пример другим наука…

Но науки нет. Сегодня в сознании общества и элиты, в какой-то невротический ком слиплись: личные амбиции, национальные обиды, антиамериканские, антисемитские и антимусульманские фобии, попытки рационально разобраться в интересах России, сегодняшние теракты, фантомные боли времен «холодной войны», воспоминания о распаде СССР… И все это — именно ком, без попытки как-то его расчленить, определить иерархию проблем и целей.

Похоже, что проще всего понять, откуда исходит угроза, когда сам окажешься в какой-то реальной ситуации. Например, пассажиры самолетов отказываются лететь с женщинами, закутанными в мусульманские платки. Про отказы от совместных полетов с американцами пока не слышно… Разумеется, я далек от того, чтобы одобрять этих пассажиров (хотя, окажись сам на их месте, тоже чувствовал бы некоторое напряжение от соседок в черных платках), но их поведение исходит из вполне однозначной гипотезы о том, кто организует теракты. Но вот что интересно — те же самые пассажиры, когда благополучно приземлятся в Москве, станут уже совсем по-разному отвечать на вопросы о том, кто является врагом России, кто ведет против нее необъявленную войну. Вполне возможно, что многие из них искренне убеждены, что главная опасность исходит вовсе не от конкретных террористов, а от коварно прячущихся за их спинами американцев. И противоречия тут нет никакого — одно дело опасность лично для меня, совсем другое — для государства.

Думаю, что примерно той же логикой руководствуются и многие политологи, охотно проклинающие США и еще охотнее туда ездящие — и выражающие полное сочувствие «партизанам» из Ирака или Палестины, но совершенно не горящие желанием лично встретиться со своими «подопечными». Так же ведут себя, думаю, и их братья по разуму — западные политологи, защищающие «чеченских борцов сопротивления» от «русских захватчиков», но все же в реальной жизни предпочитающие иметь дело с последними, а не с первыми…

Вообще, обвинения в адрес США в том, что они, мол, «стоят за террористами» делаются не прямо, а только намеками — мол, действуют «определенные силы». Это производит неопрятное впечатление — примерно такое же, как разговоры про «мировую закулису» и прочую чертовщину. Если есть что сказать — говорите прямо, если сказать нечего — может промолчать?

Более внятные аргументы о зловредности США выглядят так.

Двойные стандарты — и в СМИ и в политике. США отказываются называть чеченских террористов «террористами», больше того — отказываются их выдавать по требованиям российских властей. Справедливо. Правда, «они» могут с успехом вернуть те же обвинения нам. В самом деле — и террористов в Ираке и Палестине мы как-то все «стесняемся» называть «террористами» и, что значительно хуже, обвиняем США в помощи террористам (в руководстве террористами!). Все-таки даже самые русофобские СМИ в США (ну, кроме, может быть, каких-то уже полных маргиналов) ничего подобного по нашему адресу не пишут. Наконец, тот факт, что мы помогаем строительству атомной электростанции в Иране, с американской точки зрения уж, наверное, не менее неприятен, чем-то, что США не выдают нам тех или иных чеченских эмиссаров. Удивительно при этом лишь одно: все-таки Иран, с его «сугубо мирным атомом» находится немного ближе к России (и Чечне!), чем к США. Почему же мы при этом с таким абсолютным спокойствием продолжаем помогать Ирану овладевать ядерными технологиями? Нет, деньги, конечно, хорошая вещь, кто спорит, но безопасность, как мне кажется, дороже денег…

Да, и США и Россия требуют друг от друга: признайте наших врагов — вашими врагами, а вот мы ваших врагов не спешим зачислять в свои враги.

Еще один аргумент. США поддерживают террористов, потому что… боятся нашего ядерного оружия! Это поистине сильно: ядерного оружия в руках Кремля они так сильно боятся, что готовы… помогать бандитам, стремящимся разрушить это государство и захватить это оружие! США пугает «чемоданчик» в руках Путина — для них, видно, лучше, чтобы «чемоданчик» достался Басаеву?

Или вот «косвенные улики» против США и Англии: они воюют в Ираке, а вот терактов на их территории после 11 сентября нет. Почему? Может быть, потому, что они связаны с террористами и «перенаправляют» их против России?

Конечно, понять террористов не просто. Зачем они взрывали в Москве дома для бедняков, а не для богачей? Почему они не совершают покушений на видных политиков, генералов, воевавших в Чечне? Такие вопросы можно задавать бесконечно — ответов нет. Но даже если действительно у США и Англии есть каналы влияния на террористов (скажем: вы не нападаете на Нью-Йорк, а мы не убиваем такого-то и такого-то из ваших вожаков, или даем возможность такому-то и такому-то саудовскому принцу вести свой бизнес), то что здесь, собственно, «антироссийского»? У всех есть свои «неофициальные каналы» влияния — Россия тоже имеет свои каналы влияния на некоторых «полевых командиров» (ну, не на Басаева, конечно). Это нормальная практика.

Не стану дальше перечислять подозрения в адрес США. Скажем, у нас с ними разные интересы на Кавказе, вполне реальные споры вокруг нефтепроводов и т. д. Это можно представить рабочими, деловыми спорами, но можно и «непримиримыми противоречиями» и, играя на привычном антиамериканизме, сделать все, чтобы не допустить союза России с США. Добиться такой цели тем легче, что США, как более сильные, меньше нуждаются в этом союзе. Кроме того, в США есть живые ветераны (и «инвалиды») «холодной войны» (так любимый в России Бжезинский), которые охотно играют в русофобию. В итоге наши «американофобы» и американские русофобы помогают друг другу — рука руку моет.

Россия может остаться в одиночестве, со своими обидами и комплексами — перед лицом беспощадного врага. Кому же это выгодно? Да все тому же врагу — международному исламистскому терроризму. Как же после этого назвать наших «идейных антиамериканистов»? Получается, что они объективно оказываются пособниками террористов, оказываются — страшно сказать — той самой «пятой колонной».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru