Русская линия
Известия Р. Рахматуллин24.09.2004 

Церковь Успения на Покровке снесена не до конца


24 июля «Известия» рассказывали об очередной культурологической прогулке по Москве посетителей сайта «Moskultprog. nm. ru», учрежденного историком Сергеем Никитиным. За шутливым тоном рассказа скрывалось сообщение о серьезном архитектурно-краеведческом открытии, сделанном в тот день. На глазах почти сотни собравшихся краеведы Александр Можаев и Александр Фролов обнаружили, что знаменитая церковь Успения на Покровке, снесенная в 1936 году, снесена не до конца.

Церковь Успения, построенная в конце XVII века, принадлежала к числу шедевров русской архитектуры. Никакое описание не может дать о ней понятие, и даже старые рисунки (например, архитектора Кваренги) и фотографии дают понятие неполное. Пожалуй, увидеть ее легче методом Персея — глядя на отражение в щите, то есть в глазах видевших ее авторитетов. Так, Баженов в «Слове на заложение Кремлевского дворца» (написанном, по-видимому, Сумароковым) предпочел эту церковь храму Василия Блаженного. Наполеон, по характерному преданию, выставил вокруг нее в дни московского пожара заградительный пикет. Достоевский, и это правда, проезжая по Покровке, останавливал извозчика у церкви и шел пешком. Дмитрий Лихачев, по собственному признанию, обязан храму Успения своим обращением к древнерусской культуре. Великий реставратор Барановский, снова по преданию, заперся в Успенской церкви, чтобы спасти ее или быть погребенным в ее руине. Исключительность церкви сознавалась с момента ее постройки — в белокаменной резьбе портала пряталась гордая надпись: «…Дело рук человеческих, делал именем Петрушка Потапов».

Возможно, это был автограф резчика по камню, но принято считать Петра Потапова архитектором. В 1922 году Большой Успенский переулок, на угол которого выходила церковь, стал называться Потаповским. После сноса церкви звучит цинично.

По периметру участка сохранились несколько церковных домов, в их числе вплотную примыкавший к церкви двухэтажный жилой дом конца XIX века на линии улицы, имеющий номер 5/16 (не путать со смежным трехэтажным домом N 5). Недавно этот дом перешел в частные руки, и в нем начались ремонтные работы для приспособления под какую-то торговлю. После сноса деревянного лестничного тамбура, примыкавшего к заднему фасаду дома, открылась лестница XVII века, ведшая когда-то в церковь. Именно эту лестницу обнаружили экскурсанты в июле. А заглянув в окно, увидели, в отсутствие штукатурки и междуэтажного перекрытия, что восточная внутренняя стена дома есть наружная западная стена церкви, строго говоря — колокольни, сохранившаяся на высоту двух этажей, с порталом в центре. Справедливости ради скажем, что исследователи-реставраторы из 13-й мастерской «Моспроекта-2» видели здесь древнюю кладку еще в 1998 году.

Острословы уже назвали эту стену «православной стеной плача». Два месяца хозяева летнего узбекского ресторана, занимающего место самой церкви, время от времени наблюдали странных людей, проходящих между столиками во двор соседнего дома, чтобы схватить себя за голову или всплеснуть руками перед какой-то лестницей.

Александр Можаев сразу сообщил об открытии в управление охраны памятников города, рассчитывая, что ГУОП самостоятельно запустит процедуру постановки дома на охрану. Тем временем ремонтные работы в доме продолжались и на днях вошли в непозволительную фазу: первый этаж храмовой стены был обмазан по обрешетке цементом, что губительно для кирпичной кладки, а лестничный пролет обрушен. Можаев сообщил об этом происшествии на сайт «Moskva. kotoroy. net» («Известия» писали о нем 29 июля). Держатели сайта — Константин и Галина Сумароковы, Юлия Мезенцева и другие — бросились к телефонам, но была пятница. В ГУОПе обещали разобраться в понедельник, «если останется предмет для разговора» (цитата). Это еще называется «предмет охраны». Отчаявшись, держатели сайта разослали своим подписчикам приглашение в пикет.

В минувшую субботу утром пикет собрался, а городские инстанции были атакованы телефонными звонками. Откликнулась Басманная управа: ее представитель пришел на место и остановил работы. В понедельник явилась комиссия ГУОПа и Центра археологических исследований, чтобы подтвердить запрет. Постановка дома в список вновь выявленных памятников будет обсуждаться ГУОПом 29 сентября.

Что дальше? Может быть, удастся изменить проект переустройства дома и сохранить оставшееся. Но сама передача церковного дома в аренду торговцам игнорирует перспективу воссоздания храма. Между тем даже противники новоделов делают исключение для нескольких утраченных построек — символов былой Москвы. В этом коротком списке церковь Успения на Покровке стоит рядом с Сухаревой башней, Красными воротами, церковью Николы Большой Крест. Материалов для воссоздания Успенской церкви, по словам архитектора-реставратора Аллы Филипповой, более чем достаточно: обмеры, фотофиксация, все типы декоративных элементов, перенесенные в Музей архитектуры, три четверти великолепного иконостаса, наконец, фундамент. Есть даже кинохроника разборки. Единственная трудность: галерея храма будет выступать за красную линию улицы, и не на тротуар, а на проезжую часть.

Впрочем, трудностей, конечно, гораздо больше. После воссоздания Казанского собора, Иверских ворот и храма Христа Спасителя прошло довольно времени, чтобы предположить, что ни мэрию, ни епархию восстановление Успенской церкви не занимает. Возможна, однако, инициатива москвичей — образование общины церкви Успения на Покровке. Хорошо если эта заметка послужит будущим прихожанам подсказкой.

23 сентября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru