Русская линия
Православный Медицинский серверПротоиерей Глеб Каледа24.09.2004 

«Брак честен, ложе нескверно»

Иногда приходится встречаться с мнением, что всякие отношения полов — это либо грех, либо извинительная и допустимая слабость. Очень многое в этом вопросе навеяно платонизмом и монашеской аскетической литературой. В истории Церкви случались ереси, отрицающие брак. Отголоски этих воззрений иногда встречаются и в современной богословско-нравственной литературе. Святоотеческая литература посвящена в основном монашескому пути спасения и, естественно, почти не касается духовного художества и невидимой брани в миру, в семье, в браке.
Хотя александрийско-римский мыслитель Плотин (204−269) и «был совершенно непричастен к христианскому богословию» (Философская энциклопедия. Т. 4, с. 275), он, тем не менее, оказал заметное влияние на философско-этическую мысль некоторых церковных писателей первых веков христианства. Для Плотина материя есть зло, царство материи, или «несущего», противоположно Божеству и враждебно истинной природе человека, «человек никогда не побеждает этого мира, а может только бежать из него с пустыми руками в лоно Божества». «Идеал единичного человека — не живая и свободная личность, „друг Божий“, а лишь отрешенный от мира созерцатель и аскет, стыдящийся иметь тело» (В. С. Соловьев. Т. 10, с. 482; подчеркнуто автором).
Плотину чуждо представление апостола Павла, который писал к Коринфянам: «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога <…> Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии"(1 Кор. 6, 19−20).
Христос освятил тело Своим вочеловечением, а брак — Своим личным присутствием. Первое чудо, которое Он совершил (и это весьма примечательно), было чудо на браке в Кане Галилейской. Осуждающие брак создали легенду, что новобрачные Каны Галилейской остались девственниками, но эта легенда отнюдь не основана на Священном Писании. Запрещающих вступать в брак ап. Павел прямо называет лжесловесниками, сожженными в совести своей (см. 1 Тим 4, 3−2).
Еретическое отрицание брака осуждается и «Апостольскими правилами». В 51-м правиле говорится: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина удаляется от брака и мяса и вина не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что вся добра зело и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом хуля клевещет на создание: или да исправится, или да будет извержен из священного чина и отвержен от церкви. Такожде и мирянин», а 5-е правило гласит: «Епископ или пресвитер, или диакон да не изгонит жены своея под видом благоговения. Аще изгонит, да будет отлучен от общения церковного: а оставаясь непреклонным, да будет извергнут от священного чина».
В первом правиле поместного Гангрского собора сказано: «Аще кто порицает брак и женою верною и благочестивою, с мужем своим совокупляющеюся, гнушается или порицает оную, яко не могущую войти в Царствие: да будет под клятвою» (то есть отлучен от Церкви). И далее (14-е правило): «Аще которая жена оставит мужа, и отъяти восхощет, гнущаяся браком, да будет под клятвою, а девственник буде превозносится над бракосочетавшимися, да будет под клятвою».
Мы, христиане, говоря словами отцов поместного Гангрского собора, «и девство, со смирением соединенное, чтим <…> и смиренное отшельничество от мирских дел одобряем и брачное честное сожительство почитаем» (правило 21).
Подобные выписки из канонических постановлений можно продолжить, но и из приведенных правил видно, что Церковь всегда почитала честный брак и защищала святость его от неправомыслящих и еретичествующих, применяя к ним суровые меры церковного наказания. Приводя в пример Акилу и Прискиллу, свт. Иоанн Златоуст призывал «не осуждать брака и не считать препятствием и помехою на пути, ведущем к добродетели, — иметь жену, воспитывать детей, управлять домом и заниматься ремеслом» (Свт. Иоанн Златоуст. Беседа 1-я на слова: «целуйте Прискиллу и Акилу и пр.» // Беседы на разные места Священного Писания. Т. 2, с. 41). Акила и Прискилла были муж и жена, управляли мастерскою, занимались ремеслом и показали любомудрие, гораздо лучшее, нежели многие живущие в монастыре.
Согласно православному учению, только в церковном браке совершается сущностное соединение двух личностей: духовное, душевное и телесное. Только отношение мужа и жены сравниваются с отношением Христа и Церкви (Еф. 5, 23, 25).
Святость брака, определяемая апостольскими посланиями, охватывает и интимные отношения мужа и жены как дополняющих друг друга, любящих друг друга личностей: «И будут двое в плоть едину». Этот сокровеннейший момент жизни супругов может быть свят, если он является итогом и символом их полной духовной и душевной близости и телесного соответствия. Это особый этап взаимоотношений. Иногда можно наблюдать, как глаза молодоженов светятся новой гранью любви и радости. За это можно благодарить Бога, помня, что «вся добро зело и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их» (51-е правило свв. Апостолов).
В древней Церкви первую неделю новобрачные жили как брат и сестра и носили церковные венцы. Это делалось, чтобы брак их был целомудренным, чтобы в нем преобладало духовное, молитвенное начало, чтобы молодые по-человечески, душевно раскрылись друг к другу. Только на восьмой день по снятии венцов они могли перейти к другим отношениям. Это способствовало более глубокому осмыслению всех этапов сближения в брачной жизни и любви.
Сейчас венцы снимают в конце обряда бракосочетания с чтением молитвы на разрешение венцов в восьмой день (она сохранила свое древнее название). На новобрачных теперь не накладывается правило целомудрия первой недели.
Супружеские отношения требуют терпения и нежности, величайшего взаимного такта и согласия. Женщина не должна быть травмирована, она должна получать радость через новое раскрытие личности мужа, его любви к ней и своей любви к нему. Пестов, автор «Пути к совершенной радости» отмечает даже случаи самоубийств после первой брачной ночи.
Период сохранения целомудрия после Венчания хотя бы два-три дня, если не неделю — залог целомудрия брака. Он позволяет неторопливо осмыслить совершившееся Таинство и как новое событие осознать новый этап развития брачного союза. Не надо с этим торопиться, но не следует и затягивать до преддверия приближающегося поста, если для этого нет каких-либо особых причин. Лучше вступать в брак не в преддверии постов (в последний день, когда венчают), а после постов, или, по крайней мере, недели за две-три до начала поста. Это, конечно, не церковное постановление, а совет, пожелание собирающимся вступать в брак.
Вообще, касаясь интимных супружеских отношений, нельзя давать общих и обязательных советов кроме одного, сформулированного апостолом Павлом: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена» (1 Кор. 7, 4). Мужчина должен помнить вторую половину этой формулы, а не только требовать выполнения первой. Лучше вначале уступить инициативу жене, чем допускать даже тень насилия над ее психикой и телом.
Освящая брак и супружеское ложе («брак честен и ложе нескверно, ложе их ненаветно» — великая ектения на обручение), Церковь учит миру и воздержанности в супружеских отношениях. Перед едой православный христианин читает молитву и, если есть рядом священник, он просит: «Благослови, Господи, ястие и питие рабом Твоим», но обжорство и пьянство Церковь осуждает и вменяет в грех. Так же и благословляя брак, Церковь осуждает сосредоточенность взаимных интересов супругов исключительно на плотских отношениях. Когда в браке преобладает секс, тогда под его покровом скрывается разврат; когда муж, предварительно поругавшись с женой, требует ее тело или мирится с нею только для того, чтобы обладать им, тогда и в браке совершается половой грех.
Обращаясь к христианским супругам, Климент Александрийский пишет: «Человеку надо воздерживаться от сладострастия <…> здесь должны быть мера и границы». Отсутствие воздержания закрывает друг от друга полноту восприятия троичности личности каждого из супругов, — любовь подменяется сладострастием. В браке необходима воздержанность — от монахов же требуется полное воздержание. Счастливый я человек, «все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6, 12). Пост учит владеть своими чувствами и телом, он требует временного воздержания от супружеской близости. Необходимо соблюдать кануны постных дней и длительные посты (Великий, Рождественский, Петровский, Успенский), когда Церковь не совершает браков. Воздержание должно соблюдать и в дни приготовления к причастию (дни говения). Следует также блюсти кануны Великих праздников, Пасхальную седмицу, Рождественские святки. В это время христианин должен быть наполнен духовной «радостью о Боге», перед которой отступают все другие радования.
Лишь умеренность и воздержанность, духовная и душевная близость супругов, всеобъемлемость их любви делает святыми и радостными моменты телесного слияния. Оно становится выражением и глубочайшим символом их взаимной любви и полной близости. «Не уклоняйтесь друг от друга, — пишет ап. Павел, — разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим"(1 Кор. 7−5).
Почитая «брак честен» и «ложе нескверно», Церковь осуждает добрачные и внебрачные отношения, считая их смертным грехом. «Блуд не есть брак, — пишет свт. Василий Великий, — и даже не начало брака» (Каноническое послание второе, правило 26). Человек, имевший добрачную связь даже со своею невестой (обручницей), не может, согласно церковным канонам, поставляться в священники (Правило свт. Василия Великого 68-е).
То, что, «сходит» неверующему, не проходит без последствий для христианина: кому много дано, с того много спросится. Не умевший блюсти целомудрие до брака обычно не выдерживает и в браке. Бывший еретик, принявший Православие, может стать священником, но православный, совершивший однажды грех прелюбодеяния, или двоебрачный (даже после смерти первой жены) в священный сан не поставляется (Правило свв. Апостолов 17-е, свт. Василия Великого 12-е).
У православных юношей и девушек должна быть исключена сама мысль о возможности добрачных связей. Это относится и к вступающим во второй брак. Настоятельно повторяем: добрачные связи даже со своим будущим супругом можно сравнить с попыткой совершить литургию, не имея благодати священства — одно называется блудом, другое святотатством. Это сопоставление правомерно, поскольку брачный союз мужа и жены уподобляется отношению Христа и Церкви. Такое сравнение режет слух только потому, что мы слишком привыкли к добрачным связям, но почти не встречаемся с упомянутым святотатством.
Девушка должна стоять на страже чистоты добрачных отношений, к чему она призвана самой своей природой. В этом вопросе не может быть никаких «милостей», никаких «снисхождений».
Мы признаем верный и честный брак неверующих и с любовью оденем на них брачные венцы, если они придут к вере и потянутся в Церковь Христову. Нет на них греха, если, конечно, они были верны друг другу. Наши слова обращены к так называемым членам Православной Церкви, которые своими добрачными связями отвергают благодать Божию и впадают в двойной грех: грех блуда и отвержение благодати Божией.
Новый Завет, установленный Иисусом Христом, изменил отношение между Богом и человеком, и тем самым изменил отношения между людьми и, прежде всего, между мужем и женою. Это надо помнить, читая Ветхий Завет и наблюдая семейную жизнь внешнего мира. Наш христианский брак должен быть новозаветным.
«Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранятся без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен Призывающий вас, Который и сотворит сие» (1 Фес. 5, 23−24).
Дерзайте и трезвитесь. Вступив в брак, соединившись «в плоть едину», «как живые камни, устрояйте из себя дом духовный» (1 Пет. 2, 5), будьте единым двойным храмом Бога нашего.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru