Русская линия
Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне Михаил Завалов15.04.2010 

Кризис рождения ребенка

Рождение первенца — великая радость, но одновременно (и непременно) кризис в отношениях между супругами. Сразу стоит заметить, что в слове «кризис» нет ничего плохого. Все главные события в жизни — это изменения, которые подразумевают кризис: ломку старого и создание нового. От кризисов не убежишь — разве что ценой отказа от жизни вообще; кризис не надо лечить — это не болезнь, а признак здоровья. Наконец, кризис не исключает радости: в жизни все идет вместе. Однако кризисы — это возможность как «восстания», так и «падения». И потому чем лучше мы это понимаем, не питая иллюзорных надежд на стабильное счастье, тем продуктивнее проживаем неизбежные кризисы с их неизбежным страданием. Это касается всего — и не в последнюю очередь рождения ребенка.

Пара становится треугольником

Идея о том, что «как только мы родим ребенка — все наладится», обычно оказывается самообманом. Лучше быть реалистом и ожидать обратного: что все проблемы отношений между мужем и женой станут острее. 92% опрошенных супругов отмечают, что когда они стали молодыми родителями, количество конфликтов между ними возросло. Рождение ребенка стоит на шестом месте среди всех стрессов, которые человек может встретить в жизни (разумеется, тут речь идет об «остром периоде». Если же думать о долгих годах, то у бездетной пары есть свои источники неудовлетворенности.)

Ребенок означает потери. Одно исследование показало, что чем сильнее отношения супругов до рождения первого ребенка окрашены романтикой, тем сложнее для них переход к состоянию родителей. И это понятно: такие пары больше наслаждались временем, проведенным вдвоем, — и, соответственно, больше потеряли. Пара теряет былую свободу и сталкивается с новыми трудностями. И еще важнее для отношений тот факт, что с момента рождения первенца это уже не пара, а треугольник, и людям надо заново разбираться в том, кто есть кто. Отношения между мужем и женой необратимо меняются, старые ломаются, строятся новые. Потому рождение ребенка смело можно назвать кризисом отношений, хотя об этом редко говорят.

Есть ли брак после рождения ребенка?

Даже если на молодую мать не обрушиваются особые сложности в виде послеродовой депрессии или нехватки нужных ресурсов (денег и поддержки), появление первенца все меняет радикальным образом. Меняется центр занятий и цели семьи, структура расходов и расписание, родители берут на себя новую и крайне серьезную ответственность на 24 часа в сутки. И если это первый ребенок, им почти каждый день нужно принимать совершенно новые решения, к которым они по определению не готовы.

Само по себе общее дело с общими трудностями не обязательно усиливает конфликты, оно может и сближать людей. Для динамики отношений тут, быть может, важнее другое: появляется совершенно иная география эмоциональной жизни. У мамы возникла новая необыкновенная близость с новорожденным. А муж из этих отношений в значительной степени исключен с самых первых дней жизни младенца. Он искренне радовался приходу в дом ребенка и гордился своим отцовством — а потом с горечью открыл, что оказался тут посторонним и утратил свое значение для жены. Его считают счастливым папашей и поздравляют, а он тайно чувствует себя третьим лишним, как будто его бросили, ему изменили. А его жена принадлежит другому. Девять месяцев она вкладывала всю себя в его существование, а теперь — это ее важнейшие взаимоотношения. Причем он, в статусе «счастливого отца», никому не может на это пожаловаться, потому что в ответ услышит обвинение в эгоизме или что он не любит ребенка. Конечно, это описание типичной проблемы, которое не совсем верно или совсем неверно для многих конкретных пар. Тем не менее, такой «эмоциональный развод» часто встречается и порой заканчивается эмоциональным уходом мужа. Оставшийся не у дел, он может искать спасения в работе и карьере, «потому что нам теперь крайне нужны деньги». В более трагических случаях средством ухода может стать алкоголь или реальная измена.

А если пути супругов расходятся и муж (хотя бы только в эмоциональном смысле) отдаляется, жена, предпочитающая быть прежде всего мамой, может еще сильнее погрузиться в ребенка. А у того свои задачи — ему очень скоро понадобится независимость во все больших и больших количествах, а мама, в центре жизни которой стоит ребенок, не слишком охотно будет его от себя отпускать.

Во избежание «эмоционального развода»

Чем больше муж вовлечен в отношения (не просто в «обеспечение ухода») с ребенком и чем больше у пары пространства, где они чувствуют себя не родителями, а супругами (на это остается слишком мало времени и сил), тем вероятнее, что им удастся избежать описанного выше сценария «эмоционального развода».

Часто малыш на первых неделях жизни дает папе (в отличие от мамы, которая связана с ребенком телесно) слишком мало обратной связи: он не улыбается и как будто не реагирует — только плачет, и с этим кошмаром нужно срочно что-то делать. («Кто я для него? Несостоятельный папа?» — может думать про себя юный отец.) И бывает, что мама не подпускает отца к своему святилищу детской и не доверяет ему уход, потому что «он ничего не может сделать как следует». Доверие тут никогда не повредит.

Кроме того, супругам в этой сложной ситуации важно оставаться супругами, на что требуются героические усилия. Им надо проводить вместе время, когда они не говорят о младенце, потому что достаточно сильно интересуются друг другом. В конечном итоге, от этого будет лучше и самому ребенку.

Кризис проще пережить конструктивно, если двое уже научились жить вместе — научились решать конфликты и разговаривать откровенно. Если муж может посетовать на свое одиночество, а жена рассказать о своей новой привязанности к ребенку и при этом они не чувствуют себя виноватыми — это все меняет. Чем лучше они освоили совместную жизнь до рождения первенца, тем им будет проще и втроем. Однако любая самая прекрасная пара никогда не способна заранее научиться всему, что нужно.

Все родители неадекватны

Нерешенные супружеские конфликты часто делают ребенка ареной борьбы. Особенно когда младенец начинает ходить и может устраивать беспорядки — открываются, что у его родителей две очень разные философии воспитания. Как кормить, во что одевать, какие мультики смотреть, заниматься ли скрипкой… Конечно, эти вещи стоят в одном ряду с любыми другими конфликтами двух разных людей, скажем, по поводу финансов или родственников, но конфликты на детскую тему, увы, часто напрямую затрагивает самого ребенка. Когда, скажем, один родитель — сторонник суровых мер, а другой это компенсирует «добротой», или один слишком сентиментален, а другой холоден, ребенок оказывается в ненадежном мире семьи с двумя наборами правил. Когда мама говорит: «Почему ты разбросал игрушки? Ты же знаешь, что папа придет и будет сердиться» — ребенок становится заложником в неразрешенном конфликте родителей. Лучше бы они договорились обо всем, не вовлекая в свои споры ребенка, — причем это лучше и для самих родителей, и для ребенка. Ему легче жить и расти при согласии мамы с папой, потому что так он свободен от бремени неопределенности. Но полное согласие встречается довольно редко, и ребенок неизбежно страдает.

Увы, родители всегда неадекватны. Может быть, это главный стресс любого ответственного родителя, стресс, который действует до подросткового возраста ребенка и далее: я обязан дать ему счастливую жизнь, но у меня это не слишком хорошо получается. (Психологические статьи о воспитании часто тут подливают масла в огонь — они снова и снова убеждают родителя в его неадекватности.) И это не только невротические страдания, но и правда. Любая пара долгие годы учится жить вместе и попутно, еще не освоив всех важнейших уроков, на каком-то этапе рожает первого ребенка. Конечно, есть ужасающе неготовые пары, которым хочется сказать: «Пожалуйста, подождите — это будет катастрофа для ребенка». Но если бы все пары ожидали полной психологической, финансовой, карьерной и так далее готовности, то… род человеческий бы просто вымер.

Мы передаем детям жизнь и свои ценности — но всегда попутно нагружаем их бременем нашего несовершенства. Такова реальность: ребенок будет страдать от нашего несовершенства всю свою жизнь. Первый ребенок часто страдает больше — он попал в менее подготовленную среду. И любой ребенок неизбежно понесет дальше по своей жизни наши проблемы и будет страдать от наших недостатков в любви. Это ужасающая реальность, но многие дети с нею справляются и даже решают наши нерешенные проблемы в своей жизни — за нас. Так что ребенок для родителей — повод любить, поддерживать и прощать друг друга.

Новый этап пути

Рождение ребенка — это как взрыв или ураган: жизнь становится хаотичной и ничего не видно в облаке дыма и пыли. А потом пыль опускается, и двое видят, что их брак стал другим, необратимо изменился. Не обязательно он стал хуже или лучше, чем раньше, но в любом случае он стал совершенно иным. Это новый этап.

И еще рядом с ними ребенок, который властно на каждом шагу напоминает: «Вы должны научиться говорить друг с другом, хорошо спорить и решать проблемы, прощать друг друга, любить друг друга больше, чем меня, — если вы действительно хотите дать мне основы для хорошей жизни». Парадоксальным образом, хороший брак папы и мамы — одно из самых важных «наследий», которые они могут передать своему ребенку.

http://www.ioannp.ru/publications/564 695


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru