Русская линия
РИА Новости Андрей Низамутдинов23.09.2004 

Морис Дрюон: у западной прессы начинается ментальный ревматизм, когда речь заходит о России
Несогласие с тем, как французская пресса освещает жизнь в России, высказал известный писатель Морис Дрюон

«Когда происходят потрясения или трагедии, это данность. Но почему пресса всякий раз упрекает президента и почти автоматически критикует решения, которые он принимает, чтобы препятствовать злоупотреблениям и противостоять драмам?» — задается Дрюон вопросом на страницах «Фигаро».

Он отмечает, что за четыре с половиной года пребывания на посту президента Владимира Путина страна начала выходить из «экономического и морального хаоса», в котором она оказалась после распада СССР.

«Общий уровень жизни и производительность повысились. Нищета сократилась. Разворачивается международная торговля. Российское население утратило тот серый оттенок, который прежде был ему присущ, и как будто омолодилось, вдохнув свежего воздуха», — перечисляет Дрюон.

У писателя вызывает недоумение, почему наступление Путина на олигархов, «наживших баснословные состояния и пожелавших воспользоваться ими в политических целях», во французской прессе называется «отступлением от либерализма и едва ли не посягательством на права человека».

При этом Дрюон напоминает, что это происходит в то время, когда в самой Франции «все левые и даже центристы позорят либерализм, разоблачают его как социальный грех, и когда на наших руководителей предприятий, если в их действиях замечено или только подозревается малейшее уклонение, напускают судебных следователей».

Ежедневные заявления французской прессы о том, что «свобода слова в России находится в опасности» опираются на цитаты из публикаций российской прессы, в которых открыто критикуются принятые меры и решения, отмечает писатель. «Какие несогласные мнения можно было высказывать при Сталине или Брежневе?» — замечает он.
Напомнив о серии недавних терактов в России, писатель особо останавливается на трагедии в Беслане, отмечая, что «расправа над школьниками, устроенная фанатиками, останется в истории человечества как одно из самых жестоких зверств».

В этой связи Дрюон задается вопросом, почему французская пресса вместо того, что «выступить всем миром против кровавого безумца, который берет ответственность за эти преступления», излагает заявления «чудовищного Шамиля Басаева», и при этом критикует президента России за решение назначать губернаторов, что якобы станет «серьезным сокращением демократии».
«Полно, опомнимся! В нашей дорогой Франции префекты регионов избираются всеобщим голосованием или все-таки назначаются главой государства?» — вопрошает писатель.

По его мнению, «у французской прессы и западной прессы в целом начинается своего рода ментальный ревматизм, когда речь заходит о российских делах».
«Мы не освободились от того латентного страха, который внушала советская империя», — замечает Дрюон.

Напомнив, что «чеченский вопрос возник не вчера, а 220 лет назад, когда Россия решила защитить свои южные границы», Дрюон пишет: «Сегодня пламя занялось вновь, и сильнее чем прежде, питаемое глобализацией информации и доступом исламского фанатизма к самым современным средствам уничтожения. Оно уже перекинулось на соседние территории».
В связи с этим Дрюон призывает задуматься над тем, «какой глобальный дисбаланс» возникнет, если это пламя распространится на все мусульманские республики Азии.

«В подобных ситуациях лучше помогать, чем давать советы», — отмечает писатель.
«Не будем совершать ошибку, в которой упрекаем американцев, и не станет думать, что наш тип демократии — единственный имеющий право на существование, который должен повсюду применяться, если не насаждаться», — продолжает писатель.

«Вместо того чтобы критиковать, откроем пошире глаза, чтобы взглянуть в будущее, и поможем России, тем более что мы в состоянии это сделать, бороться против терроризма, который нас всех ожидает в свою очередь. Поможем ей быть сильной», — призывает Дрюон.
«Континент гораздо более нуждается в ее безопасности и процветании, в ассоциации в надлежащее время между Евросоюзом и Россией, чем в интеграции Турции, которая гигантскими шагами возвращается к исламизму. Научимся видеть, где находятся настоящие опасности и в чем заключены высшие интересы», — заключает Дрюон.

Морис Дрюон дважды встречался с президентом России Владимиром Путиным. В первый раз он был принят российским президентом в ходе своей поездки в Москву в январе 2003 года. Переговоры вместо запланированных получаса продолжалась более трех часов.

В феврале того же года Владимир Путин в ходе своего визита во Францию побывал в усадьбе Дрюона.

ПАРИЖ, 22 сентября


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru