Русская линия
Зеркало недели Екатерина Щеткина21.09.2004 

Мандат небесный


Как правило, чем ближе к выборам, тем чаще возникает в речах слово «доверие». Особенно часто это слово звучит в устах церковников, настаивающих на исключительном влиянии церкви на умы граждан. При этом они непременно ссылаются на соцопросы (что, как правило, не совсем корректно) и «мнение политологов» (как правило, анонимных). Однако вряд ли даже самый смелый политолог на данном этапе будет утверждать, что непосредственные политические призывы церкви способны заметно повлиять на решение избирателя. Учитывая же то, что подавляющее большинство граждан, согласно все тем же соцопросам, не признает непосредственного влияния церкви на свои электоральные предпочтения, в этом тонком вопросе церкви приходится действовать не столько посредством прямых призывов голосовать за того или иного кандидата (или более осторожно — за тот или иной круг идей), сколько непрямыми методами. Призывы, страшилки, лозунги набили оскомину, и влияние церкви на результаты выборов зависит теперь больше от умения создавать и поддерживать в пастве определенные настроения, из которых и рождаются окончательные решения.

Накануне избирательной кампании показалось, что в церковно-политической сфере появится хоть какая-то интрига. И то сказать: В. Ющенко, как отметили информ агентства, перед походом в ЦИК получил благословение в УПЦ, а Патриарх Филарет в интервью «Громадському рад¦о» заявил о возможной поддержке В.Януковича. Узкий круг журналистов, пишущих на церковную тематику, сказали «ого!» и потерли руки в предвкушении чего-то свежего. Ведь право слово, скучно становится: все определились и вот уже столько лет занимаются перетягиванием идеологического каната между «национализмом» и «патриотизмом», «славянским единством» и «державностью», уверенные в том, что это понятнее для прихожанина. Однако тех, кто заинтересовался возможными идеологическими переориентациями политиков или церковников, просят не беспокоиться: все остались на своих местах. Ющенковский «дрейф», как выяснилось позже, объяснялся лишь тем, что «в его родном селе не оказалось церкви УПЦ КП». А слухи о том, что готовится встреча представителей его штаба с руководством РПЦ, оказались несколько преувеличенными. Конечно, личность не совсем равнодушного к вопросам религии и симпатизирующего УПЦ А. Зинченко, возглавившего штаб В. Ющенко, давала материал для подобных домыслов. Но дальше домыслов дело не пошло. Пока, во всяком случае. Ибо российские церковные аналитики, несмотря на некоторое потепление к В. Ющенко светской прессы, не уставали напоминать читателям церковных СМИ о присутствии в его рядах тех, «кто громил православие на Западной Украине» и прочих «бандеровцев».

О роли российских церковных СМИ в украинских предвыборных кампаниях можно написать отдельный том. Если вообще можно представить себе что-то, способное вызвать некий «правый» крен у уравновешенного до неподвижности украинца — жителя центрального региона страны (не говоря уже о тех, кого и так слегка «ведет вправо»), так это чтение статей об Украине в исполнении российских околоцерковных авторов. Иногда у меня лично возникает мысль, что они старательно выполняют заказ украинского националистического подполья. Несколько славных страниц было написано и в ходе нынешней кампании. Аргументы в пользу В. Януковича, который («единственный») в состоянии «обеспечить федерализацию Украины», «государственный статус русскому языку», «укрепление связей с Россией», «противостоять интеграции Украины в Европу и НАТО», возможно, подействовали бы позитивно лет десять назад. Сегодня же, по крайней мере для половины территории страны, они выглядят несколько прямолинейно, наивно и способны вызвать эффект, обратный ожидаемому. Конечно, эти статьи чаще всего публикуются для российского читателя — в первую очередь церковного, т. е. направлены на поддерживание именно в нем великорусской идеи. Но ведь украинский читатель чаще всего на это скидок не делает…

Однако и без стараний со стороны российских собратьев по перу легко заметить, что с наклонностями УПЦ ничего фатального не произошло. Эта конфессия по-прежнему четко придерживается генерального курса и колеблется только вместе с ним. Если на последних парламентских выборах высшему руководству конфессии удалось выдержать лицо и так и не высказать никаких политических предпочтений, то в этот раз крепость не выдержала осады. Да и какая вдова ему молвила б «нет»? Мало того, что «их» кандидат — еще и действующий премьер-министр (а «дружба с властью» всегда отличала отечественное православие и УПЦ в особенности), при котором у УПЦ один за другим заключаются договоры о сотрудничестве с министерствами и ведомствами. Он еще и щедрый жертвователь и попечитель, инициировавший и поддержавший восстановление Свято-Успенского Святогорского монастыря, в этом году получившего статус лавры. Кроме того, в период его губернаторства в Донецкой области было построено еще 63 храма, о чем напомнил нам сам предстоятель УПЦ митрополит Киевский Владимир. Разве можно не вознаградить такое рвение? Особенно учитывая то, что В. Янукович в исполнении церковной прессы — искренне верующий христианин. Достаточно напоминания о том, что его духовным отцом был сам схиархимандрит Зосима — старец Зосима, в народе величаемый «святым», известный подвижник православия и ревнитель безусловного церковного единства с Московским патриархатом.

А тут еще совместное посещение премьер-министром и предстоятелем УПЦ митрополитом Киевским Владимиром, митрополитом Донецким Илларионом и наместником Киево-Печерской лавры епископом Павлом (компания сама по себе незаурядная) Святой горы Афон. В связи с этим событием церковная пресса с восторгом писала о проявлении «истинных религиозных чувств» означенного кандидата в президенты. Притом напоминалось, что «кому попало» Царица Небесная не позволила бы «ступить на Святую Землю» (такое вот пикантное замечание). Один же из наиболее откровенных источников назвал даже имя этого «кого попало» — В. Ющенко (в ряду анонимных «раскольников и еретиков»), после чего следовал пассаж о необходимости голосовать за того, кого «благословила Сама Царица Небесная». Так-то. Это вам не «государственный статус русскому языку» и не «препятствие евроинтеграции» — это «небесный мандат», так сказать.

Конечно, можно только удивляться тому, как легко церковные люди разбрасываются подобными «мандатами» и сводят Богородицу до уровня ЦИК. На этом фоне история с «христианскими дневниками», подаренными украинским школьникам по инициативе премьер-министра (согласно информации, опубликованной на сайте его штаба), с фотографией самого В. Януковича в обществе митрополита Владимира — просто маленький курьез. А откровенно проянуковичская позиция наибольшего радетеля за единство с Россией митрополита Одесского Агафангела, которому, в частности, принадлежит такой пассаж: «Этот человек заслуживает внимания Бога и людей. Я призываю верующих одесситов отдать свои голоса на ближайших выборах за достойного кандидата в президенты — Виктора Федоровича Януковича» — просто реализация предвыборной политики конфессии. Конечно, в Обращении Синода УПЦ к духовенству и мирянам по поводу выборов соблюден добрый тон и приличествующая церкви осторожность в формулировках. Но выглядит она рядом с приведенными выше фактами и высказываниями «второго человека» конфессии несколько наивно. Что уж тут осторожничать? После всего сказанного и сделанного наставление «выбрать того, кто уже проявил свою честность, принципиальность, кто доказал, что болеет за свою державу, искренне любит свой народ и подтвердил это конкретными делами», воспринимается как разлогое иносказание.

Подобная политическая ориентация УПЦ была вполне прогнозируема, хотя хотелось думать, что все будет делаться не настолько откровенно. Ведь накануне парламентских выборов митрополиту Владимиру как-то удалось не проявить симпатий ни к одному из блоков. В этот раз премьер-министру была оказана значительно большая честь. И ему не в чем упрекнуть УПЦ — ее руководство сделало, что могло, а околоцерковные организации и пресса досказали то, что в силу определенных условностей не смогли сказать сами владыки. Что же до попыток команды Ющенко несколько уравновесить конфессиональное реноме своего кандидата, то все это осталось лишь инициативой команды Ющенко, которая не нашла горячей поддержки у руководства УПЦ. Разумеется, речь только об официальной позиции руководства конфессии — конфессии, напомню, отнюдь не такой однородной и не отличающейся идейной сплоченностью, как бы ни хотели убедить нас в обратном ее идеологические соперники. Однако для избирателя-прихожанина через СМИ и обращения клириков транслируется именно официальная позиция конфессии и именно она определяет в глазах общественности предпочтения УПЦ как целого.

Зато предстоятель УПЦ КП патриарх Филарет проявил на начальных этапах некоторую оригинальность. Его растиражированная фраза о возможной поддержке В. Януковича могла показаться, мягко говоря, странной. Но лишь на первый взгляд. Надо сказать, что предстоятель УПЦ КП, хоть и был предан анафеме и возглавляет непризнанную церковь, — вполне восточнохристианский архиерей. По образу мыслей, так сказать. Его взгляды на государственно-церковные отношения мало чем отличаются от позиций того же патриарха Московского — оба они поддерживают «державницкие идеи», только один великорусскую, а другой — украинскую. Оба уверены в необходимости теснейшего сотрудничества церкви и государства. Оба склонны к нецерковной риторике и подмене религиозного идеологическим. Что и говорить — школа-то одна.

И все же не стоило так серьезно воспринимать заявление о возможной поддержке В. Януковича со стороны подведомственной патриарху Филарету конфессии. Сказано это было еще до начала активной фазы президентской кампании, и разве что в качестве намека на возможный союз. Предполагалось, в штабе В. Януковича могут догадаться, что влияние УПЦ КП наиболее сильно в тех регионах Украины, где рейтинг Януковича особенно низок, а стало быть есть возможность поправить там дела, разыгрывая церковную карту. Однако изначально было ясно, что подобный союз вряд ли возможен. Ведь тот, кто поддерживает УПЦ (и имеет все шансы найти поддержку у нее), вряд ли сможет заключить подобный союз и с противоборствующей конфессией. А УПЦ не только выгодный союзник — выгодный чисто статистически, т.к. имеет наибольшее количество приходов в Украине, но союзник старый, испытанный и уже многим обязанный. Поэтому вряд ли сам патриарх Филарет сильно верил в возможность союза, когда говорил о своей готовности к нему. Но и не сказать об этом он не мог — никогда не стоит упускать возможность продемонстрировать свою лояльность. А заодно и нынешним союзникам наука: нет «правильной» церкви в родном селе — можно и в соседнее съездить.

Впрочем, контекст высказывания патриарха не оставляет сомнений относительно его настоящих (а не возможных) союзников и политической ориентации. В. Януковичу патриарх обещал поддержку своих верных только при одном условии: если тот поддержит Киевский патриархат, идею построения в Украине Единой поместной православной церкви. Тут же патриарх указал на того, кто уже зарекомендовал себя на этом поприще — В.Ющенко. «Мы не ограничиваем волю наших верующих, они могут голосовать за ту или иную партию, — отметил патриарх, — но мы просим, чтобы они придерживались нашего принципа защиты интересов Украинского государства и Украинской православной церкви Киевского патриархата».

Сетуя на то, что идея Единой поместной православной церкви до сих пор не воплощена, патриарх Филарет высказывает надежду, что это сделает следующий президент. Вот так, оказывается, возникают церкви — их появление зависит не от высших сил, а от того, кто будет президентом. Ничуть не уступает пассажу о том, что Богу следует обратить внимание на Януковича.

Несмотря на известную друзьям и недругам прямоту, проявленную, в частности, в нынешней предвыборной кампании, в обращении Поместного собора УПЦ КП блюдет приличия, так же как обращение Синода УПЦ. В Послании приведен перечень качеств, которыми в первую очередь должен обладать кандидат, достойный голоса верного УПЦ КП: любовь к своему народу и своему государству, желание печься об укреплении суверенитета, политической и экономической независимости Украины. Главное — никаких имен. Впрочем, оно и необязательно — коллеги из УПЦ и их СМИ сами все всем разъяснят…

Не изменила своим привычкам и ориентациям и УГКЦ. В том, что и как сделает руководство этой конфессии, можно было не сомневаться. Вопрос был только один — насколько радикальны будут ее высказывания. После заявления, сделанного в начале года, в котором Синод УГКЦ резко критиковал политику государства и призывал своих верных к активности, оставалось только ждать традиционного Обращения Синода УГКЦ по поводу выборов. Напомню, что «Инструкция избирателю», подготовленная УГКЦ к парламентским выборам, критиковалась за «непрямые указания» — вроде тех, что прозвучали в посланиях православных конфессий в этом году. К нынешним выборам Синод УГКЦ постарался издать максимально нейтральный документ — идеологически нейтральный, имеется в виду. Здесь вы уж не найдете спекуляций по поводу «коммунистического плена» или «пренебрежения к украинскому». Зато здесь приведен список электоральных злоупотреблений — одностороннее информирование, использование админресурса, покупка голосов, фальсификация результатов. К каждому из пунктов приведены разъяснения и предостережения. «Готовые рецепты» отсутствуют. Не выдвигает УГКЦ и таких требований к кандидатам, как поддержка их церкви или какой-либо церковной идеи.

В то же время хорошо заметно стремление руководства конфессии поддерживать высокий электоральный тонус у своих прихожан. Для этого используется разнообразный арсенал церковных средств: создана и распространена специфическая «Молитва о выборах», в течение четырех месяцев до выборов за литургией следуют молитвы за честные выборы (о подобной инициативе объявила, кстати, и УПЦ КП), за два месяца до дня голосования началась непрерывная молитва монахов и монахинь УГКЦ «за хорошие и честные выборы», мотивы гражданской активности пронизывают проповеди.

Можно сказать, что по методам реализации собственной позиции УГКЦ снова на полкорпуса опережает православных коллег. То ли они в другой школе учились, то ли понимают, что католической церкви в «православной стране» следует действовать иными методами — ни тебе совместных паломничеств, ни громких заявлений о том, «какой кандидат благословенный», ни «христианских дневников», ни рассуждений о роли президента в создании церкви. А эффективность, пожалуй, ничуть не ниже. Конечно, у них материал поподатливее — население Западной Украины всегда отличалось значительно большей политической активностью и четкостью идеологических позиций, чем собратья из Центральной, тем более Восточной Украины. Да и с влиянием церкви на умы граждан в Западной Украине ситуация несколько иная. Впрочем, об обратном движении тоже не следует забывать. Судя по всему, самим церковникам о нем забыть не удается. И если штаб В. Януковича в Львовской области обвинил яворивского священника в том, что он «инициировал несанкционированный митинг в поддержку Ющенко», то упомянутого священника можно, осудив, еще и пожалеть — попробовал бы он не «инициировать"… Конечно, иным политикам и даже церковникам, практикующим в других регионах, не всегда понятно, что бывают моменты, когда отказать пастве ну совсем уже невозможно. Не только потому, что ты разделяешь ее взгляды. Но и потому, что если ты не можешь сдержать движение, его надо хотя бы возглавить…

Именно в таком положении находится УГКЦ у себя дома. Ее руководство уже не нуждается в громких заявлениях и откровенной поддержке того или иного кандидата — люди все сделают сами. Важно только пробудить в них активность, создать атмосферу больших надежд и большой же ответственности. Заставить их действовать.

Политические ориентации УАПЦ на этих выборах высказываются крайне глухо и спорадически. Если на минувших парламентских выборах ее позицию можно было, по крайней мере, сформулировать, то теперь, спустя всего полтора года, о ней можно разве что догадываться. Видимо, работа по выведению этой конфессии из числа основных игроков на церковном поле вполне удалась. Редактируемая Е. Сверстюком газета «Наша вера», выходящая при Патриархии УАПЦ в Киеве и традиционно поддерживающая В. Ющенко — в данном случае прежде всего газета, а уж потом печатный орган определенной церкви. Сама же позиция конфессии почти неразличима. Она сводится к редким комментариям священников, главным образом отошедших от местоблюстителя патриаршего престола митрополита Мефодия, по поводу неправомерных, с их точки зрения, выступлений церковников в поддержку того или иного кандидата. При этом их речи логичны и рассудительны, но голос их крайне слаб — почти не слышен. И об этом приходится только сожалеть, так как развал УАПЦ, происшедший не без помощи госструктур (по признанию самих церковников) и почти не замеченный как политиками, так и общественностью, привел к тому, что наиболее прогрессивная часть конфессии оказалась в изоляции, в том числе информационной. Что уменьшило количество «альтернативных» голосов в хоре церковных критиков государства. А в нашем случае потеря каждого голоса весьма ощутима. Несчастье, постигшее эту конфессию, во многом симптоматично: церковь, не имеющая мощной поддержки за рубежом и не ставшая активным игроком на политическом поле внутри страны (т.е. не готовая выполнять сиюминутные «соцзаказы» и, соответственно, не имеющая союзников в большой политике), обречена.

* * *

Нынешняя предвыборная кампания с удивительной ясностью показала, что деидеологизация церковной жизни, о которой после «церковного затишья» предыдущих выборов заговорили оптимисты, так и не произошла. Каждая новая вспышка политической активности детонирует церковно-идеологическую ситуацию в Украине. По крайней мере, в православии. А почему, собственно, она должна была произойти? Общая усталость от церковного политиканства — еще не повод от него отказываться. Тем более когда альтернатив ему нет. Когда предстоятели продолжают добиваться места у трона взамен на щедрые подарки, сооружения, договоры, предполагающие расширение церковной сети, укрепление своих позиций в борьбе с «конкурентами». Церковь по-прежнему опирается на власть и стремится всячески укрепить эту подпорку. Овцы же, вверенные этим пастырям, судя по всему, в их глазах все больше смахивают на баранов, не способных отличить грешное от праведного, земного от небесного, ЦИК от Царицы Небесной и государство от народа.

Скорее всего, церковники знают об истинной природе «доверия к церкви» со стороны граждан Украины. Но тщательно скрывают это знание. Впрочем, вполне возможно, некоторые из них и правда думают, что это доверие ко всему тому, что говорят священнослужители. А значит — и доверие к политическим призывам и идеологемам. Вот только есть одна интересная особенность у украинского верующего: он редко воспринимает то, что слышит в церкви, как руководство к действию. Когда это касается выборов и агитации за того или иного кандидата в президенты, это только радует. Но, к сожалению, это касается и его повседневной жизни, повседневного выбора — выбора между добром и злом. Казалось бы, тут церкви и без политики есть чем заняться. Хочется верить все-таки, что наши церковники понимают: доверие к церкви определяется верой каждого из нас в Бога. А этим не надо спекулировать. Некрасиво как-то…

18 — 24 Сентября 2004 года


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru