Русская линия
Красная звезда Борис Никаноров16.09.2004 

Стратегия современного экстремизма
Или почему некоторые русские становятся мусульманами

В связи с последними террористическими актами в России и на Ближнем Востоке внимание общественности вновь приковано к проблеме религиозного экстремизма. В СМИ не раз проходили сообщения о влиянии на сознание фанатично настроенных террористов ваххабитского учения. Однако мало кто в стране, кроме небольшого числа специалистов — религиоведов, может внятно объяснить, что такое ваххабизм, как он возник и чем опасен для России. Не претендуя на всеобъемлющий ответ, постараемся изложить свою точку зрения по этой далеко не простой теме.
Первоосновы учения
Согласно энциклопедическим изданиям, ваххабизм — это «религиозно-политическое движение в суннитском исламе, возникшее в Аравии в середине XVIII века на основе учения Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба». В его основе представление о единобожии (таухид). По утверждению экспертов, приверженцы учения аль-Ваххаба считают, что «Аллах — единственный источник творения и только он достоин поклонения со стороны людей. Однако мусульмане отошли от этого принципа, поклоняясь святым и вводя различные новшества (бида). Поэтому необходимо очистить ислам и вернуться к его изначальным установлениям путем отказа от бида, культа святых». Отсюда и названия ваххабитов — «мувахиддун» (единобожники) и «салафиты» (чистые).
Добавим, что нынешние последователи аль-Ваххаба не называют себя ваххабитами и предпочитают именовать себя просто мусульманами, «единобожниками», «чистыми», «последователями благодетельных предков». Хотя с точки зрения мусульманских канонов ваххабиты — в рамках ислама — являются «еретиками» (в исламской терминологии «мубтади, а»), то есть людьми, которые следуют особому религиозному учению, разработанному конкретным человеком.
В общественно-политической сфере ваххабиты XVIII века, как утверждают историки, проповедовали социальную гармонию, братство и единство всех мусульман, выступали с призывами строгого соблюдения морально-этических принципов ислама, осуждая роскошь и стяжательство. Важное место отводилось идее о священной войне (джихаде) против многобожников и мусульман, «отступивших» от принципов раннего ислама. Известно, что проповеди Ибн Абд аль-Ваххаба встретили поддержку у шейхов ряда аравийских племен, в том числе представителей рода Аль Сауд — правителей эмирата ад-Дирийя. С середины 40-х годов XVIII века Ибн Абд аль-Ваххаб включается в политическое противоборство на Аравийском полуострове, и его учение вскоре становится знаменем борьбы саудидов за объединение Аравии под их властью, а позднее — официальной идеологией первого государства саудидов. В настоящее время ваххабизм остается в основе официальной идеологии Саудовской Аравии, его последователи есть в арабских эмиратах Персидского залива, ряде азиатских и африканских стран.
По канонам ислама
На первый взгляд кажется, что ничего опасного для национальной безопасности России учение Ибн Абд аль-Ваххаба не представляет. Продолжают придерживаться на Аравийском полуострове средневекового учения, ну и ладно. Мало ли кто во что верит и сколько ведется сегодня всевозможных споров между богословами, и не только мусульманскими, по теологическим проблемам. В конечном счете это внутреннее дело приверженцев ислама, тем более что эти споры длятся уже многие столетия.
Оснований драматизировать ситуацию, ссылаясь на понятие «джихад», действительно нет. Ведь хорошо известна каноническая трактовка джихада. Она изложена в Коране: «Сражайся за Господне дело лишь с тем, кто борется с тобой. Дозволенного грань не преступай. Господь ни в чем не терпит преступления. А если враг твой прекратил войну, сложи оружие». В священной для всех мусульман книге есть и такая установка для верующих: «Зовите к Богу мудростью и красотой вещанья. И убеждайте несогласных мягкостью речей. А коль они вас не поймут, скажите „мир“ — и уходите».
Но все дело в том, что взгляды современных ваххабитов имеют мало общего с каноническими трактовками Корана. И в этом нет вины священной для мусульман книги.
Любопытно объяснение Валерии Пороховой (одной из лучших современных знатоков духовной культуры мусульманского мира и переводчиков Корана) социальной роли ваххабизма, данное ею с позиций Корана: «Кроме трех господних посланников, которые несли слово божье: Моисея, Иисуса и Мухаммеда — в разное время на землю посылались увещеватели. Не было ни одной общины на земле, которая была бы обделена милостью Господней. Но все посланники, увещеватели, реформаторы имели свое пространственно-временное ограничение. То есть были приспособлены к менталитету данной группы людей. В конце XVII века, когда саудовцы сбились с пути Божьего, к ним пришел шейх Абдал Ваххаб. Его единственной целью было вернуть погрязших в разврате людей на Господню стезю. Это была пространственная национально-религиозная доктрина, рассчитанная на конкретную территорию, национальность, научно-технический уровень».
Валерия Порохова и другие знатоки исламской религии считают, что учение Ибн Абд аль-Ваххаба годилось только на тот период и уже выполнило свою позитивную социально-политическую роль в истории. Поэтому неразумно пытаться реанимировать его в качественно другой исторической обстановке. Абсурдным выглядит стремление организовать управление людьми в соответствии с нормами и принципами, которые разработал мусульманский богослов в XVIII веке применительно к политическим нуждам и целям тогдашней племенной аристократии Аравийского полуострова.
Мусульманская ересь западных спецслужб
Многие специалисты придерживаются мнения, что, кроме названия, мало что объединяет современных ваххабитов с последователями аль-Ваххаба.
Зарождение ваххабизма в качестве новой политико-религиозной силы международного уровня произошло сравнительно недавно в качестве выполнения «социального заказа» некоторых кругов элиты Запада, заинтересованных в радикальной перекройке геополитической карты мира. У сильных мира сего, предпочитающих оставаться за кулисами событий, появилась потребность в новом политическом инструменте, и он был найден среди одного из экстремистских религиозных течений. Так, кстати, в 20-е годы прошлого века на арене мировой политики появился фашизм (выпестованный известно кем), а теперь цивилизация столкнулась с новым вызовом — на этот раз «исламского радикализма», «международного терроризма"…
Время появления проекта по развертыванию ваххабитского движения с целью установления «исламского» порядка в зоне советского влияния некоторые источники относят к семидесятым годам минувшего века. Именно тогда в аналитических центрах Запада заговорили о возможности инициирования распада СССР, воспользовавшись ошибками кремлевских лидеров. В связи с этим встал вопрос об обеспечении управления процессами после краха советской державы в прежней зоне «коммунистического влияния», включая и саму территорию России. Взоры обратили на исламский фактор, который был признан гипотетически наиболее влиятельным некоммунистическим фактором на территории «советской империи». Так, в одной западноевропейской столице, где давно имели колониальный опыт взаимодействия и манипулирования исламским миром, родилась идея контролировать постсоветские пространства посредством распространения квазиисламского учения, представляющего собой смесь ваххабизма с зайдизмом (учение полушиитской йеменской секты зайдитов).
Так ли это было на самом деле или это — очередная выдумка аналитиков, помешанных на конспирологии и «теориях заговора», однозначно утверждать не будем, но факт остается фактом: уже с начала 1970-х гг. ваххабизм стал целенаправленно и очень активно распространяться при участии некоторых западных спецслужб за пределами Аравийского полуострова. Ваххабитское проникновение осуществлялось поэтапно по нескольким направлениям:
— 70-е — 80-е годы — арабские страны (Египет, Сирия, Алжир);
— 80-е годы — Афганистан;
— 90-е годы — территория бывшего Советского Союза (Россия, Центральная Азия, Украина, Азербайджан и т. д.), Балканы, Западная Европа, американский континент.
В мире возникла разветвленная сеть ваххабитских группировок и ячеек, учебных заведений, тренировочных лагерей и налажена система их финансирования, в том числе за счет доходов от наркобизнеса и других отраслей «теневой экономики».
Особая ставка сегодня сделана на арабских ваххабитов, которым в 80-е годы устроили «обкатку» на афганской земле. Учитывалось как наличие в арабских странах свободного «человеческого материала», не вовлеченного из-за экономических трудностей и бурного роста народонаселения в производство, так и некоторые национальные особенности. Дело в том, что теоретики ваххабизма высказывают мысль об особой избранности арабов. Дескать, одинаковые «кораны» были даны всем народам, но что только арабы смогли сохранить Коран в неизменности. Отсюда делается вывод о том, что в ваххабитском движении арабы имеют право на первенство. То, что в действительности ислам с самого начала был религией наднациональной, отрицающей превосходство одной племенной или национальной группы над другой, ваххабитских лидеров и их закулисных кукловодов не волнует.
В Афганистане в 80-е годы не только приобретали боевой опыт многие сотни арабских «солдат удачи» вроде небезызвестного главаря чеченских боевиков Хаттаба, но и отрабатывались технологии и методики разрушения изнутри традиционных исламских институтов и установления контроля над ними. Безусловно, права В. Порохова, когда говорит: «Это не Коран оброс зловещей аурой — ею обросли мерзопакостные люди, которые, прикрываясь исламом, творят бесчинства».
Так сформировалась нынешняя стратегия ваххабизма, которая основана на постепенном захвате территорий. Малые страны считается целесообразным захватывать целиком, более крупные — по областям и поэтапно с помощью сепаратистских движений.
Этапы подрывных операций
Информация, доступная исследователям феномена ваххабизма, позволяет вычленить несколько этапов подрывных операций ваххабитского подполья.
На первом этапе в стране появляются ваххабитские вербовщики. Они не ведут пропаганды, а только присматриваются. Без всяких условий предоставляют финансовую помощь потенциальным объектам вербовки, в первую очередь исламским организациям, отбирают перспективных кандидатов на роль лидеров местных объединений (джамаатов). Знакомят их со своим учением. Предполагаемым лидерам — будущим амирам предлагается присоединяться к ваххабитам.
На втором этапе будущие амиры пытаются занять видные места в традиционных религиозных структурах данной местности. Открытая пропаганда пока не осуществляется, акцент делается на создание широкого круга сторонников путем выдачи финансовых субсидий на лечение, на высшее образование за границей и т. п.
Третий этап характеризуется формированием небольшой общины — джамаата. Участники нового джамаата проходят подготовку в иностранных лагерях ваххабитов. Амиры переходят к широкой проповеди ваххабизма. Джамаат функционирует на основе самофинансирования, для чего создаются бизнес-структуры. Пять процентов общего дохода в качестве взноса переправляется в международные фонды.
На четвертом этапе в районе нахождения джамаата инициируется с привлечением традиционных религиозных структур сепаратистское (в небольших странах — оппозиционное в масштабах всего государства) движение. Джамаат поддерживает мятежников, становясь наиболее боеспособной их военной силой. Руководители небольших джамаатов могут направляться на курсы «командного состава» за рубеж.
На пятом этапе принимаются меры для обеспечения эскалации боевых действий «повстанцев». Всеми доступными способами стимулируются потоки беженцев, вообще любые значительные перемещения людей. Ситуация кризиса приводит к ослаблению традиционных исламских структур и усилению джамаатов. В подконтрольных районах создаются учебные лагеря для военной и идеологической подготовки ваххабитов.
Шестой этап характеризуется тем, что реальная власть переходит к шуре (совету) амиров всех основных джамаатов данной области. При каждом ваххабитском джамаате имеется наблюдатель-араб. Из членов шуры этот арабский «смотрящий» может найти замену проявляющему излишнюю самостоятельность амиру. Традиционные религиозные структуры на этом этапе ваххабиты предпочитают сохранять для легитимизации «повстанческого движения» в глазах местного населения и внешнего мира.
На седьмом этапе быстро уничтожают правительственные войска в случае их деморализации (как и традиционные религиозные структуры, приписывая последнее действиям официальных властей). В случае невозможности быстрой победы над правительственными войсками организуется затяжная партизанская война. Но если и такая тактика оказывается недостаточно действенной, ваххабитам остается рассчитывать на военную поддержку из-за рубежа. Для этого широко задействуются западные СМИ и «общественные организации», радеющие за «права человека».
Наднациональные спонсоры терроризма
Сегодня становится модным упрекать в поддержке «исламских» террористов США, которые, увязнув в Ираке, не прочь перенацелить активность радикальных структур ваххабитского толка в северном направлении. Но в действительности все значительно сложнее, и вряд ли в национальных интересах России злорадствовать по поводу трудностей команды Буша-младшего (приход демократов к власти ничего хорошего нам не обещает). Сама республиканская администрация США оказалась заложницей грандиозной геополитической игры влиятельных наднациональных адептов глобализации. В связи с этим у России и США есть область общих военно-политических интересов — противодействие международным террористическим структурам, предотвращение расползания по планете оружия массового поражения и технологий его производства, поддержание стратегической стабильности…
Угроза России
Современный ваххабизм можно определить как течение политического экстремизма, прикрывающееся исламом и склонное к вооруженной борьбе против всех, кто препятствует распространению ваххабитского учения и установлению его монопольного господства. В этом на собственном опыте убедились в Таджикистане в начале 90-х годов, а затем и на российском Северном Кавказе, ставшем также объектом ваххабитской агрессии, притом нетолько идеологической, но и вооруженной. Наиболее яркое проявление последней — вторжение с территории Чечни в Дагестан в 1999 г. чеченских, дагестанских и арабских ваххабитов, их последующая подрывная деятельность на территории РФ, притом не только на Северном Кавказе.
Думается, что опасность духовной агрессии современного ваххабизма сегодня в России еще недооценена. Наиболее серьезно ее воспринимают отечественные служители ислама, хотя и в их среде нет единства по этому вопросу. Некоторые религиозные деятели утверждают, что «нельзя считать ваххабизм экстремистской идеологией». Но большинство представителей мусульманского духовенства придерживаются противоположной позиции.
«Много лет мы ведем работу по разъяснению опасной и преступной сущности ваххабизма, который не только служит инструментом дестабилизации обстановки, но и наносит огромный вред исламу, — говорилось, например, в заявлении Координационного центра мусульман Северного Кавказа. — На наш взгляд, ваххабизм, под каким бы соусом он ни подавался, не может быть признан в России. К сожалению, некоторые религиозные деятели и сейчас придерживаются мнения, что ваххабизм может быть хорошим и цивилизованным, а может — плохим и экстремистским. Считаем такое мнение глубочайшим заблуждением. Сегодня никто не рассуждает, бывает ли хороший и цивилизованный фашизм. Подобная постановка вопроса просто абсурдна. Такому же общественному осуждению должен быть подвергнут ваххабизм. Во многом именно нерешительность, непоследовательность, а зачастую и неосведомленность некоторых религиозных деятелей привела к трагедии на Кавказе. Нельзя допустить, чтобы даже намек на повторение этих событий вновь имел место».
Еще более решительно настроен муфтий Пермской области Мухаммедгали Хузин, который выступил с инициативой законодательно запретить в России ваххабизм, назвав его «псевдорелигиозным радикальным и экстремистским течением, близким к тоталитарным сектам».
Нельзя не видеть, что деятельность придерживающихся ваххабитских взглядов боевиков, совершающих варварские террористические акты, в глазах миллионов людей невольно бросает тень на ислам — одну из традиционных религий России и подрывает межконфессиональный и межнациональный мир в нашей стране. Немало людей атеистических убеждений или христианского мировоззрения по незнанию ставят знак равенства между ваххабизмом и исламом в целом.
Конечно, было бы большим упрощением отождествлять приверженцев учения аль-Ваххаба с фанатично настроенными террористами. Но особенности в трактовке джихада как вооруженной борьбы с «неверными», нетерпимость к людям с иными мировоззренческими взглядами превращают ваххабитское сообщество в питательную среду для вербовщиков из экстремистских структур, пользующихся поддержкой из-за рубежа…
Идеи, как известно, могут быть побеждены только идеями. Законодательными запретами мировоззренческую борьбу выиграть невозможно. И именно сами российские граждане, исповедующие ислам, его служители способны — при правовой поддержке государства — нанести в сфере общественного сознания поражение политико-религиозному экстремизму.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru