Русская линия
Русский курьер Валиулла Якупов16.09.2004 

«В Татарстане до сих пор существует вахаббитское подполье»

Валиулла хазрат Якупов, первый заместитель муфтия Татарстана, 14 лет назад работал заместителем секретаря по идеологии в комитете комсомола одного из крупных казанских вузов. Теперь он отвечает за идеологию мусульман целой республики, однако опыт прежней работы позволяет ему смотреть на нынешние события с «государственной» точки зрения.
— Как реагируют мусульмане Татарстана на события в Северной Осетии?
— Как все порядочные люди. Как вообще все люди… С болью в сердце, с душевным мужеством восприняли они эту трагедию. Все наше сообщество молилось вместе с заложниками, за спасение их жизней. Во всех мечетях республики в пятничной соборной молитве мусульмане молились о скорейшем благополучном разрешении ситуации. С соответствующим обращением выступал муфтий Татарстана Гусман хазрат Исхаков. К сожалению, все произошло иначе. И теперь мы вместе со всеми скорбим о таком ужасном итоге…
— А можно было рассчитывать на другой исход?
— В принципе, мы мусульмане — фаталисты. То, что предопределено Всевышним, нельзя изменить… Тем не менее, я считаю, что теперь мы подошли к какой-то черте. Это грань самоорганизации для всего нашего общества. На эту грань нас поставили политика легкомыслия и абсолютизации свободы, в том числе и религиозной, а также нежелание замечать фашистские тенденции в нашей религии.
— Вы говорите об Исламе?
— Фашизм может проявиться везде. В мусульманской культуре он тоже есть. Пресловутый вахаббизм — не что иное, как проявление фашизма. Конечно, никакой роли собственно Ислама в этих проявлениях нет. Точно так же, как не были виноваты лютеране Германии или католики Италии в феномене нацизма, фашизма, любого человеконенавистничества. Русский фашизм ведь тоже существует, но было бы странным обвинять в этом Православие… И мне бы очень хотелось, чтобы сейчас это поняли все. Очень жаль, что грамотность широких масс мусульман недостаточна. Они не могут отличить Ислам от его маски. Если человек называет себя мусульманином, то это еще не все, этого недостаточно. Сектанты есть в любой религии, и Ислам не является исключением… Но теперь, после этих ужасных событий я надеюсь, что правоохранительные органы будут лучше смотреть за тенденциями в мусульманской среде. Потому что беду легче предупредить, чем бороться с последствиями…
— У вас есть конкретные примеры?
— Конечно. В Ижевске много лет выходит газета «Ихлас». Это чисто вахаббитская газета, она фактически пропагандирует религиозный фанатизм, особенно среди молодежи. Понятно же, что таким образом готовится резерв для террористов. А ведь проблему можно было бы давно снять, просто никто этим не интересуется и не хочет серьезно заниматься. Правовое поле России достаточно широко, чтобы обойтись без погромов, все можно сделать в рамках закона. Сейчас я надеюсь, что в правоохранительных органах наступит отрезвление. И не только там, но и в мусульманском сообществе России.
— В Татарстане эти меры уже приняты?
— Та безудержная миссионерская активность вахаббитских проповедников, наблюдавшаяся у нас в республике пять-шесть лет назад, сейчас снизилась, но приняла, скорее, латентный характер. Мы до сих пор не свободны от этого влияния… Вы знаете, что был подрыв газопровода «Помары-Ужгород» в Кукморе. Да, рядовых участников того теракта посадили, но организаторы, идеологи остались в тени. Более того, они до сих пор ведут пропаганду.
— Кто же эти люди?
— Они всем известны. Не хочу называть имена, так это связано с судебными издержками. Но в правоохранительных структурах об этих людях знают. Как в России, так и в Татарстане они и сейчас активно продолжают свою пагубную деятельность, готовят резерв для террористов.
— Вы утверждаете, что некоторые мусульманские священники в России воспитывают будущих террористов?
— Не только в России, но и здесь, в Татарстане. Это не «официальные» духовные лидеры, я не говорю, что они занимаются этим в мечетях. Но в том же самом Кукморе, в частных домах ведется планомерная работа. Мы неоднократно ставили в известность компетентные службы, но никаких мер не было принято! Ведь и в МВД, и в УФСБ все об этом знают.
— А где находится центр управления этими группами, или же вы говорите о неких мировых силах? Откуда исходит опасность?
— Всегда важен фактор времени и места. Например, католичество для Италии было и остается прекрасной конфессией, но оно не совсем уместно в России. Я считаю, что любую религиозную культуру нельзя экстраполировать на весь мир. Поэтому, когда осуждают Саудовскую Аравию с ее вахаббизмом, я не уверен: а может быть, для них это хорошо, это именно то, что этому народу нужно? Хотя, на мой взгляд, учение вахаббизма очень ограничивает духовность, да и не только… Достаточно сказать, что два саудовских короля погибли от рук террористов.
— Однако есть признанные лидеры среди мусульман всего мира, которые не гнушаются заявлений и духовных напутствий, весьма далеких от мирных увещеваний. Например, верховный имам знаменитого каирского университета Аль-Асхар сделал однажды заключение, что «можно согласиться на убийство мусульманином сионистских женщин или детей гражданского населения, оккупировавших палестинские территории"…
— Я не слышал об этом. Сильно сомневаюсь… Фетвы — наказы не являются обязательными для исполнения всеми мусульманами. Ислам очень демократичен в этом смысле, у нас нет института Церкви, от Ислама нельзя «отлучить». Поэтому следовать фетвам или нет — личный вопрос для каждого, если, конечно, эти духовные лидеры или богословы не имеют государственных полномочий в стране проживания.
— Сергей Фридинский, заместитель генпрокурора по Южному федеральному округу заявил о том, что в напавшей на Беслан банде террористов были татары. Что вы думаете по поводу возможного «татарского следа»?
— Надо все как следует проверить. Но в любом случае, татарскому народу это не свойственно… Тем не менее, я не буду настаивать, я уже говорил, что в Татарстане до сих пор существует вахаббитское подполье, ведется скрытая пропаганда. Однако, в целом мы можем гордиться, что несмотря на разные попытки поссорить православную и мусульманскую конфессии, нам удалось сохранить в республике мир и взаимопонимание. А от исключений никто не застрахован…
— Как вы считаете, мусульманское сообщество в целом как-то отреагирует на трагедию в Беслане?
— Что касается России, то Совет муфтиев во главе с Равилем Гайнутдином уже давно принял ряд документов с суровым осуждением терроризма, были подготовлены серьезные богословские фетвы… Я не думаю, что проблему терроризма можно решить одними духовными напутствиями. Например, корни той же чеченской проблемы не только религиозные — они скорее социально-экономические. И в этой связи мне очень понравилась инициатива бизнес-сообщества России: я тоже считаю, что нужно, в первую очередь, бороться с безработицей, возрождать промышленность в Чеченской республике и на Северном Кавказе. А религиозность… Она у нас у большинства слишком молодая, все наши мусульмане — постсоветские неофиты или атеисты. Не надо зацикливаться на религиозности, лучше подумать об условиях, в которых живут люди. Именно здесь корень нынешней жестокости и варварства.

Беседовал Алексей Демин
10.09.2004


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru