Русская линия
Итоги Г Санин,
Кира Русина
15.09.2004 

Пепел Беслана

Бандиты, действовавшие в России, какой бы национальности они ни были, являются выпускниками международной школы терроризма. А потому отпор этому преступному интернационалу может дать только единый международный антитеррористический фронт

Мир скорбит по детям Беслана. Новым измерением угрозы, исходящей от международного терроризма, для всего человечества назвали теракт в Беслане президент РФ Владимир Путин и канцлер ФРГ Герхард Шредер. Новое измерение — это покушение на детей. К такой чудовищной изощренности международный терроризм еще не прибегал. Но в остальном «интернационал имени «Аль-Каиды» остался верен себе.

Теракты в России стали ярким подтверждением того, что феномен международного терроризма нельзя трактовать исходя только из наличия иностранцев в составе бандгруппы. Все куда сложнее. Террористы, действующие в России, какой бы национальности они ни были, являются выпускниками международной школы террора, обучающей своих «студентов» по единым лекалам и на одном языке. Ими управляют по Интернету и учат тому, как умереть, унеся с собой как можно больше жизней. Никаких требований, никаких переговоров, только смерть — хорошо узнаваемый почерк шахида, терроризирующего мир начиная с 11 сентября 2001 года. Именно с этой поры на террористическом алтаре прочно укрепилась «Аль-Каида». Именно с этого времени сменили свою тактику палестинские «сепаратисты», довольствовавшиеся прежде точечными взрывами и спонтанными бесчинствами. Их новым, «арабским» стилем тоже стали «живые бомбы». Террористы, действовавшие в России, оставили немало улик, свидетельствующих о том, что и их действиями руководила именно «Аль-Каида».

Международный терроризм глобализировался. И одной лишь неслаженно действующей международной антитеррористической коалиции уже недостаточно. Отпор террористическому интернационалу может дать только единый антитеррористический фронт со всеми присущими фронту подразделениями — от электронной разведки до спецназа, спецагентов и интендантов.

«Газва Муску»

В бойне при Беслане были уничтожены несколько террористов-арабов. Но это лишь «вторичный признак» международного террора. «Аль-Каида» — организация исходно арабская по составу руководства, «рабочему языку», программной идеологии аравийского ваххабизма. Но она стала международной, во-первых, действуя на международном уровне и, во-вторых, укореняясь в разных странах мира.

Механизм этого укоренения стандартен — примерно тот же путь «Аль-Каида» прошла и в Чечне.

«В том или ином регионе появлялись религиозный авторитет (он же ваххабитский улем, знаток религии) и амир (воинский командир). Потом в ваххабизм обращались местные жители, которые под каким-то значащим названием, соотносящим эту группу с общей сетью «Аль-Каиды», создавали новую ячейку, державшуюся не столько на организационных связях, сколько на идеологическом единстве», — поясняет один из ведущих специалистов по арабскому терроризму, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ Александр Игнатенко.

В Чечне все происходило по той же схеме. Возникли международные террористические группировки, которые состоят из иностранцев (саудовцев, марокканцев, алжирцев и др.) и из местных жителей — чеченцев, а также представителей других местных национальностей, включая русских, обращенных в ислам, точнее, ваххабизм. Батальон «Риядус салахиин» Шамиля Басаева (кстати, он, что показательно, требует называть себя на арабский манер Абдалла Шамиль Абу-Идрис) в этом отношении типичный пример международной террористической группировки. Она фигурирует в списке Государственного департамента США.

По информации Александра Игнатенко, в регионах Северного Кавказа сейчас развернули деятельность и другие международные террористические группы. Например, такие известные, как «Табук» (иракская группировка «Бригада ракет Табук») и «Ярмук» (боевой джамаат, сформированный моджахедами в Кабардино-Балкарии). Менее известные — «Джаннат» (в переводе с арабского — «рай»), «Сиддик». И ряд других, пока малоизвестных. Но именно «Риядус салахиин», что по-арабски, а не по-чеченски значит «Сады праведников», использует готовящихся по методике «Аль-Каиды» шахидов и шахидок.


В том, что в бесланской школе действовали именно смертники, сомнений нет. Сделанные к этому времени выводы экспертов ФСБ говорят о том, что большинство взрывных устройств в спортзале школы были «одноразовыми», то есть разминированию не подлежали. Такая ситуация — самое страшное для спецслужб: террористы методично готовятся к смерти, рассматривая пленников как «расходный материал». В частности, установлено, что боевики не только подвесили бомбы над головами заложников, но и сами, подходя к окнам, вставали на так называемые лягушки — противопехотные мины. Расчет делался на то, что, если террориста убивают и он падает, мина срабатывает, вызывая подрыв основного заряда. К тому же в углах спортзала были установлены пластиковые бочки с селитрой и алюминиевой пудрой, которые в момент взрыва мгновенно вспыхнули, создав высокую температуру, не оставив заложникам никаких шансов.

Безусловно, они могли взорвать школу сразу же после захвата, но в таком случае бессилия российских спецслужб и местной власти не запечатлели бы видеокамеры десятков телекомпаний. А именно этого, собственно, и добивались бандиты. Точнее, их духовные наставники. Ваххабитские эмиссары некоторых террористических групп никогда даже не покидали территорию Саудовской Аравии. Усама бен Ладен тоже присутствует в международном терроризме виртуально, но вполне доступен. С просьбой к нему издать фетву по тому или иному конкретному вопросу еще летом 2002 года можно было обратиться по электронной почте xlx@ayna.com. По Интернету получают благословение его последователи и теперь. Фетву ваххабитского улема можно получить и по мобильному телефону из любой точки земного шара. Все просто: списки номеров есть в Интернете. По данным Александра Игнатенко, эта услуга стоит 50 долларов.

«Важная деталь — употребляемые действовавшими в России террористами арабские выражения. Это как в искусствоведении. Опытный искусствовед, даже не зная автора картины, скажет «это — такой-то» или «школа такого-то». В последних терактах явно просматривается «аль-каидовская школа». Если в заявлениях «Аль-Каиды» теракты 11 сентября 2001 года назывались «битвой при Манхэттене» — «газва Манхаттан», то последние теракты в России именуются «битвой при Москве» — «газва Муску», — пояснил «Итогам» Александр Игнатенко.

Каждый теракт — это своего рода message, послание миру. Слово message, по-арабски звучащее как «рисаля», было употреблено в названии заявления бригады «Аль-Исламбули», взявшей на себя ответственность за теракты в российских самолетах и взрыв у станции метро «Рижская». Сама бригада «Аль-Исламбули» названа так по имени офицера Исламбули, в 1981 году совершившего нападение на президента Египта Анвара Садата и позже казненного египетскими властями. Причем названа группировка по правилам, применяемым в «Аль-Каиде».

«Дело в том, что эта международная террористическая организация создает и использует для выполнения отдельных заданий «разовые» группы, нередко получающие название «имени такого-то», — поясняет Игнатенко. — В случае, если такая группа «прославилась», она может стать «брэндом». Такая история, например, произошла с бригадой «Абу-Хафс аль-Мисри» (взяла на себя ответственность за взрыв британского самолета в Кении и теракт возле отеля Marriott в Джакарте. — «Итоги»). Она названа по имени одного из соратников бен Ладена, убитого в Кандагаре осенью 2001 года. Появление и употребление все новых названий имеет целью усилить эффект запугивания. Вот, мол, у нас сколько бригад — и такая, и этакая. По моим подсчетам, в настоящее время в мире создано не менее 500 группировок, в названии которых есть какие-то коннотации с исламом».

Случается, что за некоторыми из этих названий стоит всего один человек, который рассылает электронные письма с угрозами из какого-нибудь интернет-кафе. Между прочим, сайт, на котором помещаются заявления «бригад», зарегистрирован в Швейцарии. Но, по мнению экспертов, вероятнее всего, это действительно международные террористы и скорее всего из «Аль-Каиды». Об этом свидетельствуют и содержание, и форма заявлений.

Например, по поводу терактов в российских самолетах 24 августа таковых было два. Эксперты по антитеррору обращают внимание на то, что в них указывались детали, которые могли знать только организаторы акции. В первом заявлении говорилось, что каждый самолет был захвачен пятью моджахедами. Что явно соотносится с терактами 11 сентября, совершенными «Аль-Каидой». Там тоже были «пятерки» — четыре в четырех самолетах. Можно предположить, что операция по взрывам Ту-134 и Ту-154 тоже первоначально планировалась с использованием «пятерок», и авторы заявления от имени бригады «Аль-Исламбули» об этом знали. Но не получилось. «Если считать, что теракты 24 августа в России были «репликой» на теракт 11 сентября, то нельзя исключать, что изначально планировалось уничтожение четырех самолетов четырьмя «пятерками», — говорит Игнатенко, — но удалось реализовать только часть плана. Правоохранительные органы и спецслужбы сработали результативно». Вполне возможно: ведь и смертница, совершившая теракт возле универмага «Крестовский», явно направлялась в метро, но, по свидетельствам очевидцев, испугалась милиционеров, не просто стоявших у входа, а занимавшихся внимательным осмотром входивших.

Все для фронта

Так или иначе, террористический интернационал действует, с восторгом откликаясь на успехи своих коллег. Как отмечают эксперты, на том же самом сайте, где были опубликованы заявления бригады «Аль-Исламбули», появилось послание неизвестной группы, которая назвала себя «Сторонники вооруженного джихада». «Сторонники» после убийства террористами детей в Беслане приветствовали «геройских моджахедов, проведших операцию против европейских крестоносцев в Северной Осетии», и призвали и дальше продолжать борьбу…

В то время как Запад все еще не сошелся в едином мнении насчет того, международные или доморощенные («доведенные властью до терроризма», как выразился один комментатор на Би-би-си) бандиты действуют в России, террористический интернационал со своей геополитикой определился: Россия в его понимании — не только часть Европы, но и составляющая широко понимаемого «Запада».

Почему стрелки этого взрывного механизма переведены именно на Россию? Во-первых, как ни горько это звучит, Россия — очень удобная мишень, а стало быть, и плацдарм для демонстрации всему миру растущей мощи международного террора. Для осуществления терактов на ее территории не надо с риском для успеха операции пересекать несколько границ: пропитанная ваххабизмом Чечня — ее составная часть. Во-вторых, нельзя исключать и влияние нефтяного фактора. Россия — прямой конкурент саудовских шейхов на мировом рынке. Шейхам выгодны высокие цены; российская нефть, поступая на рынки, их явно «разбавляет». (Любопытно, кстати, что при всем стремлении дестабилизировать ситуацию ни в одном регионе нынешние террористы не взрывают нефтепроводы. А ведь еще при Дудаеве взрывали. Видимо, по необразованности.) Так или иначе, Россия подвергается прямой интервенции международного террора. И не только она: ударам террористов подверглись Соединенные Штаты, Испания, Израиль — мощная команда для формирования антитеррористического фронта. Проще всего было бы расписаться в том, что взятой на вооружение террористами шахидской тактике действий нечего противопоставить. Антитеррористический фронт должен работать на опережение.

С развернутой программой действий выступили пока лишь Россия и Германия. В совместном заявлении лидеры двух стран выразили единство в том, что с терроризмом нужно «сообща бороться везде и повсюду». Есть и вполне конкретные намерения. Например, сотрудничать в борьбе с кибертерроризмом и в предотвращении незаконного использования электронных средств связи и свободы киберпространства теми, кто угрожает общественной безопасности; координировать усилия для предотвращения приобретения или разработки террористами ядерного, химического, радиологического или биологического оружия, средств его доставки, а также связанных с ним материалов, оборудования и технологий. И, пожалуй, главное в совместном заявлении: принимать меры для изучения и сокращения факторов, способствующих вербовке террористов, в особенности террористов-смертников. Задача сложная, и трактовать ее можно весьма широко, вплоть до совместных спецопераций.

Но в основном борьбу намечено разворачивать пока в рамках международных организаций — ООН, «восьмерки», Совета Россия — НАТО, ОБСЕ, Совета Европы и ФАТФ.

Достаточно ли этого для формирования единого антитеррористического фронта? Не пришло ли время входящим в «восьмерку» великим державам в контексте новых реальностей поставить вопрос о коренной реформе этих структур? Например, о создании при ООН и НАТО мобильных антитеррористических сил — кому они сейчас нужны, их миротворцы? Или провести силами ФАТФ хотя бы одно яркое и громкое расследование по поводу финансирования международного терроризма, тряхнув как следует неприкасаемых саудовских шейхов. Или перестать сотрясать воздух заклинаниями о независимости чеченского народа в Совете Европы. Или хотя бы вернуть на историческую родину лиц типа Закаева. Неплохо было бы для начала.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru